Нейропсихология и дифференциальная диагностика когнитивных спадов и деморалпроцессов у пожилых людей

0
424
DOI: ESTE ARTIGO AINDA NÃO POSSUI DOI SOLICITAR AGORA!
PDF

ОБЗОР СТАТЬИ

VANZELER, Maria Luzinete Alves [1]

VANZELER, Maria Luzinete Alves. Нейропсихология и дифференциальная диагностика когнитивных спадов и деморалпроцессов у пожилых людей. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. 05-й год, Эд. 09, Vol. 02, стр. 30-54. Сентябрь 2020 года. ISSN: 2448-0959, Ссылка доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/psicologia/declinios-cognitivos

РЕЗЮМЕ

Для рассмотрения литературы о когнитивном снижении старения, нормальных и патологических и роли нейропсихологической оценки в дифференциальной диагностике этих спадов, был проведен поиск в специализированных учебниках, нейропсихологических руководствах по оценке и индексных научных статьях (в накидках, сиренях, пабе, медилине и scielo и научных журналах Google), обзор был проведен в ноябре и декабре 2019 года. Исследование собрало информацию о когнитивных дефицитов в нормальном старении, легкие когнитивные нарушения (CLC) и различные виды деменции, такие как: болезнь Альцгеймера (AD); Фронтотемпоральная деменция (FTD); Деменция с корпускулами Леви (DCL); Сосудистая деменция (DV); Смешанная деменция (AD/dv); деменции, связанные с другими нейродегенеративными расстройствами; инфекционные деменции и обратимые деменции. Важность нейропсихологической оценки была проверена в качестве диагностического инструмента, используя такие ресурсы, как: интервью, поведенческие наблюдения, батареи скринингов и специфические тесты (исключительное использование психолога). Нейропсихологическая оценка характеризует деменцию как прогрессирующий дефицит когнитивных функций, с нарушениями памяти от начальной фазы, что ухудшает социальную и профессиональную деятельность. Кроме того, нейропсихологическая оценка может выявить ситуации, в которых существует возможность разворота, первичных и сиквелальных состояний, а также направлять терапию и указывать прогноз.

Ключевые слова: нейропсихологическая оценка, когнитивные функции, слабоумие, старение, пожилые люди.

1. ВВЕДЕНИЕ

Увеличение продолжительности жизни, несомненно, является достижением современного общества. По словам Бурле (2013), больше всего выросла группа населения почти у всех людей в возрасте 60 лет и старше. Этот рост связан со снижением смертности от инфекционных и хронических заболеваний во всех возрастных группах. Кроме того, развитие медицинской техники, расширение доступа к услугам здравоохранения и улучшение условий жизни в целом играют основополагающую роль для роста населения в этой возрастной группе (BURL, 2013; КАЛАЧЕ и др., 1987).

Бразильский институт географии и статистики (IBGE) (2010) наблюдается увеличение старения населения в Бразилии в последние десятилетия. В тот же период было также зарегистрировано снижение рождаемости, рождаемости и смертности, что было связано с улучшением основных санитарных условий, питания и разработки лекарственных средств (ЗИМЕРМАН, 2000 год). По данным IBGE (2010), к 2050 году Бразилия будет иметь пятое место по численности пожилого населения в мире. Это увеличение ожидаемой продолжительности жизни приводит к увеличению склонности к хроническим дегенеративным заболеваниям, таким, как сахарный диабет, гипертония, в частности (CARAMELLI и BARBOSA, 2002). Кроме того, со старением возникает когнитивное снижение, которое может происходить естественным и физиологическим образом, или это может означать патологическую картину. Это условие может быть охарактеризовано как слабоумие, или присутствует как легкое когнитивное нарушение (CLC), величина которого не мешает деятельности повседневной жизни (ADL), но люди с CLC более склонны к развитию слабоумия. Таким образом, CCL можно рассматривать как промежуточный этап между нормальным старением и патологическим старением (MALLMANN и DORING, 2017).

В попытке понять все больше и больше процесс старения населения, общество уже вставил тему в формировании государственной политики. Психология стремится справиться с этим требованием, используя медицинскую помощь пожилых людей. В этом контексте нейропсихологическая оценка играет основополагающую роль, поскольку она обеспечивает поддержку ранней диагностики и способствует мерам вмешательства, которые могут задержать когнитивную дегенерацию (FRAGA, 2018).

Выполнение нейропсихологической оценки старого, даже если без когнитивных жалоб является очень важным ресурсом, так как некоторые нейродегенеративные заболевания существуют задолго до появления симптомов функциональных или когнитивных спадов (BONDI et al., 2008; CARAMELLI и BEATO, 2008).

Rossini et al. (2007) e Yassuda et al. (2010) подчеркнуть важность исследований как можно скорее, так что пожилые люди с некоторой приверженностью могут извлечь выгоду из психофармакологических и психотерапевтических мероприятий. Damasceno (2006) подчеркнул нейропсихологической оценки в качестве фундаментальной процедуры для знания когнитивного профиля людей в целом, особенно дифференцировать различные виды деменции.

Несмотря на преимущества в отношении выполнения нейропсихологической оценки, это все еще немного используется практика, в основном в случае здоровых пожилых людей или без когнитивных жалоб (FIGUEIREDO и др., 2009). Это говорит о настоятельной необходимости дальнейших исследований по проблемам старения и роли нейропсихологической оценки в этом контексте. В этом смысле целью данной статьи является проведение описательного исследования когнитивного снижения старения, подчеркивая различия между нормальным процессом, легкими когнитивными нарушениями и деменцияами, а также описывая роль нейропсихологической оценки в дифференциальной диагностике этих состояний жизни.

2. Метод

Было проведено библиографическое исследование статей, индексированного в PUBMED, LILACS, MEDLINE, SCIELO и Google Scholar, а также специализированных учебниках и нейропсихологических руководствах по оценке.

Обзор литературы был проведен в ноябре и декабре 2019 года, когда были отобраны статьи, критически проанализированы. Для поиска статей использовались следующие дескрипторы: нейропсихологическая оценка, деменция, когнитивные функции, пожилые люди, старение.

3. РАЗВИТИЯ

3.1 НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ И НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА

Нейропсихология является пограничной областью нескольких дисциплин, тем самым имея междисциплинарный характер, так как она включает в себя концепции и методы основных дисциплин, таких как: нейроанатомия, нейрофизиология, нейрохимия и нейрофармакология, а также дисциплины применения, такие как: психометрия, клиническая и экспериментальная психология, психопатология и когнитивная психология (RAMOS и HAMDAN, 2016).

Нейропсихологическую область можно понять через три взаимодополняющие нити:

а) в первом аспекте нейропсихология понимается как клиническая дисциплина для выявления профиля когнитивного дефицита пациентов, которые получили черепно-мозговые травмы или находятся в процессе старения;

б) во втором аспекте это нейробиологическая дисциплина, которая устанавливает анатомически-клинические корреляции, позволяющие лучше понять элементарные операции, динамику и пластичность когнитивных функций;

в) и третий аспект характеризуется как когнитивная дисциплина, потому что он учитывает производительность в тестах и задач, полученных субъектами с поражениями головного мозга, и в фазе старения, формулирует гипотезы тесты на основе когнитивных теорий, основанных на исследованиях, проведенных со здоровыми людьми (SI'ROFF, 2009).

В любом из трех аспектов нейропсихологическая оценка является незаменимым инструментом, так как это метод, который включает в себя несколько систематизированных процедур, для того, чтобы исследовать и сопоставить психические и когнитивные функции, связанные с функционированием центральной нервной системы (ЦНС) (MICHALICK-TRIGINELLI, 2018).

Нейропсихологическая оценка анализирует наличие поведенческих изменений, вызванных неврологической дисфункцией или когнитивными трудностями, вызванными нарушениями развития, поражениями головного мозга или из-за процесса старения (COSTA et al., 2004).

Для Кунья (2008) нейропсихологическая оценка является очень сложным типом психологической оценки, так как она требует прочной основы профессионала в клинической психологии и знакомство с психометрией, а также специализации и обучения в условиях, когда знание ЦНС и его патологий имеет основополагающее значение.

Мадер-Хоаким (2018) утверждает, что нейропсихологическая оценка состоит из детального обследования, которое имеет функцию оценки когнитивных, лингвистических, перцептивных и психомоторных характеристик, с целью связать эту работу с функциональными и структурными условиями мозга. Для этого используются методы собеседования, качественные и количественные обследования, а значит, и уточнение расширения клинических наблюдений.

Для нейропсихологической оценки используются инструменты, которые оценивают различные когнитивные области. Во-вторых, Лопес и Аргимон (2017) включены в оценку интеллектуальных навыков (ИК), академических навыков (аритметика, чтение и т.д.), внимания, умственной гибкости, ингибирования ответов, решения проблем, рассуждений, понимания языка, вербальной беглости, вербальной и вербальной памяти, навыков пространственного зрения, скорости и визуальной автомобильной интеграции и скорости когнитивной обработки.

Для оценки различных когнитивных областей, нейропсихологическая оценка включает в себя несколько инструментов, общих для различных медицинских работников, таких как интервью, наблюдения и нейропсихологические задачи. Однако, когда нейропсихологическая оценка проводится нейропсихологами с опытом работы в психологии, добавляется возможность использования психологических тестов. В соответствии с No 1 ст. 13 Закона No 4119/62, психологические тесты для исключительного использования психологами. Положения о его использовании были опубликованы в Постановлении КФП No 002/2003. Эта резолюция определяет стандарты, в соответствии с которыми тесты создаются, используются и по маркетингу (MICHALICK-TRIGINELLI, 2018).

3.2 НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СТАРИКОВ

Нейропсихологическую экспертизу в старых следует проводить с осторожностью, особенно при исследовании диагностических ситуаций, так как для этого требуется профессиональная экспертиза в понимании границ между нормальным старением, наличием КЛК и возникновением заболеваний, с учетом индивидуальных особенностей (FRAGA, 2018). В этом смысле Гил и Буссе (2009) заговорят, что:

Старение населения вызвало озабоченность у врачей, в том числе, чтобы понять, что стоит за провалами в памяти. Пожилые люди часто жалуются на то, что забывают имена известных людей, комментируя, что название предметов находится на кончике языка и не подыкают, не помнят имен мест, где они побывали; это распространенные жалобы во все более многочисленных списках. Достаточно знать, представляют ли эти трудности когнитивное снижение, связанное со старением, являются ли жалобы частью диагностики легких когнитивных нарушений (CLC) или же они на самом деле представляют собой дегенеративное состояние центральной нервной системы. Прогрессивный дефицит памяти и, по крайней мере, еще одна превосходная корковая функция (язык, исполнительная функция, праксия и зрительная функция) ставит клинический диагноз деменции, но который требует подтверждения когнитивных нарушений, путем детальной нейропсихологической оценки, особенно на начальных этапах, в соответствии с критериями NINCDS-ADRDA.

NINCDS-ADRDA, являются критериями для диагностики болезни Альцгеймера, предложенные в 1984 году Национальным институтом неврологических и коммуникативных расстройств и инсульта (NINCDS) и болезни Альцгеймера и связанных с ними расстройств ассоциации и широко используются на международном уровне (MCKHANN, 1984). Эти критерии являются определяющими для наличия когнитивного дефицита и / или подозреваемых синдромов деменции, которые должны быть подтверждены нейропсихологических обследований, прежде чем определить клинический диагноз возможной болезни Альцгеймера. Критерии также устанавливают, что окончательный диагноз может быть подтвержден только с помощью гистопатологического исследования (микроскопический анализ тканей мозга), а также указывают на когнитивные области, которые могут быть затронуты болезнью Альцгеймера (AD) (BLACKER, 1994).

3.3 ТИПЫ КОГНИТИВНОГО СНИЖЕНИЯ СТАРЕНИЯ

3.3.1 СНИЖЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО СТАРЕНИЯ

Старение является явлением, которое затрагивает всех людей. Поскольку это динамичный, прогрессивный, необратимый процесс, связанный с биологическими, психологическими и социальными факторами (BRITO и LITVOC, 2004).

Нормальное старение обычно ассоциируется с когнитивным снижением, но без существенного ущерба для АДЛ. Это снижение, вероятно, связано со снижением скорости обработки информации и изменениями в некоторых конкретных когнитивных способностей, особенно памяти, внимания и исполнительных функций (PETERSEN et al., 2001). Декарли (2003) описывает распространенность жалоб на память у пожилых людей, как очень часто, начиная от 22% до 56%, и среди когнитивных изменений, вероятно, наиболее частые жалобы в этой популяции.

Старение вызывает изменения в скорости обработки информации, обеспечивая увеличение времени для обработки данных из: чтение, понимание и запоминание (AlMEIDA и BERGER, 2007). Также часто следует отметить трудности в деятельности, которые требуют гибкости и умственной скорости при обработке информации в человеке в процессе старения (DE SOUZA et al., 2010).

Клементе и Рибейро-Филью (2008) кратко описывают основные типы памяти, и части, которые могут быть затронуты во время старения являются:

а) эпизодическая память (обернутая воспоминаниями о маленькой истории, или о том, что вы ели накануне вечером, или о том, что вы делали в последний день рождения);

б) семантическая память (связанная с знанием цвета льва или различать вилку и ложку);

в) память о процедурах (связанных с вождением автомобиля или игрой в футбол);

г) Рабочая память (занимается выполнением математических расчетов).

По словам Де Витта (2000 apud FECHINE и TROMPIERI, 2015) во время процесса старения, ЦНС является системой, которая страдает наибольшее ухудшение, так как есть сокращение числа нейронов, изменения в скорости проводимости нерва и рефлекторной интенсивности, а также ограничение реакции двигателя, силы реакции и координации потенциала.

Gallahue et al., (2013) сообщают, что в возрасте от 20 до 90 лет кора головного мозга страдает потерей от 10 до 20% массы. В других частях мозга может произойти повреждение до 50%.  Таким образом, в нормальном процессе по мере возрастов мозга биохимическая активность, выполняемая нейротрансмиттерами, нейропептидами и гормонами мозга, также снижаются.

3.3.2 МЯГКИЕ КОГНИТИВНЫЕ НАРУШЕНИЯ (CCL)

В концепции CCL задействованы память, внимание, язык, исполнительные функции и висуоконструкционные навыки. В этом случае, помимо познания, следует принимать во внимание и другие элементы, такие как исполнение старого человека и отсутствие деменциальных рамок (PETERSEN, 2009).

CCL у пожилых людей относится к состоянию, при котором есть когнитивные потери по сравнению с нормальным старением (в той же возрастной группе), но не отвечают критериям, которые характеризуют слабоумие. Тем не менее, эта конструкция претерпела изменения в своем определении с течением времени, и в настоящее время характеризуется как переходный этап между нормальным когнитивным старением и деменциальный синдром (ARETOULI и др., 2013; ПЕТЕРСЕН, 2014; VAN DER MUSSELE и др., 2014).

По словам Петерсена и др. (2014), критерий для ClC учитывает сохранение глобальной когнитивной деятельности, без функциональных нарушений, что делает невозможным выполнение ADl и нет слабоумия. Однако в более поздних статьях рассматриваются эти критерии, основанные на наблюдениях пациентов с КЛК, которые имеют минимальный функциональный дефицит, особенно при выполнении более сложных задач (FORLEN-A et al., 2013).

В этом контексте, CCL в настоящее время рассматривается как клинический синдром с дифференцированными профилями. Агрегируются биологические и генетические проблемы, предикторы прогрессирования и сопутствующих заболеваний (PETERSEN et al, 2014).

В настоящее время описаны два основных подтипа CCL: amn'stico и non-amn'stico. Подтип амнистии характеризуется снижением памяти, особенно эпизодическим, и может существовать изолированно (один домен амнестический CCL), или присутствует незначительный когнитивный дефицит в других областях, таких как; языковые, исполнительные функции или visuospatial навыки (несколько доменных амнестико CCL) (ЧЖЭН и др., 2012). Во втором подтипе (неамнестический) сохраняется память, при этом один или несколько доменов скомпрометированы (FICHMAN, 2013).

3.3.3 НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ ДЕМЕНЦИИ

Деменция определяется как синдром когнитивно-поведенческого упадка, который проявляется в нарушении по крайней мере двух психических функций, таких как память, язык и висуопространственные способности, достаточно тяжелой интенсивности, чтобы поставить под угрозу автономию пациента в выполнении деятельности повседневной жизни (DE SOUSA и TEIXEIRA, 2014).

Основными причинами деменции являются нейродегенеративные заболевания. Болезнь Альцгеймера (AD) является наиболее частой причиной достижения 60% всех деменций (LOGIUDICE, 2002). Наименее частые нейродегенеративные причины включают Леви деменции тела (DCL) и frontotemporal (FTD). В дополнение к нейродегенеративным заболеваниям существуют недегенеративные деменции, которые относятся к сосудистой деменции (DV), ответственных примерно за 25% случаев и других менее распространенных, известных как вторичные деменции, которые включают инфекционные процессы (ВИЧ-ассоциированный нейросифилис), метаболические процессы (гипотиреоз и дефицит витамина В12), а также структурные (опухоль, гематома и нормальное давление гидроцефалии) (DE SOUS и TEIXEIRA, 2014). Наконец, Есть несколько заболеваний, которые связаны с наличием побочных симптомов, некоторые из них будут описаны ниже.

Болезнь Альцгеймера (AD) – болезнь неизвестной этиологии, за исключением редких семейных случаев, раннее начало которых связано с конкретной генетической мутации (HEYMAN et al., 1984). Он характеризуется прогрессирующими когнитивными, поведенческими и функциональными трудностями, особенно в старости (REITZ и MAYEUX, 2014) и соответствует примерно 60% случаев деменции (GALLUCCI NETO et al., 2005). Типичная форма АД обычно возникает в возрасте 65 лет, с первоначальным симптомом, характеризующимся прогрессирующим антероградным эпизодическим дефицитом памяти. Эти симптомы амнезии напрямую связаны с вовлечением медиальной височной области, особенно гиппокампа и энторринной коры (DE SOUSA и TEIXEIRA, 2014). С другой стороны, эволюция когнитивных и поведенческих симптомов АД связана с продвижением неврологических изменений, которые на гистопатологическом уровне начинают представлять нейрофибриллярные клубки и старческие бляшки в головном мозге, которые постепенно приводят к потере синапсов и нейрональной смерти, клинические проявления которых появляются в виде когнитивных изменений (VALLS-PEDRET et al., 2010).

АД имеет медленную и коварную эволюцию, постепенно ухудшая нейрокогнитивные функции, такие как; ориентация, планирование, память, язык и суждения (HERRERA-RIVERO et al., 2010).

По словам Круза и Хамдана (2008), с прогрессированием деменции, субъект теряет способность управлять ADl (работа, учеба, досуг, социальная жизнь), и на более поздних стадиях, теряет способность заботиться о личной гигиене и пище, нуждающихся в помощи со стороны воспитателя. Тяжесть симптомов увеличивается по мере постепенного повреждения различных сегментов мозга (HERRERA-RIVERO et al., 2010). В этом контексте АД имеет три этапа:

а) на первом этапе преобладающей клинической данных является потеря памяти для последних фактов, с сохранением памяти для удаленных фактов. Пациент испытывает трудности с хранением и получением информации, полученной несколько минут назад. Забудьте имена, не помните, где вы хранится личные вещи, и повторить тот же вопрос снова и снова. Тем не менее, когнитивные способности, такие как языки и праксии сохраняются;

б) в умеренной стадии, ухудшение достигает других когнитивных областях, таких как (язык, последние и удаленные воспоминания, зрительные способности, а также визуальные praxias). На этом этапе пациенты теряются в своих собственных домах и испытывают трудности с одеванием и выполнением личной гигиены, и необходимо помочь выполнить ADl;

в) в тяжелой стадии, все когнитивные функции серьезно нарушены, представляет эколалия, палилалия и мутизм, недержание сфинктера, может представлять обобщенную жесткость, трудности глотания и ограничения кровати (DE SOUSA и TEIXEIRA, 2014).

По словам Пулина и Закзаниса (2002), исследования жизни все еще безвкусны, не имеют специфических маркеров для лабораторных и визуальных исследований.

Другие авторы проверили сложность в связи с окончательным диагнозом АД, и что это может быть сделано только из гистопатологического исследования посмертного мозга (BRAAK и BRAAK, 1991).

Фрототемпоральная деменция (FTD) — состоит из группировки нейродегенеративных синдромов, которые последовательно компрометирует поведение и/или язык. FTD прогрессирует быстрее, чем другие нейродегенеративные заболевания и характеризуется изменениями в движении и / или язык, и прогрессивные изменения в поведении, связанные с повреждением исполнительных функций. Слово frontotemporal является следствием дегенерации лобной и височной коры, в присутствии сохранения задних областей мозга в начале деменции. FTD чаще проявляется в возрастной группе от 50 до 60 лет (FERNANDE-MATARRUBIA et al., 2014; GHOSH и LIPPA, 2015). Однако в значительном числе людей демонстрация проходит после 80 лет (DE SOUSA и TEIXEIRA, 2014).

Клинически, FTD, с самого начала характеризуется нейропсихиатрическими симптомами, связанными с изменением личности и расстройством социального поведения. В этой ситуации, поведенческие симптомы, такие как импульсивность, расшажение, аффективное безразличие, апатия и потеря социальных правил представлены.

Эти симптомы связаны с тремя областями лобной доли (орбитальной, медиальной и спинной), а также их взаимодействием с параллельными схемами между ними, базовыми ядрами и таламусом (TEIXEIRA и CARDOSO, 2004).

Орбитальное поведение будет ассоциироваться с дезгибицией, импульсивностью, антиобщественным и стереотипным поведением. Стереотипное или ритуальное поведение может принимать различные формы, от простых двигательных и словесных стереотипов, таких как часто повторяющиеся жесты и слова, до сложных процедур. Медиальная вовлеченность (cingulate cortex) кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора кора соотносится с апатией, пассивностью и тенденцией к В зависимости от прогрессирования дегенеративного процесса до выкачки лобной доли и последующей дорсолатеральной дисфункции, появляются изменения в исполнительных функциях (DE SOUSA и TEIXEIRA, 2014).

Об этом сообщает Le Ber et al. (2006), клинически, FTD не однородна, и может представить три дифференцированных поведенческих моделей, которые; апатичные (инертные) формы, расковая форма и микста. Апатичные и раскованные формы особенно различимы на ранних стадиях, в то время как на поздних стадиях часто перекрывают формы.

Нейропсихологическая оценка является полезным инструментом для диагностики FTD, так как она исследует поведенческие и когнитивные особенности, которые позволяют достижение дифференциальных диагнозов (VALVERDE и др., 2009). С другой стороны, распознавание лобной или височной атрофии, через нейровизуацию, недостаточно для определения FTD (NEARY et al., 2005).

Деменция с Lewy corpuscles (DCL) – это нейродегенеративное слабоумие, которое представляет колебания когнитивных снижение, в сочетании с экстрапирамидными симптомами и зрительными галлюцинациями. Психические колебания состояния представляют такие повторяющиеся эпизоды бреда (острое запутанное состояние), с вмешательством в уровень сознания и внимания, без видимых причин и переменной продолжительности (DE SOUSA и TEIXEIRA, 2014; ГАЛЛУЧЧИ НЕТУ, 2005).

Дегуманные характеристики DCL имеют быстрый старт и представляют заметный дефицит в исполнительных функциях, решении проблем, вербальной беглости и аудиовизуальной производительности. Они представляют симптомы паркинсонизма, такие как гипомимия, брадикинезия, скованность и тремор отдыха. Но нейролептики могут усугубить паркинсонизм, а не улучшить. В этой классификации исключены пациенты с болезнью Паркинсона, ставший деменцией (GALVIN, 2003).

Нейропсихологический профиль пациентов с CLD связывает корковые и подкортические дефициты. По словам Кан-Вайнера и др. (2003) Наличие внимания, visospatial и visoconstructive дефицита довольно подчеркнуты в THE. Эти авторы выполнили испытание конструкции часов для того чтобы различить CLD по отношению к AD, и нашли что хотя счеты для самопроизвольного конструкции были подобны, в экземпляре чертежа представление пациентов с AD клонит улучшить и пациенты с CLD клонат поддерживать пространственные ошибки организации. Тем не менее, эпизодическая память часто менее скомпрометирована в THE, и в адидных тестах, пациенты DCL извлекают выгоду из улик (DE SOUSA и TEIXEIRA, 2014).

Специфической патофизиологией этого слабоумия является наличие lewy corpuscles, которые являются гиалин эозинофильные включения, присутствующие в коре головного мозга и стволе мозга в целом, и патологические события, связанные с АД, такие как старческий бляшки и в меньшей степени клубки нейрофибриль (GALVIN, 2003).

Сосудистая деменция (DV) – DV несут ответственность за около 25% случаев деменции, считается второй ведущей причиной деменции (KALARIA и др., 2008). Его диагноз зависит от причинно-следственной связи между синдромом деменции и цереброваскулярными заболеваниями. Отмечается клиническая неоднородность в ДВ, поскольку условия цереброваскулярных заболеваний варьируются в широких пределах, начиная от заболеваний мелких сосудов (лакунарные поражения и поражения белого вещества), крупных заболеваний сосудов (фокусные корковые поражения или множественные поражения приграничных сосудистых территорий) до внутрицеребральных геморрагических поражений (BOWLER, 2003; AURIACAMB и др., 2008).

При определении деменции, ухудшение памяти классически приоритеты (из-за коркового участия, как и в АА (APA, 2000). Тем не менее, большое количество пациентов представляют первичные нарушения в других когнитивных областях. Пациенты с DV страдают от кортико-субкортикального синдрома деменции, представляя первоначальные симптомы дефицита в нескольких исполнительных или координационных функций (РОМАН, 2002).

Смешанная деменция – это носологическое образование, как известно, представляют типичные события AD и DV в то же время. Патологические исследования показали, что более трети пациентов с АД присутствуют сопутствующие сосудистые поражения, и такая же доля пациентов с DV настоящее патологические изменения, характерные для АД (KALARIA и BALLARD, 1999).

Существует тип смешанной деменции, в которой пациент с клиническими симптомами АД представляет резкое ухудшение, связанное с клиническими признаками инсульта, который описывается как прединсактная деменция (Henon et al., 2001)

Деменции, связанные с другими нейровегетативными расстройствами – а) болезнью Хантингтона (HD), состояние, при котором память влияет во всех аспектах, а затем возникает афазия, апраксия, агнозия и общая когнитивная дисфункция; б) болезнь Паркинсона; c) болезнь Крейтцфельдта-Якоба (CJD), является прототипом болезни, вызываемой прионами, будучи инфекционным и всегда смертельным заболеванием (GALLUCCI NETO et al., 2005).

Инфекционные деменции и другие причинно-следственные агенты – алкоголизм; Нейроцистицеркоз; Герпетический энцефалит; Комплекс СПИД-деменции; Нейросифилис; Синдром Вернике-Корсакова (GALLUCCI NETO et al., 2005).

Обратимые деменции – обратимые деменции встречаются реже. Тем не менее, его диагноз очень важен, так как адекватное лечение может обратить вспять когнитивное снижение. Наиболее известными являются: а) Гидроцефалия нормального давления (NPH); b) пелагра (вызванная дефицитом никотиновой кислоты (ниацина); в) дефицит витамина В12; г) Гипотиреоз и; e) Депрессия (GALLUCCI NETO et al., 2005).

3.4 ПРОЦЕСС НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ У ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ

В связи с когнитивным снижением и большей восприимчивостью к нейропсихиатрическим расстройствам у пожилых людей, необходимо всестороннее исследование, включающее оценки таких параметров, как язык, моторная координация, восприятие и сенсорные условия, способность абстракции, рассуждения, внимание, расчет и память.

Нейропсихологическое обследование имеет важное значение в гериатрической клинике. Как описано Мораис и др. (2010):

Нейропсихологическое обследование представляет многочисленные приложения в гериатрии и направлена на применение психометрически проверенных и стандартизированных тестов для когнитивной, функциональной и поведенческой оценки, выявления синдромов, лекарств, психических расстройств и когнитивных дефицитов, а также влияние на деятельность, работу, социальную, семью и отдых.

Когнитивная оценка имеет основополагающее значение как для диагностики, так и для планирования и выполнения терапевтических мер, описанных в тексте ниже.

Реализация когнитивной оценки может быть полезным инструментом в общей оценке пожилого пациента, позволяя врачу общей практики, психиатру, неврологу или гериатрии получить информацию, которая поддерживает как этиологическую диагностику картины, как планирование и выполнение терапевтических и реабилитационных мер, которые будут выполняться в каждом конкретном случае. К сожалению, это не обычная практика в Бразилии в области здравоохранения в первичной медико-санитарной помощи, и даже вторичной, будь то в психиатрии, неврологии или гериатрии (АЗАМБУА, 2007).

Оценка когнитивного скрининга имеет основополагающее значение для оценки психического здоровья пожилого населения, поскольку она представляет собой большую уязвимость к развитию деменции, при этом растет озабоченность в связи с выявлением проблем, которые омпрометирует ее автономию и функциональный потенциал (A-A-MBUJA, 2007; ШЛИНДВЕЙН-ЗАНИНИ, 2010).

Нейропсихологическая оценка пожилых людей включает в себя несколько этапов, в том числе (анамнезис, поведенческое наблюдение, общий нейропсихологический скрининг-тест, исследование индивидуальной функциональности и конкретная оценка). В следующих пунктах будет описана последовательность нейропсихологической оценки в целом.

3.4.1 АНАЯНЕЗЕ

Оценка пациента начинается с анамиса, связанного с поведенческими наблюдениями. Anamnesis ориентирована на получение исторических данных и систематизацию причин консультации и текущих симптомов (CARRETONI FILHO и PREBIANCHI, 2011).

3.4.2 НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ БАТАРЕИ СЛЕЖЕНИЯ

После анамнезиса рекомендуется выполнять нейропсихологические скрининговые батареи, так как это последовательности простых и быстрых тестов для оценки поведенческого и когнитивного состояния человека. Аккумуляторы имеют основополагающее значение для создания базального когнитивного профиля, профиля эволюции во время и после лечения, а также помогают дифференциальной диагностике при наличии когнитивных нарушений (SPREEN, 1998). Среди этих инструментов, батарея CERAD (Consortium Estabilish болезни Альцгеймера) (MORRIS et al., 1993), которая широко используется, потому что она оценивает память (фиксация, evocation и признание), язык (именование и вербальная беглость), praxia (копирование геометрических рисунков) и исполнительные функции (тестирование треков).

Мини-психиатрический государственный экзамен (ESME) является важным нейропсихологическим инструментом оценки, особенно для предварительной оценки когнитивных расстройств пожилых людей с более чем 8-летним школьным образованием (BERTOLUCCI et al., 2001).

Шкала Мэттиса для оценки деменции (MDRS) (MATTIS, 1988) состоит из 36 пунктов, распределенных в пяти подмасштабах, которые: внимание, начало и persperation, строительство, концептуализация и память. Сумма пяти подмасштабов отражает степень когнитивных нарушений и/или тяжести деменциального состояния (PORTO et al., 2003).

Испытание конструкции часов является быстрой особенностью (длится в среднем от 3 до 5 минут) и воспроизводит тип фронтальной и височной операции. Пациенты с нормальными баллами MMSE могут представлять серьезные функциональные ограничения в часы тест, указывая, что исполнительные дисфункции могут предшествовать расстройства памяти при деменции (ATALAIA-SILVA и LOURENCO, 2008).

Тест на вербальную беглость (VF) является сложной когнитивной задачей и очень чувствителен ко всем типам повреждений мозга, указывая, рано, процессы ухудшения исполнительной власти. Наиболее часто используемый тест VF является семантической категории (животные / минута), это рекомендовано Научным отделом когнитивной неврологии и старения Бразильской академии неврологии (NITRINI и др., 2005).

3.4.3 ИНСТРУМЕНТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ

В этой категории несколько инструментов, используемых для оценки функциональности пожилых людей в отношении функциональной независимости, и ADl. Инструменты направлены на измерение эффективности в основных мероприятиях (кормление, купание, одежда, личная гигиена, кишечные исключения, устранение мочевого пузыря, использование туалета, проход к кровати стула, амбуляция и лестницы) среди тестов: a) индекс Бартель, который является широко используемым инструментом в мире для оценки функциональной независимости и оценивает ADL (MINOSSO et al., 2010); б) индекс Каца, также называемый индексом основной деятельности повседневной жизни (ABDV), был разработан Сидни Кацем и по сей день является одним из наиболее часто используемых инструментов в национальных и международных геронтологических исследованиях (DUARTE et al., 2007); в) индекс самообслуживания Кенни является инструментом оценки инструментальной деятельности повседневной жизни, его задачи сгруппированы в шесть категорий: передвижение, трансферы, основные виды деятельности, одежда, личная гигиена и питание (RIBEIRO, 2017); г) широкая гериатрическая оценка (ГАА); это многомерный, систематический диагностический процесс, целью которого является определение хрупкости пожилых людей в связи с медицинскими, психосоциальными и функциональными проблемами, а также план комплексного и долгосрочного лечения и последующей деятельности (RIBEIRO, 2017); e) краткая функциональная оценка пожилых людей (AFB): это инструмент для изучения доказательств потери функциональности, что подразумевает потери в производительности повседневной деятельности (RIBEIRO, 2017).

3.4.4 СПЕЦИФИЧЕСКИЕ НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Anamnesis было выполнено, и первоначальные поведенческие наблюдения следуют тестирования через общие батареи скрининга и исследования функциональности пожилых людей и в конце общий профиль человека получается. Из этого профиля можно расширить расследование, используя тесты, необходимые для разъяснений и дифференциальных диагнозов. Здесь будут описаны некоторые из наиболее часто используемых тестов:

а) сокращенная шкала интеллекта Вешслера (WASI), за предоставление традиционных оценок вербального интеллекта, исполнения интеллекта и тотального интеллекта и оценку когнитивных аспектов, таких как: вербальные знания, обработка визуальной информации, пространственные и невербальные рассуждения, жидкий и кристаллизованный интеллект в различных контекстах (TRENTINI et al., 2014);

б) психологическая батарея для оценки внимания (BPA), которая направлена на оценку общей способности ухода, а также на проведение индивидуальной оценки конкретных видов медицинской помощи (Концентрированная, разделенная и чередующаяся помощь) (RUEDA, 2013);

в) Рей слухово-словесный тест обучения (RAVLT) этот тест направлен на оценку эпизодической декларативной памяти с помощью повторения списка слов. Это тест больше подходит для пациентов с психическими расстройствами и неврологическими заболеваниями, в частности нейрокогнитивных расстройств (деменция и CCL). (DE PAULA и MALLOY-DINIZ, 2018);

г) сложные фигуры Рей – этот инструмент может быть использован для исследования зрительной памяти, зрительно-пространственных способностей и определенных функций планирования и выполнения действий (DIAS, 2014).

В дополнение к этим многие другие тесты могут быть выбраны для оценки, в зависимости от того, что было обнаружено в первоначальной оценке.

4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С населением все более старения, нейропсихологическая оценка взрослых и пожилых людей, берет на себя основополагающую роль, потому что ранее выявление изменений в когнитивной системе (память, язык, восприятие и исполнительные функции) и их отношения (от простого поведения до тех, более сложной, которые требуют много мозга), но вскоре терапевтические вмешательства будут сделаны. Можно вмешиваться в качество жизни пациентов с дефицитом, задерживать клиническую эволюцию и даже обратить вспять деменции считается обратимым, уменьшая драматический ущерб во время клинической эволюции.

Нейропсихологическая оценка позволяет ранняя идентификация когнитивных расстройств, их количественная оценка и дифференциация, последующее развитие, и квалифицирует терапевтические вмешательства.

Для большей безопасности, анализ должен всегда принимать во внимание школьное образование пациента, предморидные состояния, использование лекарств или других веществ, которые работают в ЦНС. Кроме того, следует учитывать данные, полученные в anamnesis, впечатление в наблюдениях за поведением, а также данные, полученные в отслеживания батарей и в тестах оценки со ссылкой на ограничения пациента. Вся эта информация будет направлять выбор соответствующих тестов и даст больше безопасности дифференциальной диагностики CCL, типы деменции, или даже указать, является ли полученный результат делает естественный спад.

В конце концов, естественный когнитивный спад, CLC, и различные виды деменции были описаны, а также важность нейропсихологической оценки в качестве дифференциального диагностического инструмента в когнитивных дефицитов, в соответствии с предлагаемыми целями. Учитывая важность нейропсихологической оценки, предлагается провести дальнейшие исследования в этой области, с тем чтобы искать новые методы, которые увеличивают возможность достижения более точных результатов, и более объективные ответы, с положительными последствиями для пациентов.

5. ССЫЛКИ

ALMEIDA, M., et. al., Oficina de memória para idosos: estratégia para promoção da saúde. Interface-Comunicação, Saúde, Educação, v. 11, p. 271-280, 2007.

AMERICAN PSYCHIATRIC ASSOCIATION (APA) – Dementia. In: DSM-IV. 4.ed. Washington. DC: American Psychiatric Association, p.147-71, 2000

ARETOULI, E., et. al., Four-year outcome of mild cognitive impairment: The contribution of executive dysfunction. Neuropsychology, v. 27, n.1, p. 95, 2013.

ATALAIA-SILVA, K.; LOURENÇO, R. Tradução, adaptação e validação de construto do Teste do Relógio aplicado entre idosos no Brasil. Revista de Saúde Pública, v. 42, n. 5, p. 930-937, 2008.

AURIACOMBE, S. et al. Mise au point sur les demences vasculaires Update on vascular dementias. revue neurologique, v. 164, p. 22-41, 2008.

AZAMBUJA, Luciana Schermann. Avaliação neuropsicológica do idoso. Revista Brasileira de Ciências do Envelhecimento Humano, v. 4, n. 2, p. 40-45, 2007.

BERTOLUCCI, Paulo Henrique Ferreira et al. Applicability of the CERAD neuropsychological battery to Brazilian elderly. Arquivos de neuro-psiquiatria, v. 59, n. 3, p. 532-536, 2001.

BLACKER, Deborah, et al. Reliability and validity of NINCDS-ADRDA criteria for Alzheimer's disease: The National Institute of Mental Health Genetics Initiative. Archives of neurology, v. 51, n. 12, p. 1198-1204, 1994.

BONDI, Mark W., et al. Neuropsychological contributions to the early identification of Alzheimer’s disease. Neuropsychology review, v. 18, n. 1, p.73-90, 2008.

BOWLER, J. V. Vascular cognitive impairment. Stroke, v. 35, n. 2, p. 386-388, 2004.

BRAAK, Heiko; BRAAK, Eva. Neuropathological stageing of Alzheimer-related changes. Acta neuropathologica, v. 82, n. 4, p. 239-259, 1991.

BRITO, F., et. al., Envelhecimento – prevenção e promoção de saúde. São Paulo: Atheneu, 2004. p.116.

BURLÁ, Claudia, et al. Panorama prospectivo das demências no Brasil: um enfoque demográfico. Ciência & Saúde Coletiva, v. 18, p. 2949-2956, 2013.

CAHN-WEINER, Deborah A., et al. Discrimination of dementia with Lewy bodies from Alzheimer disease and Parkinson disease using the clock drawing test. Cognitive and behavioral neurology, v. 16, n. 2, p. 85-92, 2003.

CARAMELLI, P.; BARBOSA, M. Como diagnosticar as quatro causas mais freqüentes de demência? How to diagnose the four most frequent causes of dementia? Revista Brasileira de Psiquiatria, v. 24, n. 1, p. 7-10, 2002.

CARAMELLI, P.; BEATO, R. Subjective memory complaints and cognitive performance in a sample of healthy elderly. Dementia & Neuropsychologia, v. 2, n. 1, p. 42-45, 2008.

CARRETONI FILHO, H.; PREBIANCHI, M. Exame clinico psicológico (anamnese). 3ª ed. São Paulo: Itatiba, 2011.

CLEMENTE, R.; RIBEIRO-FILHO, S. Comprometimento cognitivo leve: aspectos conceituais, abordagem clínica e diagnóstica. Revista Hospital Universitário Pedro Ernesto, v. 7, n. 1, p. 68-77, 2008.

COSTA, D. et al. Avaliação neuropsicológica da criança. Jornal de Pediatria, v. 80, n. 2, p. 111-116, 2004.

CRUZ, M.; HAMDAN, A. O impacto da doença de Alzheimer no cuidador. Psicologia em estudo, v. 13, n. 2, p. 223-229, 2008.

CUNHA, J. O ABC da avaliação neuropsicológica. In: CUNHA, Jurema Alcides, et al. (org.) Psicodiagnóstico. 5, ed. Porto Alegre: Artmed, 2008. p. 171-176.

DAMASCENO, B. Comprometimento Cognitivo Leve e Doença de Alzheimer Incipiente. In: CAIXETA, Leandro (ed.). Demência, abordagem Multidisciplinar. São Paulo, SP: Atheneu, 2006 p. 202-209.

DECARLI, C. Mild cognitive impairment: prevalence, prognosis, aetiology, and treatment. The Lancet Neurology, v. 2, n. 1, p. 15-21, 2003.

DIAS, C. Avaliação neuropsicológica das funções executivas em um adulto com sintomas de ansiedade. Monografia (Especialização em Neuropsicologia ). Instituto de Psicologia, Universidade Federal do Rio Grande do Sul, Porto Alegre. 2014.

DUARTE, Y.; et. al. O Índex de Katz na avaliação da funcionalidade dos idosos. Revista da Escola de Enfermagem da USP, v. 41, n. 2, p. 317-325, 2007.

FERNÁNDEZ-MATARRUBIA, M., et al. Behavioural variant frontotemporal dementia: Clinical and therapeutic approaches. Neurología (English Edition), v. 29, n. 8, p. 464-472, 2014.

FICHMAN, H. Predomínio de Comprometimento Cognitivo Leve Disexecutivo em idosos atendidos no ambulatório da geriatria de um hospital público terciário na cidade do Rio de Janeiro. Neuropsicologia Latinoamericana, v. 5, n. 2, p. 31-40, 2013.

FIGUEIREDO, S., et al. Investigação neuropsicológica de uma amostra de sujeitos idosos saudáveis. Psicologia Hospitalar, v. 7, n. 2, p. 85-99, 2009.

FORLENZA, O., et al. Mild cognitive impairment (part 1): clinical characteristics and predictors of dementia. Brazilian Journal of Psychiatry, v. 35, n. 2, p. 178-185, 2013.

FRAGA, V. Avaliação Neuropsicológica em Idosos. Psicologia. pt–O Portal dos Psicólogos, 2018. Disponível em: <https://www.psicologia.pt/artigos/ver_artigo_licenciatura.php?avaliacao-neuropsicologica-em-idosos&codigo=TL0456&area=>, Acesso em: 05 janeiro 2020.

GALVIN, J. Dementia with Lewy bodies. Archives of neurology, v. 60, n. 9, p. 1332-1335, 2003.

GALLAHUE, D.; et. al. Compreendendo o desenvolvimento motor: bebês, crianças, adolescentes e adultos. 7a Edição Porto Alegre RS: AMGH Editora, 2013.

GALLUCCI N. José, et al. Diagnóstico diferencial das demências. Archives of Clinical Psychiatry (São Paulo), v. 32, n. 3, p. 119-130, 2005.

GHOSH, S.; LIPPA, C. Clinical subtypes of frontotemporal dementia. American Journal of Alzheimer's Disease & Other Dementias, v.30, n. 7, p. 653-661, 2015.

GIL, G.; BUSSE, A. Avaliação neuropsicológica e o diagnóstico de demência, comprometimento cognitivo leve e queixa de memória relacionada à idade. Arquivos Médicos dos Hospitais e da Faculdade de Ciências Médicas da Santa Casa de São Paulo, v. 54, n. 2, p. 44-50, 2009.

HENON, H. et al. Poststroke dementia: incidence and relationship to prestroke cognitive decline. Neurology, v. 57, n. 7, p. 1216-1222, 2001.

HERRERA-RIVERO, M., et. al. Enfermedad de Alzheimer: inmunidad y diagnóstico. Revista de neurología, v. 51, n. 3, p. 153-164, 2010.

HEYMAN, A., et al. Alzheimer's disease: a study of epidemiological aspects. Annals of Neurology: Official Journal of the American Neurological Association and the Child Neurology Society, v. 15, n. 4, p. 335-341, 1984.

INSTITUTO BRASILEIRO DE GEOGRAFIA E ESTATÍSTICA (IBGE). Projeção da população do Brasil, Rio se janeiro, 2010. Disponível em: <ftp://ftp.ibge.gov.br/Censos/Censo_Demografico_2010/Caracteristicas_Gerais Religião Deficiência>, Acesso em: 05 janeiro 2020.

KALACHE, A., et al. The ageing of the world's population: a new challenge. Revista de saúde pública, v. 21, n. 3, p. 200-210, 1987.

KALARIA, R.; BALLARD, C. – Overlap Between Pathology of the Alzheimer Disease and Vascular Dementia. Alzheimer Dis Assoc Disord, v. 13, n. 3, p. 115-123, 1999.

KALARIA, R. et al. Alzheimer's disease and vascular dementia in developing countries: prevalence, management, and risk factors. The Lancet Neurology, v. 7, n. 9, p. 812-826, 2008.

LE BER, I., et al. Demographic, neurological and behavioural characteristics and brain perfusion SPECT in frontal variant of frontotemporal dementia. Brain, v. 129, n. 11. p. 3051-3065, 2006.

LOGIUDICE, D. Dementia: an update to refresh your memory. internal medicine journal. V.32, n.11, p.535-540, 2002.

LOPES, R.; ARGIMON, I. Avaliação Neuropsicológica Infantil: Aspectos Históricos, Teóricos e Técnicos. In: TISSER, Luciana et al. Avaliação neuropsicológica Infantil. Novo Hamburgo. Sinopsys, 2017.

MADER-JOAQUIM, M. O neuropsicólogo e seu paciente: a construção de uma prática. In: MALLOY-DINIZ, Leandro F., et al. (org.). Avaliação Neuropsicológica. 2. Ed. Porto Alegre: Artmed, 2018. p. 10-16

MALLMANN, M.; DORING, M. Aplicabilidade de uma bateria neuropsicológica em idosos com comprometimento cognitivo leve e doença de Alzheimer. Saúde e Pesquisa, v. 10, n. 3, p. 405-415, 2017.

MATTIS, S. Dementia rating scale: Professional manual. Florida: Psychological assessment resources, INC, 1988.

MCKHANN, Guy, et al. Clinical diagnosis of Alzheimer's disease: Report of the NINCDS‐ADRDA Work Group* under the auspices of Department of Health and Human Services Task Force on Alzheimer's Disease. Neurology, v. 34, n. 7, p. 939-939, 1984.

MICHALICK-TRIGINELLI, M., et al. Avaliação neuropsicológica: o papel da pesquisa na aprendizagem do psicólogo em formação. Pretextos-Revista da Graduação em Psicologia da PUC Minas, v. 3, n. 6, p. 309-327, 2018.

MINOSSO, J., et al . Validação, no Brasil, do Índice de Barthel em idosos atendidos em ambulatórios. Acta paulista de Enfermagem,  v. 23, n. 2, p. 218-223,  2010.

MORAES, E., et al. Geriatria. In: MALLOY-DINIZ, L. F et al.  Avaliação Neuropsicológica, Porto Alegre: Artmed, 2010 p.266.

MORRIS, J.; MOHS, R.; ROGERS, H. Consortium To Establish a Registry for Alzheimer's Disease (CERAD) Clinical and Neuropsychological. Psychopharmacology bulletin, v. 24, n. 3-4, p. 641, 1989.

NEARY, D.; SNOWDEN, J.; MANN, D. Frontotemporal dementia. The Lancet Neurology, v. 4, n. 11, p. 771-780, 2005.

NITRINI, R., et al. Diagnóstico de doença de Alzheimer no Brasil: avaliação cognitiva e funcional. Recomendações do Departamento Científico de Neurologia Cognitiva e do Envelhecimento da Academia Brasileira de Neurologia. Arquivos de Neuro-psiquiatria, v. 63, n. 3, p. 720-727, 2005.

PETERSEN, R. et al. Practice parameter: early detection of dementia: mild cognitive impairment (an evidence-based review): report of the Quality Standards Subcommittee of the American Academy of Neurology. Neurology, v. 56, n. 9, p. 1133-1142, 2001.

PETERSEN, R. et al. Mild cognitive impairment: ten years later. Archives of neurology, v. 66, n. 12, p. 1447-1455, 2009.

PETERSEN, R. et al. Mild cognitive impairment: a concept in evolution. Journal of internal medicine, v. 275, n. 3, p. 214-228, 2014.

PORTO, C. et al. Brazilian version of the Mattis dementia rating scale: diagnosis of mild dementia in Alzheimer's disease. Arquivos de neuro-psiquiatria, v. 61, n. 2, p. 339-345, 2003.

POULIN, P.; ZAKZANIS, K. – In Vivo Neuroanatomy of Alzheimer's Disease: Evidence from Structural and Functional Brain Imaging. Brain Cognitive, v. 49, n. 2, p. 220-225, 2002.

RAMOS, A.; HAMDAN, A. O crescimento da avaliação neuropsicológica no Brasil: uma revisão sistemática. Psicologia: Ciência e Profissão, v.36, n. 2, p. 471- 485, 2016

REITZ, C.; MAYEUX, R. Alzheimer disease: epidemiology, diagnostic criteria, risk factors and biomarkers. Biochemical pharmacology, v. 88, n. 4, p. 640-651, 2014.

ROBERTS, R.; KNOPMAN, D. Classification and epidemiology of MCI. Clinics in geriatric medicine, v. 29, n. 4, p. 753-772, 2013

ROMÁN, G. Defining dementia: clinical criteria for the diagnosis of vascular dementia. Acta Neurologica Scandinavica. v.106, s.178, p.6-9, 2002.

RUEDA, F. Bateria Psicológica para Avaliação da Atenção (BPA). São Paulo SP: Vetor,  2013

SCHLINDWEIN-ZANINI R. Demência no idoso: aspectos neuropsicológicos. Revista Neurociencia, v. 18 n. 2 p. 220-26, 2010.

PAULA, J.; MALLOY-DINIZ, L. Teste de Aprendizagem Auditivo-Verbal de Rey (RAVLT). São Paulo: Vetor Editora Psico-Pedagógica Ltda, 2018.

SIÉROFF, É. La neuropsychologie: Approche cognitive des syndromes cliniques. 2 ed. Paris: Armand Colin, 2009.

SOUSA, L.; et. al. Neuropsicologia teoria e prática, 2. Ed. Porto Alegre: Artmed, 2014. p. 321.

SOUZA, V., et al. Perfil das habilidades cognitivas no envelhecimento normal. Revista CEFAC, v. 12, p. 2, 2010.

SPREEN, O.; STRAUSS, E. A compendium of neuropsychological tests: Administration, norms and commentary: Oxford University Press. New York, 1998.

TEIXEIRA-JR, A.; CARDOSO, F. Neuropsiquiatria dos núcleos da base: uma revisão. Jornal brasileiro de psiquiatria, v. 53, n. 3, p. 153-158, 2004.

TRENTINI, C.; YATES, D.; HECK, V. Escala Wechsler Abreviada de Inteligência-WASI. Sao Paulo, SP: Casa do Psicologo, 2014.

VALLS-PEDRET, C.; MOLINUEVO, J.; RAMI, L. Diagnóstico precoz de la enfermedad de Alzheimer: fase prodrómica y preclínica. Revista de Neurologia, v. 51, n. 8, p. 471-480, 2010.

VALVERDE, A., et. al. A short neuropsychologic and cognitive evaluation of frontotemporal dementia. Clinical neurology and neurosurgery, v. 111, n. 3, p. 251-255, 2009.

VAN DER MUSSELE, S., et. al. Depression in mild cognitive impairment is associated with progression to Alzheimer's disease: a longitudinal study. Journal of Alzheimer's Disease, v. 42, n. 4, p. 1239-1250, 2014.

VITTA A. Atividade física e bem-estar na velhice. In: A.L. Neri; S.A.Freire. (org.), E por falar em boa velhice. Campinas, SP: Papirus, p.25-38, 2000. (apud) FECHINE, Basílio Rommel Almeida; TROMPIERI, Nicolino. O processo de envelhecimento: as principais alterações que acontecem com o idoso com o passar dos anos. InterSciencePlace, v. 1, n. 20, p. 106-194, 2015.

YASSUDA, M., et al. Avaliação neuropsicológica de idosos: demências. Avaliação neuropsicológica. In: MALLOY-DINIZ Leandro F. et al. (org), Avaliação Neuropsicológica. Porto Alegre, RS: Artmed. 2010, p. 254-271.

ZHENG, D., et al. The overall impairment of core executive function components in patients with amnestic mild cognitive impairment: a cross-sectional study. BMC neurology, v. 12, n. 1, p. 138, 2012.

ZIMERMAN, G. Velhice: aspectos biopsicossociais. Artmed Editora, 2009.

[1] PhD в опыте патологии и сравнено – USP-SP.

Отправлено: июнь 2020 года.

Утверждено: Сентябрь 2020.

DEIXE UMA RESPOSTA

Please enter your comment!
Please enter your name here