Антропометрическая оценка и регистрация продуктов питания группы пожилых участников программы здравоохранения в Mineiros-GO

0
13
DOI: ESTE ARTIGO AINDA NÃO POSSUI DOI SOLICITAR AGORA!
PDF

ОРИГИНАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

CARRIJO, Lucilene Santos Pereira [1], FRANÇA, Ana Paula Souza [2], TAVARES, Dielly Custódio [3], OLIVEIRA, Kelly Kristina Nogueira de [4], SILVA, Istefane Borges da [5], COSTA, Sílvia Souza Lima [6], FREITAS, Lunara da Silva [7]

CARRIJO, Lucilene Santos Pereira. Et al. Антропометрическая оценка и регистрация продуктов питания группы пожилых участников программы здравоохранения в Mineiros-GO. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Год 06, эд. 06, Vol. 04, с. 162-179. Июнь 2021 года. ISSN: 2448-0959, Ссылка доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/здравоохранение/программы-здравоохранения

СВОДКА

В настоящее время количество пожилых людей в Бразилии и в мире значительно растет. Считается, что это увеличение связано с политикой общественного здравоохранения, социальной помощью, социальным обеспечением и заботой о здоровом и активном старении. Оцените антропометрический и диетический профиль пожилых участников оздоровительной программы в Mineiros-GO. Описательное обсервационное исследование, проведенное с участием пожилых людей (возраст ≥ 60 лет) обоих полов. Людей подвергали антропометрии, оценивая рост, вес, окружность талии, икроножные, плечевые и жировые складки тела. Оценка пищевых привычек проводилась путем анализа 3 записей о питании в непоследовательные будние дни, включая одну в выходные. В исследовании приняли участие 54 пожилых человека, в основном женщины (85%), средний возраст 72,4 ± 6,6 года. ИМТ показал, что 50% пожилых людей имели избыточный вес. Окружность талии указывает на риск сердечно-сосудистых заболеваний у женщин, но не у мужчин. Процент жира был адекватным для женщин, но увеличился для мужчин (Ж: в среднем = 33,3%, SD = + 5,6%; M: в среднем = 31,2%, SD = + 6,9%). Оценка пищевых привычек показала адекватное потребление макроэлементов и микроэлементов ниже рекомендуемого уровня. Настоящее исследование показало, что, несмотря на адекватное потребление макроэлементов, группа имела избыточный вес и подвергалась высокому риску хронических заболеваний. Поэтому предлагается проводить больше исследований с пожилыми людьми, чтобы способствовать естественному и здоровому старению.

Ключевые слова: старение, антропометрия, потребление пищи.

1. ВСТУПЛЕНИЕ

По данным Бразильского института географии и статистики (IBGE), лица в возрасте 60 лет и старше считаются пожилыми. В настоящее время число пожилых людей значительно растет в Бразилии и во всем мире, а в Бразилии оценка на 2050 год достигнет 66,5 миллиона человек (29,3%) в этой возрастной группе. Считается, что это увеличение связано с политикой общественного здравоохранения, социальной помощью, социальным обеспечением и важностью здорового и активного старения, при котором спрос на эту группу растет (BRASIL, 2016).

Увеличение продолжительности жизни населения может быть связано с открытиями лечения и лечения различных патологий в последние годы. Можно отметить, что качество жизни и экономика также напрямую связаны с этим повышением. Старение вызывает появление ряда хронических неинфекционных заболеваний (НИЗ), таких как сахарный диабет, гипертония, дислипидемия и рак. Таким образом, существует необходимость в более широком уходе за пожилыми людьми в дополнение к инвестициям в области здравоохранения, с тем чтобы способствовать здоровому старению всего населения (MIRANDA; MENDES; SILVA, 2016).

Происхождение НИЗ связано, среди прочего, с образом жизни и привычками питания, поскольку неадекватное питание может привести к развитию расстройств, которые мешают на протяжении всей жизни. Сбалансированная диета чрезвычайно важна и помогает в здоровом старении, на которое может влиять как образ жизни, так и генетические факторы. Здоровое питание вместе с регулярными практиками физической активности являются мерами достижения здорового старения (MARCHIONI; FISBERG, 2009). Кроме того, каждый человек имеет право на доступ к качественным продуктам питания в достаточно достаточных количествах в микробиологически доступных условиях, которые отвечают особым потребностям каждого человека и обеспечивают здоровое старение (GEUS et al., 2011).

Антропометрическая оценка имеет первостепенное значение в процессе старения, фазе, в которой у человека происходят физиологические изменения, характерные для возраста. Среди них можно отметить изменения в ротовой полости, которые препятствуют жеванию, глотанию и восприятию сенсорных особенностей пищи. Кроме того, возникают также желудочно-кишечные, метаболические изменения и потеря мышечной массы, приводящие к саркопении, снижению физической силы и общего расхода энергии с последующей потерей автономии. Кормление пожилых людей является фактором, требующим большого внимания, потому что это период, в котором происходят изменения, либо во внутренних условиях их организма, либо те, которые связаны с внешними контекстами окружающей среды, которые изменяют их пищевые привычки. Важно помнить, что старость – это процесс, связанный с изменениями в поведении, учитывая трансформации, которые происходят с течением времени (MIRANDA; MENDES; SILVA, 2016; GEUS et al., 2011).

Саркопения определяется как потеря мышечной массы, силы и мышечной функции, которая может влиять как на мужчин, так и на женщин, будучи связанной с более высоким риском падений и снижением функциональной способности. Со старением саркопения имеет тенденцию к ухудшению и связана с низким индексом массы тела (ИМТ) и малоподвижным образом жизни (NETO et al., 2012). Считается, что антропометрическая оценка важна для пожилого населения, поскольку она предоставляет информацию, которая может отражать состояние их здоровья и качество жизни. Это быстрый, простой в исполнении, неинвазивный и недорогой метод, выполняемый с помощью простых инструментов, таких как весы, измерительные ленты и адипометры. Он состоит из таких мер, как вес, рост, окружность и кожные складки (PFRIMER; FERRIOLLI, 2008). Оценка питания направлена на проверку наличия заболеваний или нарушений питания с использованием соответствующих мер для сотрудничества в восстановлении и поддержании состояния здоровья человека (MELLO, 2017).

Таким образом, целью данного исследования была оценка антропометрического и пищевого профиля пожилых участников программы здравоохранения в Mineiros-GO.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1 ПРЕДМЕТЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ И ИЗУЧЕНИЯ

Это описательное обсервационное дизайнерское исследование, которое было разработано с группой пожилых участников программы здравоохранения высшего учебного заведения (IES) Mineiros -Goiás с августа по ноябрь 2019 года. Группа здоровья начала свою деятельность в феврале 2018 года и в настоящее время в ней участвуют 82 пожилых человека, 10 мужчин и 72 женщины. Основной целью программы было предоставление пожилым людям необходимых знаний для достижения достойной старости, здоровья и самостоятельности. Многопрофильная команда, состоящая из студентов и преподавателей из высшего учебного заведения, из различных областей, проводит мероприятия с участниками в соответствующем пространстве. Среди разработанных мероприятий – проведение образовательных лекций, динамика, разговорные колеса и физические нагрузки. Цикл мероприятий проходит каждый семестр, два раза в неделю.

Субъекты исследования были определены с использованием критериев включения: в настоящее время зарегистрированы в группе здоровья, в возрасте ≥ 60 лет, оба пола.Критериями исключения были: лица, которые представили физическое или психическое состояние, которое могло бы помешать их участию, или те, кто решил не участвовать.

Исследование было одобрено Комитетом по этике исследований (CEP) под номером CAAE 14279919.0.0000.5428, поскольку оно соответствует резолюции No 466/12 Национального совета по здравоохранению, которая включает этические аспекты исследований с участием людей.

2.2 ПРОЦЕДУРЫ

Исследование проводилось в установленное время и дни, со сбором данных с августа по октябрь 2019 года, с подписью Формы свободного и информированного согласия (TCLE). Специально для этого исследования был разработан вопросник, содержащий социально-демографические данные, такие как дата рождения, пол, раса /этническая принадлежность, семейное положение, род занятий, семейный доход, регулярная физическая активность, курение, употребление алкоголя и диагностика диабета и гипертонии.

После заполнения этой анкеты пациенты прошли антропометрию, при которой регистрировались измерения роста, веса (для расчета ИМТ), окружности талии, окружности икры, окружности руки, мышц руки и кожных складок: трицепса, подлопаточной мышцы, голени и надподвздошной кости.

Высота измерялась эстадиометром, с точностью до 1 мм. Измерение проводилось с людьми босиком, в вертикальном положении, объединенными ногами, ягодицами, плечами и пятками у стены, с их руками, свободными вдоль тела. Рост определялся в соответствии с полом на основе формул, предложенных Chumlea (1985) (CHUMLEA; ROCHE; STEINBAUGH, 1985).

Вес был проверен с помощью цифровых весов марки Omron® грузоподъемностью 150 кг, при этом человек стоял вертикально, босиком, с использованием легкой одежды, объединенных ног и вес распределялся на обе ноги. ИМТ был рассчитан с учетом соотношения массы тела (в кг) и высоты (в метрах) в квадрате (кг/м²) и классифицирован в соответствии с точками отсечения, предложенными Lipschitz (1994). (Таблица 1).

Таблица 1- Классификация состояния питания по ИМТ для пожилых людей.

Классификация ИМТ (кг/м²)
< 22 Малый вес
22-27 Эвтрофия
> 27 избыточный вес

Источник: Lipschitz (1994 год). ИМТ – индекс массы тела.

Соотношение талии и роста (RCE) оценивалось путем деления талии на высоту, исходя из предпосылки, что окружность талии человека не должна превышать половину его или ее роста. Референсные значения, по данным Pitanga (2011), составляют: 0,52 для мужчин и 0,53 для женщин. Когда они выше эталонного, они указывают на сердечно-сосудистый риск (PITANGA, 2011).

Окружность талии измерялась неэластичной и гибкой метрической лентой Prime Med® емкостью 150 см, в средней точке между последним ребром и подвздошным гребнем в трех измерениях, причем человек находился в вертикальном положении, расслабленный живот, руки вытянуты вдоль тела с ладонями, обращенными к нему, ногами немного друг от друга и весом, равномерно распределенным между двумя нижними конечностями. Для классификации окружности талии были использованы ссылки на Sociedade Brasileira De Diabetes (2017). (Таблица 2).

Таблица 2 – Точки среза окружности талии для определения риска метаболических осложнений.

секс Риск метаболических осложнений
Высокий (см) Очень высокий (см)
мужи 94 > 102
женщины 80 > 88

Источник: Sociedade Brasileira de Diabetes, 2017

Окружность икры (Ои) измеряли для оценки потери мышечной массы, когда человек сидел, нога согнута под углом 90° к колену, наложив ленту на окружность с наибольшим диаметром икры, и измерили в латеральном направлении. Принятые контрольные значения, указывающие на снижение мышечной массы, были: <33 см для женщин и <34 см для мужчин (PAGOTTO, 2018).

Плечевая окружность измерялась у индивидуума в анатомическом положении. При согнутой руке, образующей угол 90º с локтем, располагалась средняя точка между ахромиалом и концом олекранона. После отметки средней точки человек вытягивал руки вдоль тела ладонью, обращенной к бедру, и измерение окружности выполнялось в миллиметрах. Это измерение использовалось для оценки мышечной ткани, полученной по результатам окружности руки и DCT, с использованием соответствующих формул (FRISANCHO, 1990).

Классификация процента адекватности CMB была произведена следующим образом: тяжелая недостаточность питания (70%, умеренная > 70-80%, легкая > 80-90% и эвтрофная > 90-100%. Проценты для расчета % адекватности были получены в справочных таблицах, согласно Frisancho (1990).

Чтобы определить жировые отложения, четыре кожных складки были измерены с помощью адипометра марки CESCORF®. Кожная складка трицепса (DCT) выполнялась, когда человек смотрел в сторону от измерителя, где была отмечена средняя точка между акромионом и олекраноном, формирующая складку жировой ткани (SAMPAIO, 2012).

Подкопаточная кожная складка выполняется с индивидуумом в ортостатическом положении спиной к метру, с просьбой о том, чтобы он согнул руку назад, над конами дуг, образуя угол 90º с локтем. С помощью пальцев располагалась и маркировалась точка ниже нижнего угла лопатки, где производилось измерение изгиба (SAMPAIO, 2012).

Супрайлия кожная складка измерялась в ортостатическом положении, визуализированном наблюдателем с боков. Взятие косой кожной складки, непосредственно над подвздошным гребнем, совпадающей с воображаемой линией, нисходящей от передней подмышечной линии. Прибор был закреплен на 1 см ниже вставки гвоздя (SAMPAIO, 2012).

Икроножную кожную складку измеряли в точке большего периметра ноги, при этом человек сидел, а коленный сустав в сгибании образовывал угол 90º с бедром. Процент жира оценивался для конкретных значений ИМТ для пожилых людей и классифицировался в соответствии с исследованием, проведенным Gallagher et al. (2000) с 1626 лицами обоих полов и 3 различными этническими группами (GALLAGHER, 2000). (таблица 3).

Таблица 3 – Расчетные точки отсечения для процента жира в организме пожилых людей в возрасте 60-79 лет в зависимости от расы и ИМТ.

ИМТ

(кг/м²)

Женщины (%) Мужчины (%)
Афродесцендант жёлтый Белый Афродесцендант жёлтый Белый
22

27

27,4

37,8

30,9

38,9

29,7

41,0

13,1

24,8

16,6

25,9

15,5

27,0

Источник: по материалам Gallagher et al., 2000. ИМТ – Индекс массы тела.

Для расчетов применялось уравнение прогнозирования плотности тела (DC), предложенное Petroski (1995), и формула Siri, которая использует DC для расчета процента жира (PETROSKI, 1995).

2.3 ПОТРЕБЛЕНИЕ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ

Оценка потребления пищи проводилась путем анализа 3 записей о продуктах питания. Волонтер выбрал 3 дня в неделю, не следующих подряд, включая выходной, то есть понедельник, среду и субботу, и зарегистрировал все потребляемые продукты с указанием их соответствующего количества, бытовых мер, товарных знаков, форм приготовления, времени и места приема пищи. Впоследствии эти записи были проанализированы индивидуально для количественной оценки потребления продуктов питания. Для анализа адекватности углеводов, белков, липидов и питательных микроэлементов (кальция, витамина D, железа и натрия) использовались эталонные значения для среднего возраста образца с учетом пола в соответствии с DRIs (Dietary Reference Intake), (1997) (INSTITUTE OF MEDICINE, 1997; PADOVANI, 2006).

2.4 ОБРАБОТКА ДАННЫХ

Данные были представлены описательно. Для непрерывных переменных использовалось среднее арифметическое с соответствующим стандартным отклонением (SD), а для категориальных переменных — абсолютная частота (N) и процент (%). Табуляция и расчет описательных данных были разработаны с помощью программы Microsoft Office Excel версии 2013.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ

Первоначально в программе здравоохранения было зарегистрировано 82 участника, и из них 60 были регулярными и согласились участвовать в исследовании. Из 60 опрошенных 6 были моложе 60 лет и поэтому были исключены. Участниками были 54 пожилых, большинство из них женщины (85%), со средним возрастом 72,4 + 6,6 лет, минимум 60 и максимум 85 лет. Пожилые люди были в основном кавказцами, женатыми или состоящими в стабильном союзе и пенсионерами (таблица 4).

Анализируя состояние питания, ИМТ указывал на эвтрофию у мужчин (ИМТ = 26,0 кг/м²) и избыточный вес у женщин (ИМТ = 27,7 кг/м²). Кроме того, 50% всех пожилых людей имеют избыточный вес. Окружность талии указывает на риск сердечно-сосудистых заболеваний среди женщин, но не среди мужчин. BMC был адекватен для 100% оцениваемых женщин и для большинства мужчин (87,5%). Однако окружность икр указывает на адекватную мышечную массу только для 56,5% женщин и 37,5% мужчин. Процент жира был достаточным для женщин, однако увеличился для мужчин (Ж: среднее = 33,3%, SD = + 5,6%; M: среднее = 31,2%, SD = + 6,9%). В таблице 4 приведены характеристики образца.

Таблица 4 – Социально-демографические и антропометрические данные выборки в разбивке по полу.

Переменные Мужчина

N=8

Женский

N=46

Возраст (лет) 76 + 8 71 + 6
кавказец 6 (75,0) 33 (71,7)
Женатый или стабильный союз 8 (100) 25 (54,3)
До завершения начальной школы 3 (37,5) 32 (69,6)
отставной 8 (100) 37 (80,4)
Этилисты 2 (25,0) 5 (10,9)
Курильщиков 1 (2,2)
Диабетиков 2 (25,0) 10 (21,7)
гипертонический 2 (25,0) 30 (65,0)
Индекс массы тела (кг/м²) 26,0 + 5,6 27,7 + 4,3
Коэффициент высоты талии 0,55 + 0,07 0,50 + 0,1
Окружность талии (см) 90,4 + 11,0 86,2 + 12,8
Достаточность CMB выше 90% 7 (87,5) 46 (100)
Правильный Ои 3 (37,5) 26 (56,5)
Телесный (%) жир 31,2 + 7 33,3 + 5,6

Значения, представленные в среднем + стандартное отклонение или n (%). CMB – Окружность мышц руки. Ои – Окружность икры. Источник: автор.

Диетические записи были оценены у 34 (63%) лиц, которые вернули полные записи о пищевых продуктах и с достоверной информацией. Среднее потребление калорий оцененной выборкой было ниже рекомендованного DRIs, как для мужчин (2 497 ккал для 76-летнего мужчины), так и для женщин (2 039 ккал для 71-летней женщины).

Потребление углеводов было достаточным для обоих полов, согласно рекомендации (45-65%). Аналогичным образом, потребление белка и липидов было также адекватным для мужчин и женщин (рекомендация: 10-35% и 20-35% соответственно).

Что касается микроэлементов, то среднее потребление кальция (рекомендация: 1200 мг, 70 лет) и витамина D (рекомендация: 15 мкг, 70 лет) было недостаточным для обоих полов. С другой стороны, среднее потребление железа было адекватным для мужчин и женщин (рекомендация: 8 мг, 70 лет). Среднее потребление натрия было адекватным у обоих полов, учитывая, что потребление ниже 2400 мг в день рекомендуется в любом возрасте (таблица 5).

Таблица 5: Средние и стандартные отклонения потребления макро- и микроэлементов, оцениваемые по 3-дневному пищевому рекорду в зависимости от пола.

Переменные мужской женский мужской женский
Cреднем + SD Cреднем + SD рекомендация
Общее количество калорий (Ккал) 1340+429,7 1194+333,4 2497 2039
Углеводы (%) 47,4+11,5 51,9+7,5 45-65
Белки (%) 21,5+7,5 22,3+5,9 10-35
Липиды (%) 29+6,7 26,9+5 20-35
Кальций (мг) 460,3+216,4 326+193 1200
Железо (мг) 12,4+3,3 9+3,4 8
Витамин D (мкг) 11,8+23 1+0,9 15
Натрий (мг) 2372,7+1864,4 1216,2+753,7 ˂ 2400

Значения, представленные в среднем + стандартное отклонение или n (%). Источник: автор.

4. ОБСУЖДЕНИЕ

Это исследование описывало антропометрическую и продовольственную оценку пожилых участников программы здравоохранения. Группа состояла в основном из пожилых женщин (85%), а также из бразильского населения в целом, в котором женщины проявляют больший интерес к поиску здоровья. Это может быть связано с расширением масштабов программ в области здравоохранения, которые, как правило, в большей степени ориентированы на здоровье женщин, детей и пожилых людей, чаще всего в сопровождении женщин (SOUZA, 2013).

Средний возраст составил 72,4 года, что эквивалентно другому исследованию, которое показало, что средний возраст составил 70,4 года (BORBA; MUNIZ, 2011).

Что касается образования, то было замечено, что большинство опрошенных имели небольшой доступ к образованию, не превышая начальную школу (68,5 процента). и это может негативно сказаться на уходе и качестве жизни пожилых людей. Кроме того, это может означать трудности в понимании и обучении, связанных со здоровыми привычками питания (BORBA; MUNIZ, 2011; SILVA; SIMÕES; LEITE, 2007).

Исследование, о котором идет речь, показало низкое число курильщиков и курильщиков, что является релевантным результатом для здоровья этой популяции. С другой стороны, в одном исследовании наблюдалась более высокая распространенность пожилых людей, употреблявших алкоголь и сигареты, 20,8% мужчин и 11,7% женщин. Алкоголизм и курение – привычки, которые могут иметь вредные последствия для здоровья пожилых людей, так как табак считается одним из самых влиятельных канцерогенов для человека. Высокое потребление алкоголя связано с гипертонией, циррозом, геморрагическим инсультом и раком ротоглотки, гортани, пищевода и печени (SENGER, 2011).

Средний ИМТ показал избыточный вес у большинства женщин (27,7 кг / м²), значение, аналогичное исследованию Closs (2015), где женщины показали высокий уровень ИМТ (29,58±5,96 кг / м2). Повышенный ИМТ может быть связан с повышенным риском смерти, в дополнение к связи с развитием сердечно-сосудистых факторов риска у пожилых людей (CLOSS, 2015).

Однако, сравнивая это исследование с другими исследованиями, которые также оценивали ИМТ для этой возрастной группы, указывая на избыточный вес для обоих полов, они сообщают о связи с образом жизни. Таким образом, повышение ИМТ связано с причинами смертности среди мужчин и женщин старше 60 лет. Кроме того, как увеличение жировой массы, так и потеря мышечной массы связаны с риском и развитием заболеваний. Примечательно, что ИМТ является переменной, которую не следует оценивать индивидуально, поскольку это метод, который не рассматривает поломки тела отдельно. Поэтому целесообразно связывать их с другими показателями, такими как складки и окружности (SANADA, 2018).

Отношение талии к росту (RCE), обнаруженное в ходе исследования, указывало на риск сердечно-сосудистых заболеваний среди мужчин, подтверждая исследование Closs (2015), у пожилых людей, которое обнаружило, что RCE > 0,5. При использовании RCE для оценки сердечно-сосудистого риска считается, что окружность талии не должна превышать половину роста, что указывает на центральное ожирение (CLOSS, 2015). Этот метод широко упоминается в литературе как индикатор риска у пожилых людей, помимо измерения окружности талии (ОТ), поскольку он используется для оценки высокого коронарного риска и связан со смертностью (PITANGA, 2011). RCE представляет собой один из лучших индикаторов риска по сравнению с другими методами идентификации сердечно-сосудистых заболеваний, такими как ОТ и соотношение талии и бедер (RCQ) (BENEDETTI; MEURER; MORINI, 2012).

В этом исследовании ОТ показал адекватность для мужчин и неадекватность для женщин, а также в исследовании Machado; Coelho и Coelho (2010), в котором ОТ составлял 87,23±14,2 см для самок. По данным Sociedade Brasileira de Diabetes (2017), известно, что накопление жира в брюшной области использовалось для выявления висцеральной ожирения, связанной с риском сердечно-сосудистых и метаболических заболеваний. (SOCIEDADE BRASILEIRA DE DIABETES, 2017).

 Некоторые исследования показывают, что мужчины, как правило, имеют более высокие отложений мышечной массы по сравнению с женщинами. Тем не менее, в этом исследовании 100% женщин показали адекватность более 90% к CMB. Отличается от результатов, представленных в исследовании Silva et al., (2015), CMB был сходн для обоих полов (M: 23,8±4,1 и Ж: 23,5±4,2; p = 0,16).

Ои, с другой стороны, оказался недостаточным для значительной части пожилых людей, оцененных в этом исследовании, что указывает на возможное ухудшение мышечной массы. Напротив, исследование Closs (2015) обнаружило удовлетворительный результат, показывающий сохранение мышечной массы. Адекватная Ои была связана с большей мышечной силой, лучшей физической и функциональной работоспособностью, помимо того, что она указана как наиболее чувствительная для оценки мышечной массы у пожилых людей (CLOSS, 2015).

Результаты процента жира в этом исследовании указали на избыток подкожного жира у мужчин, подтверждая процент жира, обнаруженный в исследовании, в котором оценивалось 395 пожилых жителей в домах престарелых в Rio de Janeiro. Измерения кожной складки широко используются при оценке жира в организме, поскольку они считаются простыми в выполнении, недорогими и применимыми в полевых и эпидемиологических исследованиях (MACHADO; COELHO; COELHO, 2010).

Несмотря на то, что они придерживаются нормального питания, у мужчин пожилой группы был высокий процент жира, что может указывать на повышенный риск НИЗ. Накопление жира в организме может влиять на различные системы и связано с проблемами обмена веществ и крови, а также делает пожилых людей более уязвимыми к ограничениям и снижению повседневной активности (MIRANDA, 2017). Кроме того, у большинства обследованных мужчин была нарушена мышечная масса, хотя они были участниками программы, предусматривающей физическую активность два раза в неделю. В исследовании, в котором анализировался состав тела 37 пожилых людей в Rio de Janeiro и использовалось несколько методов для расчета процентного содержания жира, было замечено, что один из методов, который показал значительный результат, был четырехкратным измерением, таким же, как и в этом исследовании., ссылаясь на Petroski, (1995).

Оценка потребления макронутриентов и микронутриентов проводилась в соответствии с полом и возрастной группой (51-70 лет;> 70 лет) с использованием DRI (Dietary Referece Intakes) (PADOVANI, 2006). Хотя 50% участников имеют избыточный вес, в соответствии с рекомендацией можно увидеть недостаточное потребление калорий, при этом средняя дневная потребность в энергии этих людей составляет примерно 2497 и 2039 ккал (INSTITUTE OF MEDICINE, 1997). Это означает, что пожилые люди потребляют меньше калорий, чем их дневная потребность. Подобные значения наблюдались в исследовании Venturini et al., (2015), в котором были обнаружены значения между 1320 и 1564 Ккал. Несмотря на это, в этом исследовании пропорция потребляемых макроэлементов (углеводов, белков и липидов) оказалась адекватной. Как и отмечалось, особенно для пожилых людей важно, чтобы диета была сбалансированной по макроэлементам (VENTURINI, 2015).

Вместе с тем наблюдались недостатки в потреблении питательных микроэлементов, таких как кальций и витамин D, аналогичные обзору семейного бюджета (POF) 2008-2009 годов среди пожилых людей в Бразилии, в ходе которого было установлено, что распространенность неадекватности близка к 80%. Согласно Leite; Baratto и Silva (2014), кальций чрезвычайно важен в процессе старения, так как он помогает в профилактике остеопороза и является важным диетическим ингредиентом для костной ткани (FISBERG et al., 2014). Его роль в организме зависит от действия витамин D, наряду с пребыванием на солнце и физической активностью, что делает его важным защитником от потери костной массы и развития остеопороза. Его ежедневная рекомендация составляет 1200 мг в день с 51 года для мужчин и женщин именно потому, что эта группа более уязвима к остеопорозу (INSTITUTE OF MEDICINE, 1997). Кроме того, согласно POF, витамин D показал потребление, близкое к 100% адекватности во всех регионах, в отличие от этого исследования, которое обнаружило неадекватность для обоих полов (VENTURINI, 2015).

Железо было единственным питательным микроэлементом, который потреблялся в достаточной степени, в среднем 12,4 мг для мужчин и 9 мг для женщин. Напротив, результаты исследования Venturini et al., (2015) показали, что женщины, как правило, потребляют меньше железа, чем мужчины. По словам Gualandro; Hojaij и Filho (2010) считают, что дефицит железа распространен среди пожилых людей. Его причиной может быть прием лекарств, ухудшающих его всасывание, или недостаточное потребление пищевых продуктов, таких как мясо, бобы, фрукты и овощи. Примерно 150 г мяса – это практически половина дневной нормы, поэтому оно считается легко усваиваемым микроэлементом (PFRIMER; FERRIOLLI, 2008). Исследования показывают, что анемия – частое заболевание среди пожилых людей и что ее распространенность увеличивается с возрастом. Он считается фактором риска заболеваемости и смертности, а также влияет на физическую и умственную работоспособность и способность поддерживать повседневную активность, влияя на качество жизни этого населения, поэтому потребление источников пищи имеет важное значение. Согласно DRIs, справочные значения потребления железа составляют 8,0 мг / день для женщин и мужчин (NATIONAL ACADEMY OF SCIENCES, 2001).

По мере старения пожилые люди становятся более уязвимыми к дефициту питательных веществ, особенно витаминов и минералов, особенно с костной тканью, предрасполагающей к остеопорозу или переломам костей. Следовательно, пожилым людям необходим конкретный и адекватный план питания с учетом их характеристик питания (VENTURINI, 2015; COUSSIRAT, 2012).

Это исследование представляет собой исследование, имеющее большое значение для рассматриваемого населения. Однако следует отметить некоторые ограничения. Первый связан с размером выборки, который можно считать небольшим. Тем не менее, 66% пожилых людей, включенных в группу, были оценены. Еще одним ограничивающим моментом был метод оценки потребления пищи (3-дневный отчет о питании). Невозможно гарантировать, что потребление пищи всего за 3 дня точно отражает пищевые привычки человека, в дополнение к тому факту, что в течение периода оценки могут быть преднамеренные изменения в привычках питания. На оценку потребления пищи может влиять несколько факторов, таких как вмешательство в качество информации, уровень образования, озабоченность социальным одобрением и стандартами красоты, а также собственное восприятие здорового питания человеком (MENEZES, 2013).

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Настоящее исследование показало высокий процент жира у мужчин, ИМТ и высокую окружность талии у женщин, что может означать возникновение НИЗ. Этот факт привлек внимание к необходимости руководства по питанию, чтобы пробудить принятие более здоровых привычек питания, потому что неизбежно связывает эти жизненные привычки с антропометрическими данными населения, особенно пожилых людей, которые уже затронуты многочисленными физиологическими влияниями преклонного возраста.

Важные дефициты питательных веществ наблюдались также у исследуемого пожилого населения, главным образом в микроэлементах. Считается, что это может быть реальностью других популяций с аналогичными характеристиками, что показывает важность дальнейших исследований с этой возрастной группой.

Поэтому крайне важно выявлять лиц, подверженных риску питания, на ранних сроках, поскольку становится возможным проведение первичного и более конкретного вмешательства в области питания, такого как разработка профилактических мер, руководство по питанию в первичной медико-санитарной помощи, направленное на поощрение здорового питания и стимулирование физической активности, в целях содействия улучшению качества жизни пожилых людей.

Поэтому расширение исследований состава тела и антропометрического профиля у пожилых людей, использование кожных складок и мышечных периметров более комплексно способствует лучшей диагностике состояния питания этой популяции, что облегчает планирование и разработку поведения, которое будет применяться. Таким образом, все более важно знать конкретные антропометрические и диетические характеристики каждой возрастной группы, что позволяет построить местные эталонные стандарты. Поэтому предлагается проводить больше исследований с этой группой, чтобы способствовать естественному и здоровому старению.

РЕКОМЕНДАЦИИ

BENEDETTI, T. R. B.; MEURER, S. T.; MORINI, S. Índices antropométricos relacionados a doenças cardiovasculares e metabólicas em idosos. Rev. Educ. Fís/UEM. Florianópolis-SC, v. 23, n. 1, p. 123-130, 1. trim. 2012.

BORBA, T. B.; MUNIZ, R. M. Sobrepeso em idosos hipertensos e diabéticos cadastrados no Sistema HiperDia da Unidade Básica de Saúde do Simões Lopes, Pelotas, RS, Brasil. Rev. Enferm. Saúde. v.1, n. 1, p. 69-76, 2011.

CHUMLEA, W. C, ROCHE, A. F, STEINBAUGH M. L. Estimating Stature from Knee Height for Persons 60 to 90 Years of Age. Journal of the American Geriatrics Society. V. 33, n. 2, p. 116-120, fev, 1985.

CLOSS, V. E.; ROSEMBERG, L.S.; ETTRICH, B. G.; GOMES, I.; SCHWANKE, C. H. Medidas antropométricas em idosos assistidos na atenção básica e sua associação com gênero, idade e síndrome da fragilidade: dados do EMI-SUS. Vev.Scientia Medica. v. 25, n. 3, p. 1-7, 2015.

COUSSIRAT, C.; BATISTA, C.; SCHNEIDER, R. H.; RESENDE, T.; SCHWANKE C. H. A. Vitaminas B12, B6, B9 e homocisteína e sua relação com a massa óssea em idosos. Rev Brasil de Geriat e Gerontol. v.15, n. 3, p. 577-585, 2012.

FISBERG, R. M.; MARCHIONI, D. M.; CASTRO, M. A.; JUNIOR, E. V.; ARAÚJO, M. C.; BEZERRA, I. N.; PEREIRA, R. A.; SICHIERI, R. Ingestão inadequada de nutrientes na população de idosos do Brasil: Inquérito Nacional de Alimentação 2008-2009. Rev Saúde Pública. v. 47 n. 1 Supl):222S-30S 2013.

FRISANCHO, A. R. Anthropometric standards for the assessment of growth and nutritional status. Ann Arbor: The University Academic Press, P. 48-53. 1990.

GALLAGHER, D.; HEYMSFIELD, S. B.; HEO, M.; JEBB, S. A.; MURGATROYD. R. A.; SAKAMOTO, Y. Healthy percentage body fat ranges: an approach for developing guidelines based on body mass index.  Am J Clin Nutr. EUA, v. 72, p. 694-701, 2000.

GEUS, L. M. M.; MACIEL, C. S.; BURDA, I. C. A DAROS, S.J.; BATISTEL, S.; MARTINS, T.C. A.; FERREIRA, V. A; DITTERICH, R. G. A importância na inserção do nutricionista na Estratégia Saúde da Família. Ciência e Saúde Coletiva, Ponta Grossa Pr, v. 16, n.1, p. 119-23, dez. / 2011.

GUALANDRO, S. F. M.; HOJAIJ, N. H. S. L.; FILHO, W. J. Deficiência de ferro no idoso. Rev Bras Hematol Hemoter. São Paulo, v. 32, n. 2, p. 57-61, 2010.

INSTITUTE OF MEDICINE. Dietary reference intakes for calcium, phosphorus, magnesium, vitamin D, and fluoride. Washington (DC): National Academy Press; 1997.

INSTITUTO BRASILEIRO DE GEOGRAFIA E ESTATÍSTICA (IBGE). População de idosos vai triplicar até 2050 no Brasil, revela pesquisa São Paulo: 2016. Disponível em: <https://www.correiobraziliense.com.br/app/noticia/economia/2016/08/30/internas_economia,546485/populacao-idosa-vai-triplicar-ate-2050-revela-pesquisa.shtml< Acesso em 05 mar. 2019.

LEITE, S. C.; BARATTO, I.; SILVA, R. Consumo de cálcio e risco de osteoporose em uma população de idosos. Rev Bras de Obes, Nutriç e Emagrec. v. 8, n. 48, P. 165-174, 2014.

LIPSCHITZ, D. A. Screening for nutritional status in the elderly. Nutrition in Old Age, v. 21, n. 1, p. 55-67, 1994.

MACHADO, R. S. P.; COELHO, M. A. S. C.; COELHO, K. S. C. Percentual de gordura corporal em idosos: comparação entre os métodos de estimativa pela área adiposa do braço, pela dobra cutânea tricipital e por bioimpedância tetrapolar. Rev. Bras. Geriatr. Gerontol. v. 13, n. 1, p. 17-27, 2010.

MARCHIONI, D. M. L.; FISBERG, R. M. Dieta, nutrição e prevenção de doenças crônicas não transmissíveis. In: CUPPARI, L. Nutrição nas doenças crônicas não-transmissíveis. 1. Ed. São Paulo, SP. Manole, Cap. 1. P. 2-24, 2009.

MELLO, A. C.; CARVALHO, M. S. ALVES, L. C., GOMES, V. P.; ENGSTROM, E. M. Consumo alimentar e antropometria relacionados à síndrome de fragilidade em idosos residentes em comunidade de baixa renda de um grande centro urbano. Cadernos de Saúde Pública. Rio de Janeiro, v.33, n. 8, 2017.

MENEZES, N.; BRITO, T. T.; ARAÚJO, M. B. P.; SILVA, T. M.; NOLASCO, C. C. N.; RENNARLI, R.; FISCHE, A. T. S. Perfil antropométrico dos idosos residentes em Campina Grande-PB. Rev Bras de Geriat e Geront. V. 16, n. 1, p. 19-27, 2013.

MIRANDA, G. M. D.; MENDES, A. C. G.; SILVA, A. L. A.; O envelhecimento populacional brasileiro: desafios e consequências sociais atuais e futuras. Rev. bras. Geriatria. Gerontol. Rio de Janeiro, v. 19, n. 3, p. 507-519, jun. 2016.

MIRANDA, R. N. A.; CARVALHO, E. P.; AMORIM, I. R.; SANTOS, K. S.; SERRÃO, F. O. Conhecendo a saúde nutricional de idosos atendidos em uma organização não governamental, Benevides/pa. Rev. Conexão UEPG. v. 13, n. 3, p. 3-18, 2017.

MOREIRA, A. J.; NICASTRO, H.; CORDEIRO, R. C.; COIMBRA, P.; SILVIA FRANGELLA, V. S. Composição corporal de idosos segundo a antropometria. Rev Brasil de Geront. v. 12, n. 2, p. 201-213. 2009.

NATIONAL ACADEMY OF SCIENCES. Dietary Reference Intakes for Vitamin A, Vitamin K, Arsenic, Boron, Chromium, Copper, Iodine, Iron, Manganese, Molybdenum, Nickel, Silicon, Vanadium, and Zinc. Washington DC: National Academy Press, 2001.

NETO, L. S. S.; KARNIKOWISKI, M. G.; TAVARES, A. B.; LIMA, R. M. Associação entre sarcopenia, obesidade sarcopênica e força muscular com variáveis relacionadas de qualidade de vida em idosas. Rev Bras Fisioter. Palmas To, v. 16, n. 5, 360-7. Fev. /abr. 2012.

PADOVANI, R. M.; AMAYA-FARFÁN, J.; COLUGNATI, F. A. B.; DOMENE, S. M. Á. Dietary reference intakes: aplicabilidade das tabelas em estudos nutricionais. Rev de Nutri. v.19 n. 6, p. 741-760, 2006.

PAGOTTO, V.; SANTOS, K. F. MALAQUIAS, S. G.; BACHION, M. M.; SILVEIRA, E. A. Circunferência da panturrilha: validação clínica para avaliação de massa muscular em idosos. Rev Bras Enferm. Goiânia-GO, v. 71, n. 2, p. 343-50, mar./jun.2018

PETROSKI, EL. Desenvolvimento e validação de equações generalizadas para a estimativa da densidade corporal em adultos. Santa Maria: Universidade Federal de Santa Maria, 1995.

PFRIMER, K.; FERRIOLLI, E. Avaliação Nutricional do Idoso. In: VITOLO, M. R. Nutrição da Gestação ao Envelhecimento. 1. ed. Rio de Janeiro. Rubio Ltda, 2008. Cap. 45, p. 435-449.

PITANGA, F. J. G. Antropometria na avaliação da obesidade abdominal e risco coronariano. Rev Bras Cineantropom Desempenho Hum. Salvador BA, v. 13, n. 1, p. 238-241, nov./dez.2011.

SAMPAIO, L. R.; SILVA, M. C. M.; OLIVEIRA, T. M.; RAMOS, C. I. Avaliação Nutricional: ed. 1 reimpressão   Salvador: Edufba, 2012.

SANADA, K.; CHEN, R.; WILLCOX, B.; OHARA, T.; WEN, A.; TAKENAKA, C.; MASAKI, K. Association of sarcopenic obesity predicted by anthropometric measurements and 24-y all-cause mortality in elderly men: The Kuakini Honolulu Heart Program. Nutrition. Japão, v. 46, p. 97-102, Abr./set. 2018.

SENGER, A. E. V.; ELY, L. S.; GANDOLFI, T.; SCHNEIDER, R. H.; GOMES. I.; CARLI G. A. Alcoolismo e tabagismo em idosos: relação com ingestão alimentar e aspectos socioeconômicos. Rev. Bras. Geriatr. Gerontol. v. 14, n. 4, p. 713-719, 2011.

SILVA, A. L. S. C.; SILVA, B. S.; BRANDÃO, J. M.; BARROSO, S. G.; ROCHA, G. S. Avaliação antropométrica de idosos atendidos no Ambulatório de Nutrição do Centro de Referência em Assistência à Saúde do Idoso da Universidade Federal Fluminense, no município de Niterói-RJ. Demetra 10, n. 2, p. 361-374, 2015.

SILVA, R. C. P.; SIMÕES, M. J. S.; LEITE, A. A. Fatores de risco para doenças cardiovasculares em Sociedade Brasileira de Diabetes. Diretrizes da sociedade brasileira de diabetes. 1. ed. São Paulo: Clannad, 2017.

SOUZA, R.; FRAGA, J. S.; GOTTSCHALL, A. B. A.; BUSNELLO, F. M.; RABITO, E. I. Avaliação antropométrica em idosos: estimativas de peso e altura e concordância entre classificações de IMC. Rev. Bras. Geriatr. Gerontol. v. 16, n. 1, p. 81-90, 2013.

VENTURINI, C. D.; ENGROFF, P.; GOMES, I.; CARLI, G. A.  Prevalência de obesidade associada à ingestão calórica, glicemia e perfil lipídico em uma amostra populacional de idosos do Sul do Brasil. Revista Brasileira de Geriatria e Gerontologia. Rio de Janeiro, v. 16, n. 3, p. 591-601, jul. 2013.

[1] Диетолог, аспирант по клиническому питанию из Столичного колледжа Ribeirão Preto São Paulo (SP).

[2] Диетолог, окончила Колледж Morgana Potrich (FAMP), Mineiros – GO Бразилия.

[3] Диетолог, окончила Колледж Morgana Potrich (FAMP), Mineiros – GO Бразилия.

[4] Диетолог, выпускник в области клинического питания в Столичном колледже Ribeirão Preto São Paulo (SP).

[5] Диетолог, окончила Колледж Morgana Potrich (FAMP), Mineiros – GO Бразилия.

[6] Медсестра, окончила Колледж Morgana Potrich (FAMP), Mineiros – GO Бразилия.

[7] Советник. Диетолог, доктор наук медицинского факультета Университета São Paulo (USP), São Paulo – SP. Профессор FAMP – колледж Morgana Potrich, Mineiros – GO, Бразилия.

Представлено: Март 2021.

Утверждено: Июнь 2021.

DEIXE UMA RESPOSTA

Please enter your comment!
Please enter your name here