Технико-правовые параметры Базовое жизнеобеспечение в догоспитальной помощи в бою

DOI: ESTE ARTIGO AINDA NÃO POSSUI DOI
SOLICITAR AGORA!
4.9/5 - (7 голосов)
Facebook
Twitter
LinkedIn
Pinterest
WhatsApp
Email

CONTEÚDO

ОРИГИНАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

LEITÃO, Ket Jeffson Vasconcelos [1]

LEITÃO, Ket Jeffson Vasconcelos. Технико-правовые параметры Базовое жизнеобеспечение в догоспитальной помощи в бою. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Год. 07, Том. 02, Vol. 06, с. 126-147. Февраль 2022 года. ISSN: 2448-0959, Канал доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/закон/жизнеобеспечение

СВОДКА

Контекст: Преднамеренные насильственные смерти (MVI) имеют среднегодовые количественные показатели более 50 000 жертв (2009-2018), в то время как уровень убийств полицейских достиг уровня 63,5 смертей на группу из 100 000 полицейских жителей (2018). В этой ситуации система общественного здравоохранения, отвечающая за догоспитальную неотложную помощь, приобретает актуальность в качестве ресурса для снижения таких показателей смертности, особенно для улучшения догоспитальной помощи в ситуациях преднамеренного насилия. В этом смысле необходимо проанализировать, как к проблеме относятся органы здравоохранения Бразилия и при каких правовых и технических обстоятельствах участие специалистов напрямую связано с борьбой с насилием, полиции. Вопрос руководства: существуют ли конкретные технические руководящие принципы и правовые положения, позволяющие сотрудникам полиции оказывать специализированную и немедленную догоспитальную помощь жертвам преднамеренного насилия? Общая цель: определить наличие технических и правовых параметров для выполнения сотрудниками полиции догоспитальной помощи в ситуациях, когда имеет место преднамеренное насилие. Методология: это базовое и поисковое исследование с качественным подходом, технической процедурой которого стало библиографическо-документальное исследование о существовании законодательных указаний, параметров подготовки специализированных служб быстрого реагирования и технической литературы по догоспитальной помощи, оказываемой сотрудниками полиции в боевых условиях. Результаты: во-первых, доказан законодательный пробел, оставляющий догоспитальную помощь в боевых ситуациях нерегулируемым и, во-вторых, пробел в подготовке, учитывая, что, несмотря на наличие специализированной медицинской литературы, этот параметр не принят в качестве технического ориентира при подготовке сотрудников полиции. Выводы: в качестве государственной политики по сокращению смертности в результате преднамеренного насилия предлагается создать специальные нормы, регулирующие работу сотрудников полиции в специализированной догоспитальной помощи и обеспечивающие интеграцию этих специалистов в качестве специальных агентов Сети по чрезвычайным ситуациям и чрезвычайным ситуациям Единая система здоровья (SUS). В качестве первоначального и непременного условия предлагается также национальная программа профессиональной подготовки, в рамках которой все сотрудники полиции проходят подготовку по вопросам обеспечения первого Базовое жизнеобеспечение (BLS), стабилизирующего положение жертв преднамеренного насилия.

Ключевые слова: чрезвычайные ситуации; Умышленная насильственная смерть; Догоспитальная помощь в бою.

1. ВВЕДЕНИЕ

Преднамеренные насильственные смерти (MVI)[2] являются критической реальностью в Бразилия. Каждый год более 50 000 жизней уносятся преднамеренным насилием, по данным Бразильского форума общественной безопасности (FBSP, 2019a). В 2018 году был достигнут показатель в 27,5 убийств на группу из 100 000 жителей (FBSP, 2019a).

В частности, что касается насилия, которому подверглись сотрудники полиции, сообщается, что в 2018 году в ходе боевых действий погибли 74 человека[3]. Это представляет собой увеличение на 5% по сравнению с 2017 годом, когда был зарегистрирован 71 случай (FBSP, 2019b, стр. 48). Это, по предварительному анализу, смертность в 2,5 раза выше, чем у бразильского[4] военного персонала в миротворческой миссии в Гаити в течение 13 лет работы.

Учитывая, что в Бразилия, согласно последним подсчетам, проживало 425 000 сотрудников военной полиции (EXAME, 2017) и около 115 000 сотрудников гражданской полиции (FEIPOL, 2019), что составляет абсолютное население полиции в 540 000 полицейских, эти 74 смерти в год представляют собой 14 смертей на группу из 100 000 полицейских. Показатель людей, погибших в противостоянии с полицией, например, в пять раз ниже, достигнув уровня 2,99 смертей[5].

Если бы мы также подсчитали полицейских, убитых в боях вне службы, у нас было бы в общей сложности 198 смертей, что было бы 74 полицейскими, убитыми при исполнении служебных обязанностей, в дополнение к 124 убитым вне службы (FBSP, 2019a; 2019b, стр. 49). Это составит 36,67 смертей на группу из 100 000 полицейских жителей. Этот показатель на 47% выше, чем средний уровень убийств в стране в 2018 году, и на впечатляющие 1 200% выше, чем уровень людей, убитых в результате вмешательства полиции в том же году.

Если мы добавим 101 полицейского, которые стали жертвами самоубийства, к общему числу, этот показатель составит 63,5 смерти полицейских на группу из 100 000 полицейских жителей. Этот показатель в 2,3 раза выше, чем смертность среди населения в целом и в 21 раз выше, чем показатель людей, убитых в столкновении с полицией.

В этом тревожном сценарии система общественного здравоохранения, отвечающая за догоспитальную неотложную помощь, особенно догоспитальную помощь в боевых ситуациях, приобретает актуальность в качестве потенциального ресурса для смягчения смертности от преднамеренного насилия.

Под догоспитальной помощью в бою или, по законодательной терминологии, догоспитальной тактической полицейской помощью (APHTP) в кратком вводном синтезе понимается «неотложная помощь за пределами больницы, обычно связанная с операциями высокого риска и вооруженными столкновениями (…) полиция» (CORTEZ et al., 2018, стр. 7). Эти действия, как правило, начинаются с тактического спасения, наивысшим приоритетом которого «является спасение раненых» путем удаления их из районов наибольшего риска или «горячих зон» в «теплые районы, где они должны получить первую эффективную помощь» (CORTEZ et al., 2018, стр. 7 и 10).

Вместе с тем уместно подчеркнуть, что предоставление государственных услуг, в том числе в отношении догоспитального ухода, регулируется принципом законности. Физическим лицам разрешено делать то, что не запрещено законом; государственным должностным лицам, с другой стороны, разрешено делать только то, что разрешено законом, понимаемым здесь в широком смысле, который составляет Конституцию нормативных административных актов (RAMOS, 2017, с. 595).

Вместе с тем отмечается, что в наиболее важном законодательстве о догоспитальном уходе в Бразилия – Portaria GM No 2.048 от 5 ноября 2002 года, изданном министерством здравоохранения, и Постановлении No 1.671 от 23 июля 2003 года, изданном Федеральным советом по медицине (CFM), не оговариваются процедуры действий в конкретных ситуациях и сценариях, в которых обнаруживаются жертвы преднамеренного насилия и сотрудники полиции. Существуют также нестандартизированные этические и гуманитарные компоненты, такие, как действия, требуемые сотрудниками полиции перед лицом необходимости оказания помощи своим агрессорам.

С другой стороны, эти же правительственные нормативные документы и нормативные документы СМИ требуют специальной подготовки и непрерывного образования специалистов в области общественной безопасности. Это непременные требования к догоспитальному уходу (BRASIL, 2006; CFM, 2003).

Столкнувшись с поставленной проблемой, она подвергается сомнению: существуют ли конкретные технические руководящие принципы и правовые положения, позволяющие сотрудникам полиции оказывать специализированную и немедленную догоспитальную помощь жертвам преднамеренного насилия?

В результате расследования мы стремились описать соответствующие аспекты технико-правовых параметров, критиковать качество сегмента догоспитальной помощи в бразильских боевых действиях и, на основе проведенного расследования, предложить улучшения.

2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Это научное исследование является базовым, поскольку оно направлено на изучение существования законодательных руководящих принципов, параметров подготовки специализированных служб быстрого реагирования и технической литературы по догоспитальной помощи, оказываемой сотрудниками полиции в боевых условиях. Исходя из этого, в соответствии с научными целями, можно утверждать, что исследование классифицируется как исследовательское по своей природе, таким образом, понимаемое как цель которого заключается в «разработке, уточнении и изменении идей с целью постановки более точных проблем или проверяемых гипотез» (GIL, 1989, стр. 45).

Corpus научной работы состоит из исследований, направленных на выявление нормативных документов, научных работ и аналогичных текстов, разъясняющих правовые атрибуции и технические параметры действий полицейских служб быстрого реагирования в боевых ситуациях. Таким образом, можно утверждать, что принятая техническая процедура является библиографическо-документальной.

Библиографическое исследование, «разработанное из уже разработанного материала, такого как книги и статьи» (GIL, 1989, стр. 71), понимается как библиографическое. Документальное — это исследование, которое «ищет информацию в документах, которые не получили никакой научной обработки» (QUIRINO et al., 2014, стр. 56).

Основываясь на дифференциациях, предложенных Marconi и Lakatos (2003), можно классифицировать используемый в работе метод подхода как гипотетико-дедуктивный, ища восприятие пробела в знаниях, о котором были сформулированы гипотезы.

Принимая во внимание, что исследование выявляет проблемы и стремится представить возможные решения, оно классифицируется, как подход к изучаемым данным, как качественное исследование, в котором оно стремится «объяснить, почему все происходит, выражая то, что должно быть сделано» (GERHARDT; SILVEIRA, 2009, стр. 31).

3. РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

3.1 КОНТЕКСТУАЛИЗАЦИЯ

Здоровье является социальным правом, закрепленным в тексте Федеральной конституции. Эта прерогатива должна обеспечиваться «социально-экономической политикой, направленной на снижение риска заболеваний и других травм» и «всеобщим и равным доступом к действиям и услугам по их поощрению, защите и восстановлению» (BRASIL, 1988).

Они включены в текущую государственную политику в области базовой или первичной медико-санитарной помощи[6], среди прочего, неотложные и экстренные случаи[7]. Чрезвычайные ситуации связаны с «состояниями здоровья, которые подразумевают риск смерти или интенсивных страданий, что требует немедленного медицинского лечения» (CFM, 1995). Такие неотложные состояния являются диагнозами, подтвержденными каким-либо медицинским заключением[8]. С другой стороны, чрезвычайные ситуации — это «непредвиденное возникновение проблем со здоровьем с потенциальным риском смерти или без него, носитель которых нуждается в немедленной медицинской помощи» (CFM, 1995). Эта статья, основанная на законодательстве, касающемся этого вопроса, будет рассматривать срочный случаи как «результат личных несчастных случаев или осложнений в процессе гестации[9]» (BRASIL, 1998).

Уход за жертвами преднамеренного насилия в полицейских сценариях боевых действий теоретически рассматривается как неотложные случаи, учитывая, что они являются непредвиденными событиями в результате личных несчастных случаев.

Что касается общей политики, то процесс консолидации государственной политики в области оказания помощи в срочном сегменте можно резюмировать следующим образом:

A atenção às urgências tornou-se prioridade federal no Brasil em consequência do enorme desgaste vigente nos serviços hospitalares de urgência. No ano 2000, profissionais médicos pertencentes à Rede Brasileira de Cooperação em Emergência (RBCE) denunciaram em um congresso a falta de regulação sobre o tema e, a partir de então, um grupo de trabalho estabeleceu junto ao Ministério da Saúde as bases conceituais que instituíram a Política Nacional de Atenção às Urgências (PNAU). Identificam-se três etapas na implantação da política de urgência no Brasil: até 2003, produção das principais normas que instituem a política; de 2003 a 2008 predomina a implantação do Serviço de Atendimento Móvel de Urgência (Samu); e de 2008 a 2009 predomina a implantação das Unidade de Pronto Atendimento (UPA). A partir de 2011, foi instituída a Rede de Urgência e Emergência (RUE), priorizando-se a integração entre os componentes da atenção às urgências e o investimento menos fragmentado em componentes individuais da política (O’DWYER et al., 2017, стр. 2).

Набор руководящих принципов Национальная политика неотложной помощи (PNAU) и Срочная и экстренная сеть (RUE) регулирует стационарную и мобильную догоспитальную помощь (APH). Фиксированный APH определяется в соответствии с Portaria GM No 2.048/02 в следующих терминах:

O atendimento pré-hospitalar fixo é aquela assistência prestada num primeiro nível de atenção aos pacientes portadores de quadros agudos, de natureza clínica, traumática ou ainda psiquiátrica, que possa levar a sofrimento, sequelas ou mesmo à morte, provendo um atendimento e/ou transporte adequado a um serviço de saúde hierarquizado, regulado e integrante do Sistema Estadual de Urgência e Emergência. Este atendimento é prestado por um conjunto de unidades básicas de saúde, unidades do Programa Saúde da Família (PSF), Programa de Agentes Comunitários de Saúde (PACS), ambulatórios especializados, serviços de diagnóstico e terapia, unidades não hospitalares de atendimento às urgências e emergências e pelos serviços de atendimento pré-hospitalar móveis (BRASIL, 2006, стр. 66).

В этом сегменте стационарной помощи Отделения неотложной помощи (UPA), созданные в соответствии с Portaria GM 2.028/02, играют роль «учреждения здравоохранения промежуточной сложности между базовыми медицинскими учреждениями, отделениями семейного здравоохранения и больничной сетью» (CFM, Резолюция No 2,079 от 16 сентября 2014 г., ст. 2).

С другой стороны, мобильная APH, отвечающая за Мобильную службу неотложной помощи (Samu), спасательные подразделения и машины скорой помощи частного сектора и т. д., В соответствии с тем же стандартом, является:

O atendimento que procura chegar precocemente à vítima, após ter ocorrido um agravo à sua saúde (de natureza clínica, cirúrgica, traumática, inclusive as psiquiátricas), que possa levar ao sofrimento, sequelas ou mesmo à morte, sendo necessário, portanto, prestar-lhe atendimento e/ou transporte adequado a um serviço de saúde devidamente hierarquizado e integrado ao Sistema Único de Saúde. Podemos chamá-lo de atendimento pré-hospitalar móvel primário quando o pedido de socorro for oriundo de um cidadão ou de atendimento pré-hospitalar móvel secundário quando a solicitação partir de um serviço de saúde, no qual o paciente já tenha recebido o primeiro atendimento necessário à estabilização do quadro de urgência apresentado, mas necessite ser conduzido a outro serviço de maior complexidade para a continuidade do tratamento (BRASIL, 2002, стр. 81).

Степень сложности услуги, предоставляемой мобильным APH, можно разделить на Базовое жизнеобеспечение (BLS) и Продвинутая поддержка жизни (ALS). Основные различия между этими двумя методами связаны с квалифицированным персоналом, используемым оборудованием и свободой специалистов применять процедуры.

Передовую поддержку возглавляют команды, состоящие из специалистов высшего образования из здравоохранения (врачей и медсестер), членов экипажей мобильных медицинских подразделений с интенсивным оборудованием; базовая поддержка осуществляется профессионалами технического или среднего уровня (помощники и техники среднего или высшего звена) или специалистами среднего или высшего уровня не из области здравоохранения (такими как полиция и пожарные), все из которых являются членами экипажей мобильных подразделений с оборудованием для выполнения неинвазивных или консервативных процедур (BRASIL, 2006).

С технической точки зрения BLS в первую очередь предназначен «для поддержания, поддержки или восстановления оксигенации, вентиляции и кровообращения у пациентов с остановкой сердца, остановкой дыхания или и тем, и другим» (MELO; SILVA, 2011, стр. 28).

В законодательстве о BLS, предоставляемом полицией и пожарными, указывается, что они «осуществляют консервативное вмешательство в догоспитальную помощь, под непосредственным медицинским наблюдением или на расстоянии, используя специализированные материалы и оборудование» (CFM, 2003), или, другими словами:

Podem realizar suporte básico de vida, com ações não invasivas, sob supervisão médica direta ou à distância, sempre que a vítima esteja em situação que impossibilite o acesso e manuseio pela equipe de saúde, obedecendo aos padrões de capacitação e atuação previstos (BRASIL, 2006, стр. 92).

Спасение, являющееся исключительной компетенцией полицейских и пожарных, заключается в удалении жертв из «мест или ситуаций, которые делают невозможным доступ медицинской бригады» (BRASIL, 2006, стр. 92). Тактическое спасение, однако, является жанром, отдельным в гиперниме «спасение». Компетентность считается тактической, потому что она возникает в гражданских условиях, подверженных бою и дифференцированному применению силы[10], что исключает пожарных. Таким образом, в таких сценариях полиция или, в исключительных случаях, вооруженные силы, запланированные для миссий по Гарантия закона и порядка (GLO), обладают уникальной квалификацией для оказания помощи жертвам насилия и оказанию немедленной помощи жертвам насилия, самим законным агентам, раненым в бою, и даже нейтрализованным агрессорам.

С учетом всего можно видеть, что APH, предоставляемые сотрудниками полиции в боевых условиях и посредством тактических спасательных операций, являются последствиями национальной политики в области общественного здравоохранения.

3.2 ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

Как уже говорилось в предыдущем разделе, внимание к чрезвычайным ситуациям в Бразилия обсуждалось с необходимой глубиной только в конце 20-го века. Профессионалы осудили в конгрессе отсутствие регулирования по этому вопросу. С тех пор Министерство здравоохранения выступило за создание и осуществление Национальной политики в области оказания чрезвычайной помощи с уделением особого внимания правовому регулированию и унификации стратегий непрерывного образования (O’DWYER et al., 2017, стр. 2).

До появления нормативных актов и требования о создании специальных образовательных центров для APH существовала проблема обучения, согласующаяся с:

Grande proliferação de cursos de iniciativa privada de capacitação de recursos humanos para a área, com grande diversidade de programas, conteúdos e cargas horárias, sem a adequada integração à realidade e às diretrizes do Sistema Único de Saúde – SUS (SUS (BRASIL, 2006, стр. 134)

Примерно через два десятилетия после первых общих федеральных правил – и всей прочной конструкции системы, особенно с Samu и UPA для генерических APH – государственное учреждение начало обсуждать конкретные стандарты для тактического сектора APH. Министерство обороны, пионер в практическом применении техники APH в боевых условиях, организовало в 2017 году ведущее мероприятие, объявив:

Os participantes do I Simpósio de Medicina Tática do Ministério da Defesa (MD), realizado entre os dias 26 e 29 de setembro, na Escola Superior de Guerra (ESG), no Rio de Janeiro (RJ), elaboraram as propostas de criação de Portaria Ministerial para normatizar o Atendimento Pré-Hospitalar Tático (APHT) e sugeriram a exigência de um currículo nacional mínimo para a capacitação em APHT (BRASIL, 2017).

В следующем году был отредактировано Portaria Normativa No 16 от 12 апреля 2018 года. В этом нормативном документе, который, следует подчеркнуть, имеет правовые последствия только для профессиональных классов Вооруженных Сил, было утверждено Тактическое руководство по догоспитальной помощи (APHT) Министерства обороны.

Согласно стандартизации, тактическая догоспитальная помощь предназначена для:

Emprego operacional, operação real ou de adestramento, ações militares de vigilância de fronteira, ações militares de operações de Garantia da Lei e da Ordem, ações relacionadas às atribuições subsidiárias das Forças Armadas, missões de paz e instrução (BRASIL, 2018).

Военнослужащие, специально занятые в военно-тактическом базовое жизнеобеспечение, не относящиеся к сфере здравоохранения, классифицируются как тактические спасатели III уровня.

Именно личному составу тактично-военного BLS, на предварительном этапе оценки биобезопасности: проанализировать ситуацию; определение уровней угроз; установить подъездные пути или зону встреч; применять приемы немедленных действий; установить число жертв и связь с высшим эшелоном. На этапе спасения необходимо выбрать технику вывода в соответствии с оперативной обстановкой и выполнить технику аварийной транспортировки. Наконец, на самой фазе ухода необходимо сдерживать кровоизлияния, оценивать и очищать дыхательные пути и стабилизировать поражения (BRASIL, 2018).

В дополнение к тому, что они были ранее обучены общему догоспитальному уходу и боевым, спасательным или спасательным курсам, такие специалисты уровня III также должны пройти специальную, теоретическую и практическую подготовку, в общей сложности 40 часов занятий. Оттуда, только в соответствии с этими требованиями, будет квалифицирована тактическая PHA, которая, согласно приведенному стандарту, состоит из:

No atendimento à vítima, em um ambiente tático, nas atividades militares, com o emprego de um conjunto de manobras e procedimentos emergenciais, baseados em conhecimentos técnicos de suporte de vida (…) para serem aplicados nas vítimas ou em si mesmos, (…) com o objetivo de salvaguardar a vida humana e prover a estabilização para a evacuação até o suporte médico adequado (BRASIL, 2018).

Можно представить, что проблему отсутствия правовых и технических параметров для тактической полиции APH можно было бы решить, подвергнув сотрудников полиции военной подготовке III уровня. Однако, как подчеркивалось в ходе этой работы, стандарт Министерства обороны не применим к офицерам военной полиции, которые, несмотря на то, что являются вспомогательными силами, являются частью государственных учреждений, подлежащих регулированию соответствующих федеративных подразделений. С другой стороны, сотрудники федеральной, федеральной и федеральной полиции являются гражданскими специалистами, не подчиняются Вооруженным силам и не могут иметь деятельность, регулируемую ими.

Таким образом, юридически нормы, которые регулируют работу специалистов по безопасности в APH, требуют требований к обучению, отличных от требований Министерства обороны, посредством курсов, проводимых с участием школа врачей и медсестер, местных менеджеров и SUS, как поясняется CFM:

O treinamento do pessoal envolvido no atendimento pré-hospitalar, em especial ao trauma, deverá ser efetuado em cursos ministrados por instituições ligadas ao SUS, envolvendo as escolas médicas e de enfermagem locais, sob coordenação das Secretarias Estaduais e Municipais de Saúde. Deverá haver um programa mínimo que contemple todo o conhecimento teórico e prático necessário à realização eficaz dos atos praticados (BRASIL, 2003).

В том же смысле Portaria GM No 2.048/02 определяет, что Центры непрерывного образования (NEC) «должны организовываться в качестве пространств межведомственный знаний о подготовке, подготовке, квалификации и непрерывном образовании в чрезвычайных ситуациях» (BRASIL, 2006, стр. 134). Это должно быть сделано путем взаимодействия с государственными и частными менеджерами, с Единая система здоровья и с высшими учебными заведениями, отвечающими за подготовку и подготовку кадров в области здравоохранения (BRASIL, 2006).

И последнее, но не менее важное: следует зафиксировать этико-правовой конфликт, которому подвергаются сотрудники полиции в возможной необходимости оказания поддержки людям, находящимся в конфликте с законом, нейтрализованным в ходе боевых действий.

В статье 6 резолюции No 34 от 17 декабря 1979 года, принятой Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций для регулирования поведения правоохранительных органов, говорится, что:

Os funcionários responsáveis pela aplicação da lei devem garantir a proteção da saúde de todas as pessoas sob sua guarda e, em especial, devem adotar medidas imediatas para assegurar-lhes cuidados médicos, sempre que necessário (ONU, 1979).

Это правило при использовании терминов «под вашим опекой», по-видимому, будет направлено на тех аппликаторов, которые арестовали или держат под стражей какое-либо лицо. Учитывая, что лицо, нейтрализованное дифференцированным применением силы, автоматически будет находиться под контролем нейтрализующего полицейского, очевидно, что устройство для полицейских боевых сценариев является обоснованным.

На другом нормативном фронте Portaria Interministerial № 4226 от 31 декабря 2010 г., устанавливающий правила применения силы агентами общественной безопасности, определяет в ст. 10 п. «а», что «в случае причинения телесных повреждений или гибели людей агентом общественной безопасности должны (…) способствовать оказанию помощи или медицинской помощи пострадавшим» (BRASIL, 2010).

Исходя из совместного анализа норм и основываясь на принципах прав человека, в частности на принципе соответствующего толкования прав человека[11], необходимо, чтобы в данном случае наилучшим толкованием было бы то, в котором, преодолевая экологические риски боевых сценариев и с целью снижения уровня заболеваемости и смертности людей, сотрудники полиции должны были иметь возможность оказывать первую помощь агрессорам, гарантируя им больше шансов на выживание.

Однако следует подчеркнуть, что существуют практические и эмоциональные последствия, которые нельзя скрыть или не обсудить в рамках усилий по достижению разумного и осуществимого консенсуса. Конечно, в настоящее время не существует технического регламента, который направлял бы специалистов по безопасности перед лицом человеческой и этической проблемы, поставленной либо для непосредственного ухода, либо путем активизации медицинских услуг.

3.3 ТЕХНИЧЕСКИЕ БАЗЫ В БРАЗИЛИЯ

Базовый протокол базовое жизнеобеспечение Министерства здравоохранения Samu предусматривает техническую деятельность специалистов в случаях ухода за жертвами или потенциальными жертвами преднамеренного насилия, такими как самоубийцы, раненые пулями, холодным оружием или предметами, приспособленными для оружие (осколки стекла, дерево, острые предметы).

Однако случается, что лица, оказывающие первую помощь в этом виде догоспитальной помощи, не могут получить доступ к жертвам без полной безопасности для оказания помощи. Ориентация, если они первыми посещают место оказания помощи, заключается в том, чтобы дождаться прибытия сотрудников полиции, чтобы они оценили и нейтрализовали любые угрозы, в соответствии с выраженными прогнозами Протоколов клинических чрезвычайных ситуаций BLS (BC28, BC29 и BC32), Протоколов травматических чрезвычайных ситуаций (BT8 и BT9) и Специального протокола PE17 (BRASIL, 2016).

Национальная теоретическая справка также решительно защищает линию мер предосторожности, связанных с безопасностью места ухода, давая понять, что «спасатель должен изначально заботиться о своей собственной безопасности (…), он должен сначала убедиться, что место безопасно, прежде чем приближаться к жертве» (FREIXO; LEITE, 2013, стр. 50).

В том же смысле иностранная доктрина APH устанавливает, что абсолютная безопасность сцены является основной предпосылкой для исполнения: «Первым приоритетом для всех тех, кто вовлечен в травматический инцидент, является оценка места происшествия (…) что означает обеспечение безопасности сцены и тщательное рассмотрение точного характера ситуации» (PHTLS, 2019, стр. 88).

Это правильное условие оказания помощи – это именно то, что отличает этапы APH, предоставляемые Samu, от этапов APH, которые могут быть предоставлены сотрудниками полиции в боевых условиях. Это технико-правовой пробел в уходе за жертвами преднамеренного насилия, который представляет бразильская система здравоохранения.

Как известно, время является решающим фактором при APH, особенно при возникновении преднамеренного насилия, которое, в силу величины, обычно связано с обильными кровоизлияниями, прямыми и кавитационными выделениями важных органов, поражением грудной клетки, способствующим гемотораксу и пневмотораксу.

Adams Cowley придумал термин «золотой час», позже адаптированный к «золотой век». Это определение состоит из динамического временного интервала, менее или более одного часа, в зависимости от травматической ситуации каждого пациента, в котором «если поражение не контролируется и оксигенация восстанавливается (…), шансы пациента на выживание значительно снижаются» (PHTLS, 2019, стр. 110).

Часть этого золотого периода не используется должным образом в случаях преднамеренного насилия, потому что профессионалы Samu, которые прибывают рано на место происшествия до того, как полиция, не могут действовать, пока офицеры не будут уволены и не сделают место происшествия безопасным.

С другой стороны, поскольку не существует непрерывной программы подготовки сотрудников полиции в отношении APH, будь то для общего или боевого ухода, даже если они прибывают на место происшествия рано перед медицинскими работниками, результат случаев травмы обычно сводится к первичному мобильному APH, который, как видно из раздела 3.1, связан с простой телефонной активацией службы Samu, без прецедента и должной стабилизации жертв (что было бы вторичным мобильным APH ).

Именно в рамках этой технико-протокольно-правовой неопределенности догоспитальная помощь в бою подходит в качестве альтернативы, которая может внести значительный вклад в использование золотого периода и последующее смягчение смертности.

3.4 TACTICAL COMBAT CASUALTY AND CARE (TCCC)

Научно-технический регламент, принятый в настоящем исследовании для представления модальности догоспитальной помощи в бою, – это Tactical Emergency Medical Support (TEMS), описанная в Prehospital Trauma Life Support, Military Edition.

TEMS, в свободном переводе это Тактическая неотложная медицинская поддержка. Учебная программа состоит из системы ухода, которая, основываясь на принципах военной медицины и обычных служб неотложной медицинской помощи, посвящена повышению вероятности успеха полицейских операций (PHTLS, 2020).

Так же, как обычный APH, APH, рекомендованный TEMS, имеет своим самым фундаментальным приоритетом безопасность полицейских-спасателей. Тем не менее, оценка места происшествия, рисков, которым могут подвергнуться сотрудники полиции, и динамика ухода следуют совершенно разнообразной и специализированной доктрине, Tactical Combat Casualty and Care (TCCC).

TCCC, в свободном переводе, будет Помощь жертвам тактических боевых действий. Методика в основном касается конкретных действий, основанных на боевой обстановке, в зависимости от зон операции и с этапами обслуживания (PHTLS, 2020).

В TCCC театр военных действий разделен на географические границы: safe zone (безопасная зона), warm zone (теплая зона), kill zone (зона смерти, также называемая горячей зоной). Это области с динамической классификацией, которые могут меняться в зависимости от эволюции тактического сценария. Движение по боевому периметру может привести к тому, что теплые зоны станут горячими и наоборот.

Смертельные или горячие зоны – это зоны, где существуют активные угрозы. В этих пространствах этап обслуживания TCCC называется Care Under Fire (Служба под огнем). Все усилия полицейских групп будут сосредоточены на действиях по нейтрализации пользователей огнестрельного оружия или носителей других смертоносных инструментов. Лучшим приемом является преодоление оппонента путем применения юридической силы.

Следует отметить, что в рамках первоначального боевого сценария в горячей зоне выход агрессоров из пространства, в которое они были вверены, побег или продвижение преступников, обнаружение новых агрессоров или преступников на других позициях являются факторами, которые изменяют географию этой зоны и продолжительность фазы Care Under Fire, поскольку, как уже было сказано, сценарий является динамичным и должен постоянно переоцениваться.

Для раненых полицейских, находящихся в действии на данном этапе, где все еще существуют активные угрозы, единственными руководящими принципами являются перетаскивание жертв в безопасные укрытия (теплые районы), если это возможно, и применение кровоточащих контейнеров, если это необходимо. Если удаление невозможно, ориентация заключается в том, чтобы просто перевернуть пострадавшего без сознания лицом вниз (чтобы предотвратить удушье) и дать дистанционные инструкции сознательным раненым, в то время как команда продвигается к приоритету этой фазы, которая заключается в нейтрализации угрозы и попытке погасить горячую зону. Те же процедуры применяются к гражданам, жертвам боевого насилия, к которым можно получить доступ или связаться с ними до нейтрализации активной угрозы.

Временная нейтрализация угрозы или прекращение огня превращает сценарий в теплую зону. Однако учтите, что сдерживаемые угрозы могут вновь возникнуть, могут появиться новые агрессоры и могут возобновиться вооруженные бои. Угрозы косвенные, потенциальные, а безопасность сцены относительна. С другой стороны, возможно, что часть команды находится в зоне боевых действий, горячей зоне, а другая часть полиции забаррикадирована и относительно безопасна в теплой зоне. В любом случае, для раненых, которые находятся в теплых районах и о которых можно позаботиться, этап ухода превратится в Tactical Field Care (Тактическая полевая служба). Именно на этом этапе происходит собственно догоспитальная помощь в бою.

Во время тактической полевой службы полицейские-спасатели применяли на практике мнемонику X-ABCDE[12] обычной службы экстренной помощи. Это критерий оценки MARCH (Massive bleeding, Airway, Respirations, Circulation in Head/Hypothermia).

Как описано в PHTLS (2020): в оценке Massive Bleeding (массивного кровотечения) спасатель выявляет сильное кровотечение и использует методы прямого давления, специальные повязки для огнестрельного ранения, жгуты и антикоагулянтные препараты; при анализе Airway (дыхательных путей) сотрудник полиции добивается наилучшего положения тела при больном дыхании и при необходимости применяет носоглоточные канюли; в момент оценки Respiration (дыхания) дежурный занимается качеством и дыхательными движениями пострадавшего, применяя декомпрессоры грудной клетки, в случае выявленного пневмоторакса; при исследовании Circulation (кровообращения)  оценивается пульс и наличие шока у травматических больных, и специалист может принять меры по замещению объема и даже внутрикостному доступу; в конце полевого ухода проводится анализ Head/Hypothermia (голова/гипотермия), при котором можно предотвратить потерю тепла с применением тепловых одеял, облучением и лечением важных переломов и иммобилизацией шейки матки.

Важно подчеркнуть, что этот вид ухода на местах не будет иметь места в Бразилия, поскольку бригады Samu будут огорожены для ухода в теплых районах из-за протоколов безопасности, и большинство сотрудников полиции будут затруднены прямой помощью, поскольку им не были предоставлены технические инструменты для действий, даже потому, что речь идет о более сложных процедурах.

Дело в том, что и полиция, и спасатели Samu ожидают, что жертва будет удалена за пределы горячего периметра или что периметр станет полностью безопасным (холодная зона) для медицинских бригад, чтобы иметь возможность действовать.

В настоящем исследовании, как уже упоминалось во всем тексте, утверждается, что большая часть смертности из-за преднамеренной насильственной смерти населения в целом и полиции связана с этим разрывом и задержкой в предоставлении медицинских услуг, поскольку эта позиция ограничивает золотой период, учитывая, что:

Esperar que o doente seja levado para fora pode resultar em perda desnecessária de vida (…). A solução óbvia é que o suporte médico das operações táticas (…) seja executado por socorristas bem treinados e equipados de maneira adequada, capazes de agir no interior do perímetro isolado (PHTLS, 2019, стр. 583).

После завершения этапа полевого ухода TCCC завершается с окончательным устранением угрозы, начало этапа Tactical Evacuation Care (Служба тактической эвакуации).

На этом последнем этапе эвакуации помощь оказывается нейтрализованным агрессорам, а уже стабилизированные пациенты, полицейские или жертвы агрессора передаются обычным службам медицинской помощи, которые уже активированы и размещены за пределами периметров или холодных зон. Затем пациентов направляют в специализированные больницы для окончательного лечения.

4. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ

В ответ на вопрос исследования, а именно: «существуют ли конкретные технические руководящие принципы и правовые положения, позволяющие сотрудникам полиции оказывать специализированную и немедленную догоспитальную помощь жертвам преднамеренного насилия?», были сделаны следующие выводы, исследование инцидента на законодательной основе однозначно подтвердило нормативную неопределенность, которой подвергается область догоспитального ухода в ситуациях преднамеренного насилия.

Показано, что общие законодательные и протокольно-технические процедуры оказания мобильной доврачебной помощи, даже направленные на сотрудников полиции, не предусматривают каких-либо действий в жарких и теплых зонах боевых действий.

Несмотря на стандартизацию и подготовку военнослужащих Вооруженных сил для действий в вышеупомянутых областях, такие технико-правовые параметры по соображениям ограничения и конституционной компетенции не распространяются на полицию.

Что касается технических аспектов, то зарубежная техническая доктрина APH в бою формально не принята в качестве параметра государственной учебной политики, сертифицированной NEC или Высшими школами здравоохранения (медицины и сестринского дела), хотя бы потому, что нет специальной подготовки курс, направленный на должным образом регулируемые полицейские силы.

Учитывая все, делается вывод о том, что пробелы, доказанные этим исследованием, являются формой государственного упущения, что приводит к неуважению права на здоровье и, следовательно, права на жизнь бразильцев. Это неуважение проявляется в трех различных группах людей: населении в целом, которое не может рассчитывать на подготовленных сотрудников полиции, оснащенных и интегрированных в сеть неотложной и чрезвычайной помощи для оказания им помощи в ситуациях преднамеренного насилия; сотрудникам полиции, которые участвуют в боевых действиях в городах без необходимой подготовки и интеграции в сеть здравоохранения, чтобы помочь себе или сверстникам; и лица, находящиеся в конфликте с законом, нейтрализованные полицией, которые не являются объектом гуманитарной и технической помощи.

Иными словами, было установлено, что в отношении государственной помощи жертвам преднамеренного насилия конституционный идеал, рекомендованный системой здравоохранения, заключается в невыполнении обещаний «социально-экономической политики, направленной на снижение риска заболеваний и других травм», ни «всеобщего и равного доступа к действиям и услугам по его поощрению, защита и восстановление» (BRASIL, 1988).

С учетом всего этого мы отстаиваем настоятельную необходимость подготовки полицейских сил, с тем чтобы иметь возможность на раннем этапе охватить жертв насилия и осуществлять стабилизирующие мероприятия в отношении них, усиливая возможности выживания.

Необходимо научно обсудить эту тему между NEC, высшими школами здравоохранения и полицейскими органами. SUS необходимо развивать и предлагать непрерывную подготовку, сертификацию и повторную сертификацию в целом APH и APH в боевых действиях для всех сотрудников полиции в Бразилия. Полицейские учреждения и их агенты должны быть эффективно интегрированы в Сеть по чрезвычайным ситуациям и чрезвычайным ситуациям с помощью специальных протоколов. Необходимо также определить этические и правовые процедуры оказания помощи нейтрализованным агрессорам с участием прокуроров, соответствующих каждой сфере деятельности полицейского учреждения.

Какова будет стоимость и время эксплуатации чего-то такого масштаба? Трудно сказать, но совершенно точно, что человеческий, социальный, психологический и материальный ущерб, наносимый ежегодно 50 000 смертей от преднамеренного насилия, абсурдно больше.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

BRASIL. Constituição da República Federativa do Brasil. 1988. Texto promulgado em 5 de outubro de 1988. Disponível em: < http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/constituicao/constituicao.htm>. Acesso em: 12 mar. 2020.

______. Lei n. 9.656, de 3 de junho de 1998. Dispõe sobre os planos e seguros privados de assistência à saúde. 1998. Disponível em <http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/leis/L9656compilado.htm>. Acesso em: 12 de mar. 2020.

______. Portaria GM n. 2.048, de 5 de novembro de 2002. Aprova o regulamento técnico dos sistemas estaduais de urgência e emergência. In: Política Nacional de Atenção às Urgências. 3 ed. amp. Brasília: Ministério da Saúde, 2006. Disponível em: <http://bvsms.saude.gov.br/bvs/publicacoes/politica_nacional_atencao_urgencias_3ed.pdf>. Acesso em: 2 jan. 2020.

______. Resolução do Conselho Federal de Medicina, n. 1.671, de 29 de julho de 2003. Dispõe sobre a regulamentação do atendimento pré-hospitalar e dá outras providências. 2003. Disponível em: <http://www.saude.mg.gov.br/images/documentos/Res_1671.pdf>. Acesso em: 1 jan. 2020.

_______. Portaria Interministerial n. 4.226, de 31 de dezembro de 2010. Uso da Força pelos Agentes de Segurança Pública. 2010.  Disponível em: <https://normas.gov.br/materia/-/asset_publisher/NebW5rLVWyej/content/id/34637403>. Acesso em: 4 abr. 2020.

______. Resolução do Conselho Federal de Medicina n. 2.079, de 16 de setembro de 2014. Dispõe sobre a normatização do funcionamento das Unidades de Pronto Atendimento (UPAs) 24h e congêneres, bem como do dimensionamento da equipe médica e do sistema de trabalho nessas unidades. 2014. Disponível em: <https://www.legisweb.com.br/legislacao/?id=274743>. Acesso em: 10 mar. 2020.

______. Protocolos do suporte básico de vida (Samu 192). atual. 2016. Disponível em <http://bvsms.saude.gov.br/bvs/publicacoes/protocolo_suporte_basico_vida.pdf>. Acesso em: 17 mai 2020.

_______. Normatização do Atendimento Pré-Hospitalar Tático é proposta durante I Simpósio de Medicina Tática do MD. 2017. Disponível em: <https://www.defesa.gov.br/noticias/35548-normatizacao-do-atendimento-pre-hospitalar-tatico-e-proposta-durante-i-simposio-de-medicina-tatica-do-ministerio-da-defesa>. Acesso em: 4 abr. 2020.

______. Portaria Normativa do Ministério da Defesa n. 16, de 12 de abril de 2018. Aprova a Diretriz de Atendimento Pré-Hospitalar Tático do Ministério da Defesa para regular a atuação das classes profissionais, a capacitação, os procedimentos envolvidos e as situações previstas para a atividade. 2018. Disponível em: <http://www.in.gov.br/materia/-/asset_publisher/Kujrw0TZC2Mb/content/id/10823076/do1-2018-04-18-portaria-normativa-n-16-md-de-12-de-abril-de-2018-10823072>. Acesso em: 4 abr. 2020.

CARVALHO, Mateus. PRF tem déficit de 8,3 mil policiais e um novo concurso é urgente, 2019. Disponível em: <https://folhadirigida.com.br/noticias/concurso/prf/prf-tem-deficit-de-83-mil-policiais-e-um-novo-concurso-e-urgente>. Acesso em: 2 jan. 2020.

CFM. Resolução do Conselho Federal de Medicina n. 1.451, de 17 de março de 1995. Estabelece as normas mínimas para funcionamento dos estabelecimentos de saúde de Pronto Socorro. 1995. Disponível em: <https://sistemas.cfm.org.br/normas/visualizar/resolucoes/BR/1995/1451>. Acesso em: 10 mar. 2020.

CHARLEAUX, João Paulo. Qual o balanço da missão de paz brasileira no Haiti. 2017. Disponível em <https://www.nexojornal.com.br/expresso/2017/04/25/Qual-o-balanço-da-missão-de-paz-brasileira-no-Haiti>. Acesso em 9 de mar. 2020.

CORTEZ, et al. Manual de atendimento pré-hospitalar para vítimas por arma de fogo. 2018. Disponível em: <http://www.unoeste.br/Areas/Graduacao/Content/ documentos/12/E-book- APH%20Arma-de-Fogo.pdf>. Acesso em: 2 jan. 2020.

EXAME. Brasil tem déficit de 20 mil policiais em seu efetivo. 2015. Disponível em: <https://exame.abril.com.br/brasil/brasil-tem-deficit-de-20-mil-policiais-em-seu-efetivo/>. Acesso em: 2 fev. 2020.

FBSP. Infográfico do 13° anuário brasileiro de segurança pública. 2019. Disponível em: < http://www.forumseguranca.org.br/wp-content/uploads/2019/10/Infogr%C3%A1fico-2019-FINAL_21.10.19.pdf>. Acesso em: 2 fev. 2020.

______. 13° anuário brasileiro de segurança pública. 2019. Disponível em: <http://www.forumseguranca.org.br/wp-content/uploads/2019/10/Anuario-2019-FINAL_21.10.19.pdf>. Acesso em: 18 jan. 2020.

FEIPOL. Cobrapol divulga ranking salarial e efetivo da Policia Civil do Brasil. 2019. Disponível em: <http://www.feipol.org.br/feipol/?p=4787>. Acesso em: 12 jan. 2020.

FIOCRUZ. Atenção básica. 2020. Disponível em: <https://pensesus.fiocruz.br/atencao-basica>. Acesso em: 16 fev. 2020.

FREIXO, José Alexander de Albuquerque; LEITE, Wilson de Oliveira. Segurança em operações terrestres e aeromédicas. In: FERIANI et. al. Pré-hospitalar GRAU. 1 ed. Barueri: Manole, 2013.

GIL, Antônio Carlos. Métodos e técnicas de pesquisa social. 5. ed. São Paulo: Atlas, 2006.

GIGLIO-JACQUEMOT, Armelle. Definições de urgência e emergência: critérios e limitações. In: Urgências e emergências em saúde: perspectivas de profissionais e usuários [online]. Rio de Janeiro: Editora FIOCRUZ, 2005. Antropologia e Saúde collection, pp. 15-26. Disponível em: <http://books.scielo.org/id/zt4fg/pdf/giglio-9788575413784-02.pdf>. Acesso em: 12 fev. 2020.

GERHARDT, Tatiana Engel; SILVEIRA, Denise Tolfo. Métodos de pesquisa. Porto Alegre: Editora da UFRGS, 2009.

LAKATOS, Eva Maria; MARCONI, Marina de Andrade. Fundamentos de metodologia científica. São Paulo: Atlas, 2003.

MAZZUOLI, Valério de Oliveira. Curso de direitos humanos. 3. ed. rev. atual. e ampl. Rio de Janeiro: Forense; São Paulo: Método, 2016.

MELO, Maria do Carmo Barros de; SILVA, Nara Lúcia Carvalho da. Urgência e emergência na atenção primária à saúde. 2011. Disponível em: <https://www.nescon.medicina.ufmg.br/biblioteca/imagem/3046.pdf>. Acesso em 11 abr. 2020.

O’DWYER, Gisele et al. O processo de implantação do Serviço de Atendimento Móvel de Urgência no Brasil: estratégias de ação e dimensões estruturais. 2017. Disponível em: <http://www.scielo.br/pdf/csp/v33n7/1678-4464-csp-33-07-e00043716.pdf>. Acesso em: 24 de fev. 2020.

OLIVEIRA, Nielmar. População brasileira passa dos 208,4 milhões de habitantes, mostra IBGE. 2019. Disponível em: <http://www.forumseguranca.org.br/wp-content/uploads/2019/10/Infogr%C3%A1fico-2019-FINAL_21.10.19.pdf>. Acesso em: 2 jan. 2020.

ONU. Código de Conduta para os Funcionários Responsáveis pela Aplicação da Lei, 1979. 2020. Disponível em <http://www.mpsp.mp.br/portal/page/portal/cao_criminal/CAOCri_ControleExtAtivPol/C%C3%B3digo%20de%20Conduta%20para%20os%20Funcion%C3%A1rios%20Respons%C3%A1veis%20pela%20Aplica%C3%A7%C3%A3o%20da%20Lei_2.pdf>. Acesso em: 17 abr. 2020.

PHTLS. Soporte Vital de Trauma Prehospitalario. 9ª ed. Burlington: Jones & Bartlett Learning, 2019.

______. Prehospital Trauma Life Support (Military Edition). 9ª ed. Burlington: Jones & Bartlett Learning, 2020.

QUEIRÓZ, Johnny Mascarenhas de; RIBERA, Jorge Michel. Atendimento pré-hospitalar tático. In: FERIANI et. al. Pré-hospitalar GRAU. 1 ed. Barueri: Manole, 2013.

QUIRINO, Magda Maria de Freitas et al. Metodologia da pesquisa e da produção científica. Brasília, AMV Faculdades Integradas, 2015. Apostila.

RAMOS, André de Carvalho. Curso de direitos humanos. 4. ed. São Paulo: Saraiva, 2017.

RODRIGUES, Alex. Com presença de ministros, PRF homenageia policiais mortos em serviço. 2019. Disponível em: <http://agenciabrasil.ebc.com.br/geral/noticia/2019-07/com-presenca-de-ministros-prf-homenageia-policiais-mortos-em-servico>. Acesso em: 2 jan. 2020.

ПРИЛОЖЕНИЕ – КОНЦЕВОЙ СНОСКИ

2. «Категория преднамеренных насильственных смертей (MVI) соответствует сумме жертв умышленных убийств, ограбление, телесных повреждений, за которыми следуют смерть и смерти в результате вмешательства полиции на службе и снаружи» (FBSP, 2019b).

3. Важно отметить, что статистика не учитывает смертность сотрудников федеральной полиции и федеральных сотрудников дорожной полиции, штат которых относительно невелик, но показатели смертности относительно выше. В Федеральной дорожной полиции, например, в среднем 4,25 полицейских убивают в год (RODRIGUES, 2019) на штат около десяти тысяч полицейских (CARVALHO, 2019). Это будет представлять собой 42,5 полицейских, убитых гипотетической группой из 100 000 жителей федеральных дорожных полицейских.

4. За 13 лет (2004-2017) Бразилия направила на Гаити 37 500 военнослужащих. Погибло 26 человек, но большинство из них стали жертвами землетрясения, которое произошло в 2010 году, а не боевых действий (CHARLEAUX, 2017). В среднем на гипотетическую группу из 100 000 военнослужащих приходилось 5,3 смерти.

5. Учитывая 6 220 смертей для населения в 208 миллионов жителей (OLIVEIRA, 2018; FBSP, 2019а).

6. «Первичная медико-санитарная помощь или первичная медико-санитарная помощь известна как «шлюз» пользователей в системах здравоохранения. То есть это начальная служба. Его цель состоит в том, чтобы направлять профилактику заболеваний, решать возможные случаи травм и направлять наиболее серьезные на более высокие уровни оказания помощи по сложности. Таким образом, первичная медико-санитарная помощь работает как фильтр, способный организовать поток услуг в сетях здравоохранения, от самых простых до самых сложных» (FIOCRUZ, 2020).

7. Технические различия между срочностью и чрезвычайной ситуацией подробно обсуждаются в статье GIGLIO-JACQUEMOT, ссылка на которую доступна в списке библиографии этой статьи. Мы отсылаем читателя, заинтересованного в этом чтении, к этому чтению, потому что обсуждение не является частью объема работы.

8. Постановление No 1 600 Федерального совета по медицине от 10 марта 1995 года непосредственно регулирует этот вопрос, поскольку оно определяет «медицинское заключение» как характеристику чрезвычайных ситуаций. Закон No 9.656 от 3 июня 1998 года, предусматривающий частные планы медицинского обслуживания и страхование, косвенно регулирует этот вопрос, определяя чрезвычайную ситуацию как ситуацию, «объявленную помощником врача» (статья 35-С, I).

9. Вышеупомянутый Закон 9.656, в соответствии со статьей 35-C, II, помещает факторы личного несчастного случая или гестационные проблемы как дифференцирующие срочность в связи с чрезвычайной ситуацией в отношении ответственности за покрытие планов здравоохранения.

10. Речь идет о «надлежащем выборе уровня применения силы в ответ на реальную или потенциальную угрозу, направленную на ограничение применения средств, которые могут привести к травмам или смерти» (BRASIL, 2010).

11. Согласно этому принципу, права человека «были бы ключевым ядром постмодернистских прав, все нормы (внутренние и международные), присутствующие в данном государстве и которые так или иначе охватывают лиц, находящихся под их юрисдикцией, должны толковаться в соответствии с этими правами, то есть в соответствии с международными стандартами (конвенционными или обычными) для защиты действующих прав человека» (MAZZUOLI, 2016, с. 35).

12. Это также мнемонический ресурс, адаптированный из военной медицины и доведенный до последних версий «гражданской» PHTLS, заменивший прежний ABCDE.

[1] Специалист в области публичного права и неотложных и чрезвычайных ситуаций, бакалавр права, Федеральная дорожная полиция и спасатель базовое жизнеобеспечение. ORCID: 0000-0002-9160-8657.

Представлено: Август 2021 года.

Утвержден: Февраль 2022 года.

4.9/5 - (7 голосов)

Leave a Reply

Your email address will not be published.

DOWNLOAD PDF
RC: 108631
POXA QUE TRISTE!😥

Este Artigo ainda não possui registro DOI, sem ele não podemos calcular as Citações!

Solicitar Registro DOI
Pesquisar por categoria…
Este anúncio ajuda a manter a Educação gratuita
WeCreativez WhatsApp Support
Temos uma equipe de suporte avançado. Entre em contato conosco!
👋 Здравствуйте, Нужна помощь в отправке научной статьи?