Синдром эмоционального выгорания у медицинских работников в сценарии пандемии Covid-19: анализ университетской больницы

0
97
DOI: ESTE ARTIGO AINDA NÃO POSSUI DOI SOLICITAR AGORA!
5/5 - (2 голоса)
PDF

ОРИГИНАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

SALVIATO, Lais Spinelli [1],  VASCONCELOS FILHO, Paulo de Oliveira Vasconcelos [2]

SALVIATO, Lais Spinelli. VASCONCELOS FILHO, Paulo de Oliveira. Синдром эмоционального выгорания у медицинских работников в сценарии пандемии Covid-19: анализ университетской больницы. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Год 06, эд. 08, Vol. 06, с. 27-44. Август 2021 года. ISSN: 2448-0959, Ссылка доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/психология/университетской-больницы ‎

СВОДКА

Вступление: Синдром эмоционального выгорания (СЭВ) возникает, когда есть физическое и эмоциональное истощение работника. Исследования показали, что особенности работы связаны с развитием этого заболевания. Пандемия коронавируса 2019 года (COVID-19) стала причиной создания новых проблем для медицинских работников, связанных с возникновением нового заболевания, таких как: длительная рабочая нагрузка и чувство неуверенности в отношении возможной вирусной инфекции. Вопрос руководства: Какова распространенность СЭВ среди медицинских работников, работающих на переднем крае борьбы с COVID-19? Цель: Целью данного исследования был анализ последствий пандемии COVID-19 для развития СЭВ среди медицинских работников, работающих над борьбой с этим заболеванием. Методология: Опрос проводился полностью с помощью цифровых средств. В исследовании использовался Инвентаризация выгорания Maslach для доказательства наличия синдрома среди участников, а полученная информация соотносилась с данными из социально-демографического опросника для анализа его влияния на развитие СЭВ. Результаты: В исследовании приняли участие 73 человека, состоящие в основном из медсестер, техников сестринского дела и врачей, из которых 83,5% составляли женщины. Исследование показало высокую распространенность деперсонализации среди участников (в среднем 65,51%, выше у врачей с 73,3%) и умеренную распространенность эмоционального истощения (в среднем 48,27%; выше у техников сестринского дела, с 56,52%). С другой стороны, низкие личные достижения были озасвершены у 32,75% участников, что способствовало тому, что распространенность СЭВ среди медицинских работников в исследуемой больнице составила 14%. Вывод: Такие факторы, как: чувство личной выполненности от действующих в условиях пандемии, стратегии управления, направленные на снижение перегрузки специалистов и анализируемые особенности функционирования учреждения, могут обосновать низкую распространенность синдрома в данном сценарии.

Ключевые слова: синдром эмоционального выгорания, COVID-19, медицинские работники.

1. ВСТУПЛЕНИЕ

Коронавирусная болезнь 2019 года (COVID-19) была впервые зарегистрирована в конце декабря 2019 года в Китае и вскоре достигла мирового масштаба (LIU et al., 2020). Коронавирус является бетакоронавирусом и называется SARS-Cov-2 (LIU et al., 2020). Главной особенностью заболевания является вирусная пневмония с высокой степенью инфицирования. Примерно у 15% пациентов присутствует тяжелое состояние заболевания, требующее госпитализации (ВОЗ, 2021).  Пандемия вынудила переобоставить медицинские службы, с конкретными подразделениями для лечения COVID-19. Исследования в области психического здоровья медицинских работников, которые лечат COVID-19, показывают, что те, кто находится на переднем крае, испытывают большую психологическую нагрузку и представляют очень неблагоприятные результаты психического здоровья, такие как депрессия, тревога и бессонница (LAI et al., 2020; SASANGOHAR et al., 2020).

Синдром эмоционального выгорания (СЭВ) был выявлен в начале 1970-х годов (MASLACH and JACKSON, 1981). Maslach и Jackson через Инвентаризация выгорания Maslach (MBI) провели исследование трех измерений, составляющих синдром: эмоциональное истощение, деперсонализация (дистанцирование от собственной личности и отношений) и снижение чувства личной удовлетворенности (MASLACH и JACKSON, 1984; MASLACH et al., 2001). MBI является стандартным инструментом для измерения СЭВ в исследованиях. Люди, которые испытывают три измерения, склонны к развитию СЭВ, хотя центральным фактором синдрома является эмоциональное истощение (MASLACH et al., 2001; TAMAYO et al., 2002). Работа с высоким уровнем стресса может легче привести к СЭВ, чем работа с меньшим стрессом (CODO, 2003). Медицинские работники часто склонны к BS (EMBRIACO et al., 2007). Синдром характеризуется физическим и эмоциональным истощением профессионала и возникает, когда у человека больше нет стратегий противостоять ситуациям и конфликтам на работе (CODO, 2003). Поэтому СЭВ возникает, когда есть неспособность справиться с эмоциональным стрессом на работе или когда производится чрезмерное использование умственной и физической энергии, что приводит к чувству неудачи и истощения (MASLACH et al., 2001). Несколько исследований показывают, что характеристики рабочей среды и работника связаны с развитием СЭВ (TRINDADE et al., 2010; EMBRIACO et al., 2007; EBLING et al., 2012). Клинические симптомы СЭВ неспецифичны и включают усталость, головные боли, проблемы с едой, бессонницу, раздражительность, эмоциональную нестабильность и скованность в отношениях с другими. Сообщалось о больших различиях в распространенности СЭВ среди медицинских работников как у медсестер, так и у врачей (EMBRIACO et al., 2007; GREENGLASS et al., 2001; ROTENSTEIN et al., 2018). Климат на рабочем месте и рабочая нагрузка были определяющими факторами СЭВ (CODO, 2003).

Исследование, проведенное с медицинскими работниками, начинаемыми в реанимации во время пандемии, показало, что почти у 9 500 поставщиков средний стресс, о котором сообщалось самостоятельно, который измерялся с помощью специального инструмента исследования, показал увеличение балла, оцененного с 3 до 8 после COVID-19 (SCCM, 2020). Они были сообщены как причины стресса: отсутствие средств индивидуальной защиты, страх заражения болезнью и страх распространения инфекции среди членов семьи (SHANAFELT et al., 2020). В дополнение к этим проблемам конфликты также возникают, когда есть просьба об уходе за пациентами в более тяжелом состоянии, не имея надлежащих знаний или подготовки для этого (CHUNG et al., 2020). Эти стрессоры, связанные с работой, были связаны с тревогой и депрессией и отражают реальные физические и эмоциональные риски, с которыми сталкиваются специалисты на переднем крае (EBLING et al., 2012).

Из-за скорости распространения пандемии COVID-19 некоторые медицинские работники подверглись заражению, а у многих в конечном итоге развилась тяжелая форма заболевания. Этот факт также приводит к чувству неуверенности, которое, возможно, увеличило напряжение и стресс на работе специалистов, непосредственно участвующих в уходе. Целью данного исследования было выявление распространенности СЭВ у медицинских работников университетской больницы, работающей в борьбе с COVID-19, и того, как пандемия повлияла на распространенность синдрома среди специалистов, работающих на передовой.

2. МЕТОДОЛОГИЯ

Проект был рассмотрен и одобрен Комитетом по этике исследований (CEP) Федерального университета Сан-Карлоса (UFSCar) под номером CAAE 4 053 302.

Это описательное исследование с поперечным дизайном и количественным подходом, проведенное с медицинскими работниками, работающими в университетской больнице Федерального университета Сан-Карлос, где во время пандемии была сделана адекватность для ухода за пациентами с COVID-19.

В дополнение к Перечню выгорания Маслаха, подходящему для медицинских/лиц, осуществляющих уход, или социальных/социальных услуг (MBI-HSS), был разработан вопросник для сбора социально-демографических данных. Как вопросник, так и MBI-HSS и Форма информированного согласия (TCLE) были преобразованы в онлайновую форму и стали доступны по электронной почте в общей сложности 293 специалистам и десяти студентам.Таким образом, сбор данных осуществлялся через самостоятельно заполненную форму, доступ к которым можно было получить только с согласия TCLE. В первой части собраны демографические данные. Итоговая выборка состояла из 71 специалиста и 2 студентов. Данные были собраны в период с июня по сентябрь 2020 года. Руководители и участники учреждения были проинформированы о добровольном, анонимном и конфиденциальном характере исследования, и было обеспечено, что собранные данные не будут использоваться для индивидуальных или институциональных целей оценки.

MBI-HSS является универсальным справочником для оценки институциональной BS и был переведен на португальский язык, адаптирован и подтвержден Lautert (1997), Tamayo (1997) и другими. MBI оценивает три измерения BS. Это семиточечная шкала Лайкерта с 22 вопросами: девять вопросов эмоционального истощения (EE), пять для деперсонализации (ED) и восемь для снижения личных достижений (PR), последний с обратным баллом. Анкета MBI может указать, имеет ли человек тенденцию иметь BS или у него уже есть BS. Для проявленной СЭВ должны присутствовать три измерения, то есть лица, которые проявляют СЭВ, имеют высокие классификации для ЭЭ и ЭД и низкую классификацию для ОР. Размеры должны быть оценены отдельно, потому что вклад каждого измерения синдрома неизвестен. Когда все измерения отрицательны, риск СЭВ снижается. Риск увеличивается по мере того, как домены становятся положительными (MASLACH et al., 2001).

Для анализа данных использовался Статистический пакет социальных наук (SPSS), версия 25 (IBM SPSS STATISTICS, 2017). В дополнение к основным методам исследовательского анализа, таким как среднее, стандартное отклонение и частота, различия в пропорциях были проверены тестом Pearson (хи-квадрат). Для изучения факторов, связанных с тремя аспектами MBI-HSS (EE, DE и PR), расчеты производились отдельно для каждой категории. Odds ratios (OR) рассчитывались с соответствующими интервалами 95% достоверности (ДИ – 95%). Тест Вальда был применен для получения оценок связи социально-демографических переменных с размерами СЭВ. Уровень значимости (α) был установлен на уровне 5%, считаясь значимыми значениями p <0,05 и доверительный интервал.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ

В общей сложности 71 анкета была заполнена специалистами больниц и 2 медицинскими интернами. Среди специалистов 69 работали в области ухода за пациентами, и это был состав: 25 медсестер, 23 сестринских техника, 15 врачей, 6 физиотерапевтов и 2 менеджера. Демографические данные, собранные в анкетах, представлены в таблице 1 и могут быть обобщены следующим образом: 90,4% работали непосредственно в конкретной области для пациентов, инфицированных COVID-19; самый высокий процент респондентов был в возрасте от 35 до 44 лет (53,4%); самая высокая распространенность была среди женщин, с 83,5% ответов. Также преобладало преобладание белых людей (65,7%); только 19,18% от общего числа жили в одиночестве; у большинства из них был по крайней мере один ребенок (64,3%); наиболее зарегистрированное семейное положение было стабильным/состоящим в браке союзом (50,6%); 61,6% были жителями города и не нуждались в поездках на работу. Все участники получили по крайней мере техническое образование, и среди выпускников большинство имели по крайней мере одну степень магистра (28,7%). Работа в более чем одном месте была фактором, о котором сообщили 72,6%, и, что касается количества отработанных часов в неделю, ответ с 21 часа до 40 часов показал процент 65,75% (таблица 1).

Таблица 1: Ответы на социально-демографический вопросник – Сан-Карлос, Бразилия, 2020.

Источник: авторы.

Распределение размеров и их соответствующие процентные доли описаны в таблице 2. Общей характеристикой среди сестринских техников (TE), медсестер (M) и врачей (B) были высокие профессиональные достижения в трех профессиях (69%, 76% и 60% соответственно), а деперсонализация также была высокой (65%, 48% и 73% соответственно). В случае физиотерапевтов (ф) три измерения появились у половины респондентов. Для двух менеджеры (ME) и двух студентов (IM), участвующих в нем, деперсонализация была аспектом, который присутствовал.

Таблица 2: Размеры СЭВ и их проценты – Сан-Карлос, Бразилия, 2020.

Источник: авторы.

Связь между размерами СЭВ представлена в таблице 3. Согласно критериям MBI-HSS, у пяти техников сестринского дела, трех медсестер, одного врача и одного физиотерапевта в ответах были обнаружены три положительных измерения, которые представляют собой наличие СЭВ.

Таблица 3 – Распределение трех измерений MBI-HSS и соответствующих процентных соотношений для каждой профессиональной категории – Сан-Карлос, Бразилия, 2020 год.

Источник: авторы.

В таблице 4 показана корреляция между социально-демографическими переменными и параметрами MBI-HSS для каждой профессиональной категории. В случае техников-медсестер наблюдалась положительная связь между женатыми / стабильными отношениями и профессиональным удовлетворением (OR = 2,25; 95% ДИ [0,2; 17,7]; p = 0,04). У медсестер была положительная связь между рождением ребенка и деперсонализацией (OR = 2,48; 95% ДИ [1,11; 5,57]; p = 0,01). Что касается врачей, то у каждого параметра была положительная связь: наличие более чем одной работы влияло на эмоциональное истощение (OR = 0,5; 95% ДИ [0,04; 0,7,7]; p = 0,02); брак способствовал большей деперсонализации (OR = 2,5; 95% ДИ [0,19; 32,1]; p = 0,01). А у женщин была большая профессиональная удовлетворенность (OR = 2,5; 95% ДИ [0,19; 32,1]; p = 0,01). Статистическая проверка физиотерапевтов, менеджеров и студентов не имела значения Источник: авторы.

Таблица 4 – Корреляция между социально-демографических переменными и измерениями MBI-HSS для каждой профессиональной категории. – Сан-Карлос, Бразилия, 2020.

Источник: авторы.

4. ОБСУЖДЕНИЕ

Согласно критериям, принятым для анализа трех измерений MBI-HSS и учитывая только специалистов, работающих в борьбе с COVID-19 категорий, статистически относящихся к исследованию (медсестры, сестринские техники и врачи), ответы, полученные в этом опросе, показали умеренную распространенность эмоционального истощения (в среднем 48,27%, будучи самым высоким у техников сестринского дела, с 56,52%) и высокой распространенностью деперсонализации (в среднем 65,51%, что является самым высоким показателем у врачей – 73,3%). Однако, поскольку результаты для низких личных достижений составили, в среднем, 32,75%, распространенность СЭВ среди медицинских работников в исследуемой больнице составила около 14%. Мировая литература представляет более высокие уровни СЭВ в медицинских отделениях (33,8%) даже без наличия COVID-19 (CAÑADES et al., 2015; SUÑER-SOLER et al., 2014). Первоначальные китайские исследования психического здоровья медицинских работников, не справляющихся с COVID-19, показали, что распространенность увеличивается по мере роста спроса пациентов на медицинские услуги (LAI et al., 2020; CHEN et al., 2020). Затем, с прогрессом пандемии, исследования в других странах также показали более высокую частоту признаков истощения и СЭВ у специалистов на переднем крае (SASAGOHAR et al., 2020; MATSUO et al., 2020; BARELLO et al., 2020; KOH, 2020; HORTA et al., 2021; FREITAS et al., 2021).

В этом исследовании были некоторые ограничения. Статистическая сила анализа была ограничена уменьшенным размером выборки. Выборка, однако, соответствует 25% медицинских работников больницы. Подавляющее большинство респондентов выполняли работу в области, отведенной для ухода за пациентами с COVID-19. Поскольку в учреждении нет предыдущего исследования о распространенности СЭВ, сделать сравнительный анализ распространенности до COVID-19 не представляется возможным. Таким образом, выборка является лишь репрезентативной для наличия СЭВ у специалистов в период пандемии. Другим ограничением является местный характер, который был одним из фокусов исследования, но который не может быть обобщен на другие регионы страны.

Хотя исследование распространялось на других специалистов, таких как физиотерапевты, менеджеры и даже студенты-медики, участников было немного, поэтому результаты для этих категорий не были статистически значимыми. Что касается сестринских техников, медсестер и врачей, то существует вероятность того, что на результат влияет среда воздействия пандемии, что может привести к переоценке чувств.Поскольку исследование проводилось с помощью вопросника, на инициативу ответить на него, возможно, повлияла близость участников к профессии. Однако полученные результаты показывают паритет с другими бразильскими исследованиями (HORTA et al., 2021; FREITAS et al., 2021).

В результатах каждой профессиональной категории было подтверждено, что наличие СЭВ у техников составило 21,7%. Немного меньше, чем у Freitas et al. в 2020 году (FREITAS et al., 2021): в исследовании с участием техников интенсивной терапии, которые работают на переднем крае пандемии COVID-19, распространенность СЭВ составила 25,5%. Было показано, что социально-демографические, профессиональные и поведенческие факторы были предикторами синдрома. Согласно результатам этого исследования, не удалось сделать этот тип ассоциации, хотя уровни деперсонализации были высокими. Кроме того, сестринские техники были сотрудниками, которые представили самый высокий процент эмоционального истощения (EE) и низкой профессиональной производительности (ПП). Распорядок дня, участвующий в работе техников сестринского дела, утомителен, приводит к усталости и может быть ответственен за высокий уровень деперсонализации (VASCONCELOS, 2016).

В Бразилии исследования СЭВ у медсестер проводятся чаще, чем у других категорий медицинских работников. Для медсестер исследования СЭВ показывают распространенность около 25-50% (MATSUO et al., 2020; AZEVEDO et al., 2019). Хотя результаты показали умеренные показатели эмоционального истощения и деперсонализации, распространенность СЭВ среди медсестер составила 12% в проанализированной больнице. Одним из данных, которые наблюдались и отсутствуют в литературе, была положительная связь между деперсонализацией и специалистами с детьми. Здесь можно считать фактор перегрузки.

По отношению к врачам заболеваемость СЭВ составила 6%, что является низким по сравнению с литературой (CHEN et al., 2020; WU et al., 2020). Тем не менее, высокая деперсонализация и высокие профессиональные достижения были проверены. Тот факт, что у профессионала было более одной работы, повлиял на эмоциональное истощение (OR = 0,5; ДИ 95%; [0,04; ,7,7] p = 0,02). Более высокие показатели эмоционального истощения обнаруживаются при более высокой рабочей нагрузке. Тот факт, что профессионал состоял в браке, способствовал большей деперсонализации (OR = 2,5; ДИ 95%; [0,19; 32,1] p = 0,01). Исследования СЭВ с врачами очень неоднородны, и несколько причин являются источниками отклонений, таких как количество рабочих мест, специальность и рабочая нагрузка. Обнаружено, что более высокие показатели эмоционального истощения имеют более высокую рабочую нагрузку (FREITAS et al., 2021). Деперсонализация может быть связана с более низкой связью между профессионалом и учреждением, поскольку профиль врачей учреждения заключается в том, что они не работают ежедневно в одном и том же месте.

Что касается специфического ухода за пациентами с COVID-19, существует недавнее исследование Dinibutun (DINIBUTUN, 2020), в котором врачи представили низкую распространенность BS. Результат показал, что врачи, активно участвующие в борьбе с COVID-19, имели сильное чувство личной самореализации и удовлетворенности работой, поскольку они воспринимали непосредственные результаты ухода за инфицированными людьми и, следовательно, меньше страдали от СЭВ. Кроме того, недавнее исследование Yıldırım и Solmaz продемонстрировало важность роли устойчивости в посредничестве развития СЭВ, связанной с COVID-19, а устойчивость действует вопреки стрессу при развитии синдрома в условиях пандемии (SOLMAZ et al., 2020)

Другим аспектом, который, возможно, влияет на результат исследования, является тот факт, что анализируемая больница принимает пациентов, происхождение которых обязательно происходит от другой медицинской службы в городе («закрытые двери»), не подверженные спонтанному спросу населения. Таким образом, больница менее подвержена внезапным колебаниям спроса на уход и переполненности, что может привести к тому, что специалисты будут менее обременены из-за работы.

СЭВ – это процесс, который является результатом взаимодействия между рабочей средой и личностными характеристиками. Наиболее часто используемое определение было предложено Maslach и Jackson в 1981 году (MASLACH et al., 2001). Эмоциональное истощение считается центральным фактором СЭВ. Для него характерны эмоциональность и чувство недостатка энергии, проявляющее обратную ассоциацию с выполнением произведения. EE часто связана с чрезмерными требованиями и личными конфликтами, преимущественно у людей с более высокой степенью (TAMAYO et al., 2002). Деперсонализация относится к потере мотивации, беспокойству, раздражительности и снижению идеализма. Область здоровья считается деятельностью, требующей эмоциональной стабильности и способности выражать эмоции (EMBRIACO et al., 2007). Низкая профессиональная успеваемость связана с чувством некомпетентности и неадекватности, негативной самооценкой и падением производительности труда. Другим фактором, который может повлиять на ощущение снижения профессиональных достижений, является отсутствие признания на работе (MASLACH et al., 2001; ALMEIDA et al., 2009). СЭВ – это процесс, который является результатом взаимодействия между рабочей средой и личной реализацией. Результаты этого исследования могут быть объяснены профилем исследуемого учреждения. Деятельность в области здравоохранения может вызвать высокие эмоциональные требования к профессионалу. Перегрузка работой техников, медсестер и врачей увеличивает turnover кадров, что влияет на качество медицинской помощи (SILVA et al., 2008). Хотя цель помощи другим признается благородной целью, отношения между профессионалом и пациентами и тонкое различие между профессиональным и личным участием пронизывают двусмысленность (ALMEIDA et al., 2009).

Пандемия COVID-19 создала проблемы для служб здравоохранения и вынудила внести изменения в рутину и работу специалистов. Адаптация рутины и физического пространства была необходима, помимо того, что они также должны были предложить эмоциональную поддержку командам. MBI-HSS не обладает диагностической силой для BS, которая должна быть диагностирована опытным психиатром (VASCONCELOS, 2016). Однако инструмент, помимо того, что является дополнением к клиническому диагнозу, показывает влияние, которое окружающая среда оказывает на эмоциональное истощение. Таким образом, он становится важным методом оценки услуг в период пандемии.

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование было направлено на оценку распространенности СЭВ, представленной медицинскими работниками в период пандемии COVID-19, и того, могут ли некоторые социально-демографические факторы способствовать развитию синдрома. В трех профессиональных категориях, по которым удалось провести опрос, было обнаружено восемь работников с тремя измерениями СЭВ (распространенность 14% в выборке). Хотя эмоциональное истощение и деперсонализация были высокими, были также высокие личные достижения, независимо от категории. Не исключено, что близость профессионалов к сервису, а также чувство личного выполненного долга за выступление в условиях пандемии способствовали результату. Также возможно, что стратегии управления могут снизить уровень эмоционального истощения и деперсонализации, такие как смягчение длительных нагрузок и адекватные условия отдыха (CHUNG et al., 2020; CHEN et al., 2020). Более того, характеристики, характерные для функционирования учреждения, могут играть значительную роль в развитии BS среди специалистов в этом исследовании.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

AZEVEDO, Kely Cristina Carneiro de et al. National scientific production on Burnout Syndrome in ICU nurses and physicians: a bibliometric study. Revista da Associação Médica Brasileira, v. 65, n. 5, p. 722-729, 2019.

BARELLO, Serena; PALAMENGHI, Lorenzo; GRAFFIGNA, Guendalina. Burnout and somatic symptoms among frontline healthcare professionals at the peak of the Italian COVID-19 pandemic. Psychiatry research, v. 290, p. 113129, 2020.

BRIDGERMAN, Patrick; BRIDGERMAN, Mary; BARONE, Joseph. Burnout syndrome

among healthcare professionals.  Am J Health-Syst Pharm.; 75:147-52. 2018.

CAÑADAS-DE LA FUENTE, Guillermo A. et al. Risk factors and prevalence of burnout syndrome in the nursing profession. International journal of nursing studies, v. 52, n. 1, p. 240-249, 2015.

CHEN, Qiongni et al. Mental health care for medical staff in China during the COVID-19 outbreak. The Lancet Psychiatry, v. 7, n. 4, p. e15-e16, 2020.

CHUNG, Joseph PY et al. Staff mental health self-assessment during the COVID-19 outbreak. East Asian Archives of Psychiatry, v. 30, n. 1, p. 34, 2020.

CODO, Wanderley.  Um Diagnóstico do Trabalho – Em Busca de Prazer. Por uma Psicologia do Trabalho: Ensaios Recolhidos. São Paulo: Casa do Psicólogo, p. 75-97. 2006.

DA SILVA, Jorge Luiz Lima et al. Psychosocial factors and prevalence of burnout syndrome among nursing workers in intensive care units. Revista Brasileira de terapia intensiva, v. 27, n. 2, p. 125, 2015.

DE ALMEIDA, Karine Moreira; CARLOTTO, Mary Sandra; DE SOUZA, Lúcia Azambuja. Síndrome de Burnout em funcionários de uma fundação de proteção e assistência social. Revista Psicologia: Organizações e Trabalho, v. 9, n. 2, p. 86-96, 2009.

DE OLIVEIRA VASCONCELOS FILHO, Paulo. Burnout Syndrome Among Health Workers At A Brazilian Public Hospital Run By A Social Health Organization. World Journal of Research and Review (WJRR), v. 3, p. 32-37. 2016.

DINIBUTUN, Sait Revda. Factors associated with burnout among physicians: An evaluation during a period of COVID-19 pandemic. Journal of Healthcare Leadership, v. 12, p. 85, 2020.

EBLING, Márcia; CARLOTTO, Mary Sandra. Burnout syndrome and associated factors among health professionals of a public hospital. Trends in psychiatry and psychotherapy, v. 34, n. 2, p. 93-100, 2012.

EMBRIACO, Nathalie; PAPAZIAN, Laurent; KENTISH-BARNES, Nancy; POCHARD, Elie. Burnout syndrome among critical care healthcare workers. Curr Opin Crit Care 13:482–488. 2007.

FREITAS, Ronilson Ferreira et al. Preditores da síndrome de Burnout em técnicos de enfermagem de unidade de terapia intensiva durante a pandemia da COVID-19. Jornal Brasileiro de Psiquiatria, v. 70, n. 1, p. 12-20, 2021

GREENGLASS, Esther R.; BURKE, Ronald J.; FIKSENBAUM, Lisa. Workload and burnout in nurses. Journal of community & applied social psychology, v. 11, n. 3, p. 211-215, 2001.

HORTA, Rogério Lessa et al. O estresse e a saúde mental de profissionais da linha de frente da COVID-19 em hospital geral. Jornal Brasileiro de Psiquiatria, v. 70, n. 1, p. 30-38, 2021.

LAI, Jianbo et al. Factors associated with mental health outcomes among health care workers exposed to coronavirus disease 2019. JAMA network open, v. 3, n. 3, p. e203976-e203976, 2020.

LAUTERT, L. Professional fatigue: empirical study with hospital nurses. Revista gaucha de enfermagem, v. 18, n. 2, p. 133-144, 1997.

LIU, Zhonghua. The epidemiological characteristics of an outbreak of 2019 novel coronavirus diseases (COVID-19) in China. Epidemiology Working Group for NCIP Epidemic Response, Chinese Center for Disease Control and Prevention; 41(2):145-51. 2020.

MASLACH, Christina; JACKSON, Susan. Burnout in organizational settings. Applied Soc Psychol Ann; 5:133–153. 1984.

MASLACH, Christina; JACKSON, Susan. The measurement of experienced Burnout. J Occup Behav; 2: 99-1. 1981.

MASLACH, Christina; SCHAUFELI, Wilmar; LEITER, Michael.  Job burnout. Ann Rev Psychol; 52(1): 397–422. 2001.

MATSUO, Takahiro et al. Prevalence of health care worker burnout during the coronavirus disease 2019 (COVID-19) pandemic in Japan. JAMA network open, v. 3, n. 8, p. e2017271-e2017271, 2020.

ROTENSTEIN, Lisa S. et al. Prevalence of burnout among physicians: a systematic review. Jama, v. 320, n. 11, p. 1131-1150, 2018.

SASANGOHAR, Farzan et al. Provider burnout and fatigue during the COVID-19 pandemic: lessons learned from a high-volume intensive care unit. Anesthesia and analgesia, 2020.

SHANAFELT, Tait; RIPP, Jonathan; TROCKEL, Mickey. Understanding and addressing sources of anxiety among health care professionals during the COVID-19 pandemic. Jama, v. 323, n. 21, p. 2133-2134, 2020.

SOCIETY OF CRITICAL CARE MEDICINE et al. Clinicians report high stress in COVID-19 response. 2020.

SUÑER-SOLER, Rosa et al. The consequences of burnout syndrome among healthcare professionals in Spain and Spanish speaking Latin American countries. Burnout research, v. 1, n. 2, p. 82-89, 2014.

SOLMAZ, Fatma; YILDIRIM, Murat. COVID-19 burnout, COVID-19 stress and resilience: Initial psychometric properties of COVID-19 Burnout Scale. Death Studies, p. 1-9, 2020.

TAMAYO, Maurício. Relationship between burnout syndrome and the organizational values in nursing staff of two public hospitals. [Master degree]. Brasilia: Brasilia University; 1997.

TAMAYO, Maurício; TROCCOLI, Bartholomeu. Exaustão emocional: relações com a percepção de suporte organizacional e com as estratégias de coping no trabalho. Estudos de Psicologia, 7(1), 37-46. 2002.

TRINDADE, Letícia de Lima et al. Estresse e síndrome de burnout entre trabalhadores da equipe de Saúde da Família. Acta Paulista de Enfermagem, v. 23, n. 5, p. 684-689, 2010.

WORLD HEALTH ORGANIZATION. Coronavirus disease 2019 pandemic. Disponível em:  https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019 Acesso em: abril 2020.

WU, Yuan et al. A comparison of burnout frequency among oncology physicians and nurses working on the frontline and usual wards during the COVID-19 epidemic in Wuhan, China. Journal of pain and symptom management, v. 60, n. 1, p. e60-e65, 2020.

[1] Выпускник высшего образования.

[2] Постдокторантура.

Представлено: Май, 2021.

Утвержден: Aвгуст 2021 года.

5/5 - (2 голоса)

DEIXE UMA RESPOSTA

Please enter your comment!
Please enter your name here