Внедрение психологической клиники в отделении неотложной помощи: отчет об опыте оказания психиатрической помощи медицинским работникам во время пандемии COVID-19

0
9
DOI: ESTE ARTIGO AINDA NÃO POSSUI DOI SOLICITAR AGORA!
PDF

ОТЧЕТ ОБ ОПЫТЕ

SANTANA, Joíza Maria de Oliveira [1], RAMALHO, Renan Enes [2], NASCIMENTO, Joelma Sampaio do [3], NASCIMENTO, Pedro Carlos Lira do [4]

SANTANA, Joíza Maria de Oliveira. Et al. Внедрение психологической клиники в отделении неотложной помощи: отчет об опыте оказания психиатрической помощи медицинским работникам во время пандемии COVID-19. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Год 06, эд. 07, Vol. 09, с. 18-30. Июль 2021 года. ISSN: 2448-0959, Ссылка доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/психология/неотложной-помощи

СВОДКА

Введение: В 2020 году Бразилия столкнулась с первой волной заражения SARS CoV-2, и в настоящее время наблюдается вторая волна пика вируса. В связи с этим практически все бразильские штаты пострадали от коллапса в системе здравоохранения с переполненностью и очередями на лечение в отделения интенсивной терапии. Медицинские работники были первым классом работников, которые пострадали от последствий этой пандемии из-за уязвимости, связанной с их трудовой деятельностью. Проблема исследования: Был задаен вопрос о том, каким образом служба психологического долга может способствовать минимизации психологических и эмоциональных воздействий, создавая психологическую амбулаторную клинику для оказания помощи медицинским работникам на переднем крае Отделения неотложной помощи Южной зоны муниципалитета Porto Velho. Задачи: Целью данного исследования является обсуждение восприятия авторов при построении, внедрении и эффективности в Службе психологии муниципального образования с целью укрепления психоэмоционального здоровья специалистов в этот кризисный период. Методология: Принятая методология состояла из описательного исследования в рамках модальности отчетности об опыте. Телефон доверия, используемый в этом пространстве, был основан на подходе краткой психотерапии и формате психологического сдвига. Результаты: Присутствие психолога в приеме медицинских работников обеспечило психологическую и эмоциональную поддержку с акцентом на профилактику болезни и укрепление здоровья работников в условиях нынешней пандемической ситуации. Вывод: Преимущества амбулаторной клиники для медицинских работников в отделениях имеют важное значение, чтобы они могли заботиться о качестве своей жизни даже в условиях пандемии.

Ключевые слова: медицинские работники, психическое здоровье, пандемия, covid-19.

1. ВСТУПЛЕНИЕ

Всемирная организация здравоохранения в марте 2020 года подняла тысячи случаев заражения новым коронавирусом до пандемического статуса из-за его заболеваемости в различных частях мира. Информация публиковалась ежедневно в средствах массовой информации с сообщениями о высокой степени передачи вируса, а также о болезни и ухудшении состояния пациентов, нуждающихся в госпитализации и интенсивной терапии. В связи с тем, что их число значительно увеличивалось, медицинские работники были первым классом работников, пострадавшим от последствий этой пандемии из-за повышенного риска заражения, истощения, увольнений, смертей и развития психических заболеваний в результате их трудовой деятельности.

По всей Бразилии до апреля 2021 года у медицинских работников было подтверждено 81 574 случая covid-19. Профессиями с самым высоким послужным списком были сестринские техники или помощники (24 062), за которыми следовали медсестры (25 718), врачи (8 839), среди других специалистов по поддержке (MINISTÉRIO DA SAÚDE, 2021).

В сценарии кризиса, о котором свидетельствует тот факт, что медицинский работник, который, естественно, уже подвергался невзгодам на работе, в настоящее время сталкивается с еще большими проблемами в своей сфере деятельности. Ornell et al. (2020), определяет некоторые из этих проблем как:

  • Уязвимости и подверженность вирусу.
  • Страх загрязнить себя и своих близких.
  • Более длительное и изнурительное рабочее время связано с отстранением от работы сверстников и даже их смертью.

Кроме того, из-за новых правил ограничения посещений и передвижения во многих медицинских учреждениях, а также критериев изоляции, установленных для ухода за пациентами с диагнозом COVID-19, медицинский работник был единственным, кто был на их стороне. Ожидаемым результатом было большее эмоциональное истощение, когда им приходилось вызывать несколько стратегий выживания в дополнение к выполнению своей технической функции, охватывая страдания пациентов и членов их семей и управляя их уровнем стресса, возникающим из-за накопления обязанностей. Кроме того, психологические расстройства, такие как синдром выгорания, тревога и депрессия, которые в то время часто существовали раньше, проявляются с большой интенсивностью (ORNELL et al., 2020).

С учетом этого сценария был засомнён вопрос о том, каким образом амбулаторная служба психологического приема психического здоровья может способствовать минимизации психологического и эмоционального воздействия медицинских работников в отделении неотложной помощи.

Таким образом, целью данного исследования является обсуждение восприятия авторами при строительстве, внедрении и функционировании службы психологии в муниципальном подразделении, направленной на укрепление психоэмоционального здоровья специалистов на переднем крае, поскольку указанное подразделение, которому была предложена услуга, не имеет психологов, переполненных Муниципальным департаментом здравоохранения.

Исследования в рамках линии кризисной помощи показывают, что помощь человеку в кризисной ситуации может предотвратить установление психического заболевания, устанавливая более эффективные стратегии борьбы с травмами и их возможную разработку. Cury apud Perches (2009), подчеркивает, что возможность получить квалифицированное слушание в критический момент, значительно снижает уровень тревожности и дает возможность выработать адаптивные реакции и позитивное преодоление для поиска решений пережитой проблемы.

2. ОТЧЕТ ОБ ОПЫТЕ

Учитывая, что отделение неотложной помощи южного региона (UPA SUL) города Porto Velho стало полуинтенсивным подразделением, предназначенным для пациентов, инфицированных covid-19, которые нуждаются в госпитализации в течение длительного времени и ожидают перевода в другие опорные подразделения, его координатор обратился за психологической поддержкой для поддержки медицинских работников, работающих в подразделении, поскольку эмоциональный стресс и износ, возникающие в результате спроса на исчерпывающую работу, были заметны, к высокому коэффициенту смертности пациентов в муниципалитете Porto Velho за тот же период добавился.

На основе этого запроса был разработан проект расширения, подготовленный резидентами психологии Чрезвычайной и чрезвычайной программы Комиссии по многопрофессиональной резиденции (COREMU) министра здравоохранения штата Rondônia (SESAU) для работы в области Отделения неотложной помощи UPA SUL.

Многопрофессиональная резидентура по вопросам здравоохранения в качестве аспирантуры представляет собой привилегированную форму обучения в области общественного здравоохранения, поскольку она предусматривает подготовку специалистов, ориентированных на реальные потребности населения в области здравоохранения, поскольку эта практика осуществляется в рамках Единой системы здравоохранения (SUS). Мы подчеркиваем важную теоретическую нагрузку и ежедневный мониторинг учителей и опытных специалистов службы, которые поддерживают интеграцию между теорией, практикой, преподаванием и медицинским обслуживанием (FILGUEIRAS et al., 2013, с.29).

Проект расширения расширил службу здравоохранения, продвигаемую Чрезвычайной программой многопрофессиональной резидентуры по здравоохранению, расширив психологические услуги, предоставляемые муниципальному образованию, которое нуждалось в поддержке во время пандемии.

Деятельность, проведенная в UPA SUL, заключалась в создании психологической амбулаторной клиники, целью которого было удовлетворение психологических потребностей медицинских работников, работающих в отделении. Согласно методологии, предусмотренной в проекте, срок службы составил с апреля по июль 2021 года. Критерий включения был вызван спонтанным спросом на поиск этих специалистов для предлагаемой психологической услуги, исключая заботу о членах их семей или серверах других подразделений, кроме UPA SUL.

Благодаря наличию контакта через виртуальное коммуникационное приложение можно было выполнять планирование показов, а также маркировку сеансов. Этот инструмент обеспечивает автономию для поиска услуги, поскольку он снижает необходимость воздействия сервера при обращение к психологической службе, способствуя большей секретности, даже если амбулаторная клиника проводится в том же подразделении.

Уход происходил согласно действующим санитарным правилам, с использованием обязательной маски, а также употреблением 70º спирта для асептики рук, до и после психологической помощи. Серверам также было поручено перенести или отменить звонки, если у них были симптомы гриппа.

Уход происходил в модели психологического сдвига с индивидуальными и очными встречами продолжительностью 50 минут каждая. Психологический сдвиг возник как институциональный инструмент, который направлен на психологическую и эмоциональную помощь в контексте срочности, посредством практики квалифицированного слушания и поддержки за один сеанс, и может распространяться на большую заботу в соответствии с потребностями человека (CURY, 2012).

Для Perches (2009) выражение, называемое сдвигом, относится к модальности ухода, в которой профессионал находится в распоряжении любого человека, который нуждается в его услугах, в ранее определенные и непрерывные периоды времени.

Cury apud Perches (2009) утверждает, что психологический долг представляет собой гибкость к традиционным формам клинической помощи, предлагаемым населению в качестве устройства укрепления здоровья, поскольку он делает общей услугу, которая часто является элитарной, поскольку она по-прежнему представляет собой доступ к психологической помощи.

Таким образом, психологический долг показан как тип внимания, который никоим образом не является жестким, потому что он воспринимает предмет как существо, находившееся в постоянной трансформации, и признает, что его потенциальные возможности и приспособляемость могут быть улучшены через требования и проблемы среды, в которой он живет (PERCHES, 2009).

В этом смысле вышеупомянутый автор утверждает, что терапевтическое действие психологического сдвига будет зависеть от волевого отношения пациента, и его целью является не способность его требований решать проблемы, а скорее широта понимания проблем, вызывающих страдание, чтобы он мог искать внутренние ресурсы и управлять ситуациями и, таким образом, обеспечивать психологическую помощь.

Сеансы были основаны на техниках краткой психотерапии, которые служили специфическими инструментами психологической поддержки. Такой подход был выбран потому, что он позволяет психотерапевтам вместе с пациентами установить фокус, над которому нужно работать после иерархизации проблемы, и, таким образом, наметить цели и задачи, которые необходимо достичь.

Lemgruber (1987) определяет краткую психотерапию как специфическую технику, со своими особенностями, что не просто означает сокращение терапевтического процесса. Хотя такой подход позволяет достичь терапевтических целей за меньший период, чем у обычных подходов.

Автор, упомянутый выше, объясняет, что факторы, определяющие краткую психотерапию, состоят из фокальной техники, которая представлена триадой: планирование, активность и фокус, а также опыт «корректирующих эмоциональных переживаний» (EEC) в терапевтических сеансах.

Эта триада в краткой психотерапии относится к намеренно более активному отношению терапевта к пациенту, диссонируруя с пассивной и нейтральной позой психоанализа. Целью EEC будет отмена дисфункциональных интерпретаций и придание нового смысла этим событиям, корректируя опыт на когнитивном и эмоциональном уровнях.

Динамика ухода была начата сначала с интервью в анамнезе, направленных на сбор психосоциальной информации, такой как: возраст, функция работы, время службы, масштаб работы, наличие более чем одного трудового отношения, информация о семье, досуге и т.д.

На основе данных, полученных путем активного прослушивания, были разработаны краткие планы лечения, ориентированные на проблему, принесенный пациентом. В тех случаях, когда были восприняты хронические симптомы, была принята процедура направления на обследование и психиатрическое поведение, одновременно с психотерапевтическим процессом.

После каждой службы сеансы записывались с информацией, относящейся к наблюдениям психотерапевтов перед лицом психологических и эмоциональных требований. Эта запись облегчила возможность формулирования психотерапевтических стратегий для последующих встреч.

С периодичностью отделение было доступно в заранее заданные дни для сессий. Большинство встреч проходило в помещении NEP (Постоянного образовательного центра) подразделения. В качестве стратегий распространения акции были созданы виртуальные папки, информативные о предлагаемой услуге.

После завершения создания амбулатории для Подразделения, пользуясь услугами Психологической службы, был подготовлен отчет, основанный на профессиональной тайне. Этот отчет содержит информацию о количестве людей, посетившую персонал, а также общее восприятие успешного ухода и предложения по психообразовающим действиям, направленным на укрепление эмоционального здоровья сотрудников.

3. ОБСУЖДЕНИЕ

Психологическая служба в UPA SUL заключалась в создании «пространств слушания» для удовлетворения психоэмоциональных требований, а также в профилактике и минимизации психических заболеваний медицинских специалистов, которые работают на переднем крае ухода за пациентами, проходящими лечение. Covid-19.

Mahfoud (1987) утверждает, что данное пространство для прослушивания может избежать хронизации вредных психологических явлений, поскольку психолог в терапевтических отношениях предлагает неотложную помощь и прием субъекту, который спонтанно обратился за помощью.

При оказанной помощи можно было ощутить чувство двойственности у официантов, поскольку они заявили, что работа принесла им удовлетворение, однако она также сопровождалась грузом страданий в результате их трудовой деятельности.

Dejours (2015) утверждает, что работа привязана к личности индивида и, следовательно, становится неотделимой от его привязанности и качества жизни. Более того, это представляет собой не только источник жизненного питания, но и в гармонии с эмоциональными и психическими аспектами, это соответствует источнику удовольствия и удовлетворения для работника. Однако иногда обстоятельства работы неблагоприятны и могут вызвать деформации физического и эмоционального равновесия работника.

Наиболее распространенные жалобы включали в себя контекст траура по поводу потери членов семьи, коллег, трудностей в решении проблем со смертью пациентов, находившихся на попечении, чувства сострадания к госпитализированным пациентам, страха быть инфицированным или повторно инфицированным, использования ограниченного времени, чтобы посвятить себя личной и семейной жизни, а также восприятия последствий после ковида и того, как они влияют на качество жизни этих серверов. Кроме того, были рассмотрены темы, связанные с трудностями межличностных отношений на работе и семейными вопросами.

В ходе посещений наблюдались жалобы на аффективные состояния серверов, такие как грусть, раздражительность и сильный страх; органические симптомы, такие как изменения сна, повышенный и пониженный аппетит, недостаток энергии, усталость; психические изменения, такие как трудности с концентрацией внимания, принятием решений, снижение внимания или постоянная бдительность; а также поведение уклонения от рабочей среды и прогулов. В этой перспективе Zanelli (2010) подчеркивает, что трудовая деятельность иногда настраивается как направляющая нить для возникновения психических заболеваний из-за таких факторов, как износ, чрезмерные требования и давление в организациях.

Zanelli (2010) также заявляет, что физическое и эмоциональное истощение, возникающее от работы, является субстратом для возникновения физических и психологических заболеваний, поскольку оно вызывает потерю психической и биологической способности индивида управлять ситуациями и обеспечивать гомеотазу.

Тем не менее, считается, что такие психологические и поведенческие явления, наблюдаемые на этих серверах во время лечения, не могут быть уменьшены только как последствия появления пандемии, но что психоэмоциональные обстоятельства, пережитые в рабочей среде, плюс внутренние личностные особенности уже существовали, но были завуалированы, и в силу сложившегося контекста кризиса проявлялись, принося эмоциональную дестабилизацию и трудности в управлении здоровыми стратегиями, но были завуалированы, и в связи с установленным контекстом кризиса, проявились, принеся эмоциональную дестабилизацию и трудности в управлении здоровыми стратегиями. борьба с преодолением трудностей.

Поэтому психотерапевтические вмешательства были сосредоточены на укреплении личных ресурсов работы с серверами, поскольку при получении этой поддержки было проверено улучшение внутренней способности к разработке удовлетворительных защитных стратегий, которые позволяли дискурсы, связанные с облегчением симптомов и минимизацией страданий, и, следовательно, в снижении возможности болезни.

Примечательно, что психологическая поддержка, разработанная в амбулатории «Психология» в Отделении, благоприятствовала приему и выявлению психологических требований самими сотрудниками, поскольку в некоторых посещениях они приносили эмоциональное состояние, в котором они не могли найти свое происхождение и через терапевтическое слушание и вмешательства, которые обеспечивали самопознание и понимание собственного функционирования, смогли потенцировать свое восприятие самих себя.

В этом смысле Perches (2009) ссылается на доступность и способность психолога ассимилировать потребности и потребности человека, который страдает. Таким образом, они составляют отношения (мне-ты), в которых терапевт обеспечивает безопасную психологическую среду и позволяет человеку распознать свои тревоги.

В этом обсуждении важно подчеркнуть актуальность внедрения клиники психического здоровья с учетом серверов UPA SUL, поскольку на этих серверах не было психологической помощи, предлагаемой муниципалитетом на критическом этапе в рабочей среде. Тем не менее, независимо от периода, присутствие психолога в отделениях неотложной помощи имеет важное значение, поскольку они могут способствовать профилактике психических заболеваний, если предлагают места для прослушивания как для обслуживающего персонала, так и для пациентов, которым оказывается помощь в отделении, всегда ценив пропаганду здоровья в отделении. их игра.

Более того, потенциал психолога в рамках UPA не ограничивается только индивидуализированной амбулаторной помощью, но в этой области можно использовать многочисленные стратегии, такие как рабочие терапевтические группы, семинары по продвижению самообслуживания, разговорные колеса, лекции и другие.

Несмотря на хороший спрос в клинике, поиск услуги встретил сопротивление. Кроме того, было заметно, что при обращении через цифровую платформу для планирования первой сессии соискатели хотели убедиться, что предлагаемые услуги будут выполняться профессионалами, которые уже закончили обучение, а не стажерами. Кроме того, было замечено, что некоторые серверы прибыли на сеанс в страхе, и иногда слышались вербализации вроде: «Я не знаю, как я могу рассказать о себе незнакомому человеку» (sic) . В то время психотерапевты стремились проявить чуткость и вкладывать средства в формирование терапевтического альянса.

Еще одна проблема при выполнении мероприятия была связана с контентом, принесенным серверами, которые противоречили требованиям психотерапевтов, особенно тех, которые были сосредоточены на страхах и неопределенностях, вызванных пандемией. Кроме того, психотерапевты часто чувствовали себя подверженными, потому что они посещали отделение, которое в то время было ориентиром для пациентов, инфицированных COVID-19, возникающих у психологов чувства страха и страха. Однако эти содержания затем были проработанными в надзоре.

Эмпатия, показывая себя как инструмент для психологов, чтобы эмоционально соединиться с сопровождаемыми людьми, обеспечивала переживание боли другого, который разделял в этом пространстве, стал каким-то образом частью психотерапевтов. Из этого следует, что страдания работников, которым помогала в Подразделении, эмоционально повлияли на психологов. Однако это воздействие не было препятствием для обеспечения их приема и проведения психологического лечения.

Еще одна обнаруженная трудность заключалась в материально-техническом обеспечении Группы, поскольку во многих случаях пространство, предназначенное для ухода, было занято благодаря курсам и профессиональной подготовке в Группе. В этом контексте необходимо было искать альтернативы, которые позволили бы осуществлять предлагаемую деятельность, а затем мы искали зарезервированное место, где можно было бы сохранить конфиденциальность, что является непременным условием для выполнения оказания помощи.

Завершение некоторых индивидуальных посещений происходило по инициативе самого пациента после того, как его фокусные жалобы были отработаны. Это воспринималось через слова, что их страдания были разбавлены и приветствовались, часто в одной встрече.

С другой стороны, другие распространялись на еженедельные сеансы в соответствии с потребностями, принесенными пациентами. В этом смысле Perches (2009) определяет, что конец психотерапевтического процесса будет зависеть от человека, который обратился за помощью. Наблюдение за тем, была ли жалоба удовлетворена или наблюдалось увеличение восприятия возникнущей проблемы.

Тем не менее, не было времени проработать все точки иерархии проблемы, которую некоторые серверы поднесли в качестве жалобы, поэтому при закрытии амбулатории Службы психологии в Отделении предварительно доводилось до сведения серверов и вносились необходимые указания или направления для непрерывности систематической помощи.

4. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ

Учитывая контекст пандемии, существует настоятельная необходимость в том, чтобы медицинский работник подтвердил свои страдания и получил столь необходимый прием для практики этого, что подразумевает заботу о другом.

Важно привлечь внимание общества, особенно со стороны государственных органов, к психоэмоциональному воздействию этих сотрудников, которое имеет симптомы болезни и эмоциональные последствия, усиленные профессиональной средой.

Поэтому не только в уходе за пациентами и членами семьи, как это уже рекомендовано в здравоохранении, но и в целом, важно присутствие психолога в медицинских подразделениях в психиатрической помощи сотрудникам, потому что их практика ориентирована на минимизацию психических и эмоциональных страданий отдельных лиц.

Наконец, опыт амбулаторной помощи дал психологам-резидентам чувство удовлетворенности, способствуя укреплению психического здоровья и предложив место для прослушивания в UPA SUL. Предоставление терапевтической модели помощи setting медицинским работникам этого отделения в кризисном сценарии было полезным и считается достижением в области психологии в месте, еще не занятом психологами в городе Porto Velho. Подчеркивается вклад многопрофессиональной резидентуры, поскольку она открывает двери для работы в области психологии, которая так необходима в этой области.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

CURY, V. E. Plantão psicológico em clínica-escola. In: MAHFOUD, M. Plantão psicológico: Novos horizontes. São Paulo: Editora Companhia ilimitada, p. 115-133, 2012.

DEJOURS, C. A Loucura do trabalho: estudo de psicopatologia do trabalho. ed. 06, São Paulo: Cortez, 2015.

FILGUEIRAS, M. S. T.; et al. Residência em Psicologia: Novos contextos e desafios para a formação em saúde. Petrópolis, RJ: Vozes, 2013.

MAHFOUD, M. A Vivência de um desafio: plantão psicológico. In: ROSENBERG, R. L. Aconselhamento Psicológico Centrado na Pessoa. São Paulo: EPU, p. 75-83, 1987.

MINISTÉRIO DA SAÚDE. Ministério da saúde divulga dados epidemiológicos da covid-19. Brasília, 2021. Disponível em: <https://www.gov.br/saude/pt-br/assuntos/noticias/ministerio-da-saude-divulga-dados-epidemiologicos-da-covid-19-1>. Acesso em: 08 jun. 2021.

ORNELL, F. et alO impacto da pandemia de COVID-19 na saúde mental dos profissionais de saúde. Cadernos de Saúde Pública, Rio de Janeiro, v. 36, n. 4, abril 2020. Disponível em: <http://cadernos.ensp.fiocruz.br/csp/artigo/1037/o-impacto-da-pandemia-de-covid-19-na-saude-mental-dos-profissionais-de-saude>. Acesso em: 09 jul. 2021.

PERCHES, T. H. P. Plantão psicológico: o processo de mudança psicológica sob a perspectiva da psicologia humanista. 2009. Tese (doutorado) – Programa de Pós-Graduação em Psicologia, Pontifícia Universidade Católica de Campinas, 2009.

PREFEITURA DE PORTO VELHO. Prefeitura de Porto Velho aumenta capacidade de atendimento de emergência. Roteiro Amazônico, Rondônia, 06 jun. 2020. Disponível em: <https://www.portalroteiroamazonico.com.br/site/noticia/prefeitura-de-porto-velho-aumenta-capacidade–de-atendimento-de-emergencia/>. Acesso em: 09 jun. 2021.

ZANELLI, J. C. Estresse nas organizações de trabalho: compreensão e intervenção baseadas em evidências. Porto Alegre: Artmed, 2010.

[1] Психолог, проживающий в срочной и неотложной ситуации в многопрофессиональной резиденции COREMU-SESAU.

[2] Психолог, проживающий в срочной и неотложной ситуации в многопрофессиональной резиденции COREMU-SESAU.

[3] Магистр психологии и координатор психологической области программы резидентуры в срочной и неотложной ситуации COREMU-SESAU.

[4] Специализированный больничный психолог и наставник программы многопрофессиональной резидентуры COREMU-SESAU.

Представлено: Июль 2021 года.

Утвержден: Июль 2021 года.

DEIXE UMA RESPOSTA

Please enter your comment!
Please enter your name here