Синдром Толоса-Ханта: отчет о болезни

DOI: ESTE ARTIGO AINDA NÃO POSSUI DOI
SOLICITAR AGORA!
5/5 - (1 голос)
Facebook
Twitter
LinkedIn
Pinterest
WhatsApp
Email

CONTEÚDO

ОБЗОРНАЯ СТАТЬЯ

FARIA, Laís Figueiredo [1], COSTA, Thalles Ferreira [2], SIMONATO, Luciana Estevam [3], PAIVA, Gabriel Pina [4]

FARIA, Laís Figueiredo. Et al. Синдром Толоса-Ханта: отчет о болезни. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Год 05, изд. 11, т. 03, стр. 23-28. Ноябрь 2020 г. ISSN: 2448-0959, Ссылка для доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/здравоохранение/толоса-ханта

АБСТРАКТНЫЕ

Синдром Толоса-Ханта (СТX), описываемый как болезненная офтальмоплегия, представляет собой редкое идиопатическое заболевание, которое может поражать одну или несколько пар черепных нервов, особенно глазодвигательный, отводящий и блокированный. История болезни предназначена для облегчения диагностики клинической ситуации и лечения, проводимого на основе кортикостероидов и имеющего широкий отклик. С этой целью использовались методы визуализации, такие как компьютерная томография и магнитный артериальный и венозный ангиорезонанс черепа для выявления возможных аномалий, которые могут быть связаны с СТX. Проведение обследований происходило из-за признаков и симптомов, представленных пациентом после повторяющихся эпизодов. Поскольку описание случая, добавленное к фотографиям, может содержать ссылки на характеристики, относящиеся к СТX, в дополнение к прогнозу, мы стремимся внести свой вклад в медицинское сообщество с помощью возможных аспектов, присутствующих у пациентов, которые, как представляется, в результате имеют некоторую сложность. о необычном возникновении патологии.

Ключевые слова: Толоса-Хант, диагностика, офтальмоплегия, визуализирующие тесты.

ВСТУПЛЕНИЕ

Синдром Толоса-Ханта (СТX), первоначально описанный Tolosa (1954) и Hunt (1961), представляет собой патологию, которую трудно диагностировать, поскольку это исключение. Исследование согласно Buscacio (2016) из-за периорбитальной или гемикраниальной боли, связанной с офтальмоплегией одного или нескольких черепных нервов. Боль может быть описана пациентом как мучительная, жалящая, сильная. Тем не менее, согласно Monzillo (2005), мало научных знаний было добавлено к этому заболеванию в отношении вероятных патофизиологических механизмов, которые все еще остаются неясными.

Хотя этиопатогенез неизвестен, Carrilho (1997) сообщает, что это относительно редкое заболевание связано с неспецифическим гранулематозным воспалительным процессом в кавернозном синусе, который имеет тенденцию к спонтанному разрешению. Кортикостероиды резко сократили бы такую ​​эволюцию. Визуализирующие обследования необходимы для диагностики аневризм и других внутричерепных сосудистых мальформаций, а также опухолей, которые могут поражать пары черепа.

Исследование, основанное на Международной классификации головной боли 2014 г. (ICHD-3, 2014), направлено на описание эволюции, характеристик и разрешения СТX в зависимости от представленного клинического случая.

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

LFF, 20 лет, женщина, европеоид, без основного заболевания, поступила в отделение неотложной помощи (НП) с явным птозом века, поражающим правый глаз, сообщая о бинокулярной диплопии при виде сверху и периорбитальной головной боли на травмированной стороне, с прогрессирующим развитием через 2 дня. Пациент сказал, что эпизоды происходили в течение 6 лет, всегда в одно и то же время, с неудачей в диагностике патологии, но зная, что она поддается лечению кортикостероидами.

Она рассказала, что уже прошла несколько визуализационных тестов, таких как компьютерная томография (КТ) черепа, артериальный и венозный антирезонанс черепа, эхо-допплерография сонных артерий и лабораторные тесты для выявления аутоиммунных патологий, проблем со свертыванием крови, среди прочего. Однако единственной находкой было наличие секрета в верхнечелюстных пазухах в КТ, выполненном в предыдущем эпизоде.

При физикальном обследовании справа наблюдался птоз век, связанный с парезом медиальной прямой мышцы и верхней прямой мышцы, дефицитом аддукции и возвышением глазного яблока, что свидетельствует о поражении глазодвигательного нерва. У пациента не было глазной гиперемии, слезотечения, заложенности носа или других признаков, которые могли бы указывать на вегетативную недостаточность. Также были исключены нарушения нервно-мышечного соединения из-за отсутствия утомляемости глазных мышц.

Были выполнены следующие исследования: магнитная артериальная и венозная антирезонансная томография, общий анализ крови, анти-ВИЧ, уровень глюкозы в крови натощак, коагулограмма, FAN, VHS, PCR и липидный профиль. Такие анализы не показали каких-либо значительных изменений, только поражение левой гайморовой пазухи (рис. 1).

Затем пациенту вводили кортикостероид, преднизон, 1 мг / кг / день с полной ремиссией через 5 дней, и он был направлен к специалисту по оториноларингологии. Запрошенная им КТ показала секрецию в левой гайморовой пазухе, облитерирующую решетчатую воронку, небольшое утолщение слизистой оболочки правой гайморовой пазухи с полипами и кистами (рис. 2).

Рисунок 1: Артериальный и венозный магнитный антирезонанс с усиленным контрастом в сагиттальном сечении, выявляющий заболевание левой гайморовой пазухи (от A до D).

Рисунок 2: Компьютерная томография во фронтальном разрезе, показывающая находки в верхнечелюстных пазухах (от A до D).

 

ОБСУЖДЕНИЕ

Хотя СТX является необычной патологией, из описания клинического случая можно увидеть, что характеристики согласуются с несколькими сообщениями, описанными с момента его открытия более 60 лет назад. Он поражает обоих полов, с более высокой заболеваемостью, согласно Monzillo (2005), в возрасте от 27 до 58 лет (в среднем 39,5 лет). Однако в представленном случае возраст пациента был ниже ожидаемого, что свидетельствует о том, что это может происходить у более молодых людей или даже у детей.

Согласно Kline (2001), доказательства визуализирующих исследований состоят из воспалительных процессов, изменений, обнаруженных в КТ описанного случая, которые подтверждают предположение о том, что одним из возможных патофизиологических механизмов заболевания является наличие неспецифических воспалительных процессов, однако в данном случае поражаются не кавернозные пазухи, а гайморовые пазухи.

Пораженный нерв, глазодвигательный, в представленном случае соответствует литературным данным, потому что, согласно Sanvito (1997), глазодвигательный нерв поражается сильнее всего, за ним следует отводящий нерв. Поражение трохлеарного нерва встречается реже. В редких случаях может поражаться зрительный нерв.

Развитие и последующий регресс патологии после приема кортикостероидов показывает критерии, установленные для диагностики и лечения, описанные ICHD-3 beta (2014) (Таблица 1) и ISH 2004.

Диагностические критерии согласно ICHD-3 beta
A. Односторонняя боль соответствует критерию C
Б. Оба следующих элемента:
1. Гранулематозное воспаление кавернозного синуса, верхней глазничной щели или орбиты, продемонстрированное с помощью ЯМР или биопсии.2. Парез одного или нескольких ипсилатеральных черепных нервов III, IV и / или VI.
C. Доказательства причинно-следственной связи демонстрируются обоими из следующих
1. Головная боль, которая предшествовала парезу III, IV и / или VI нервов в течение ≤ 2 недель или развивалась вместе с ним.2. Головная боль, расположенная вокруг глаза и ипсилатеральной брови.
D. Не лучше всего объясняется другим диагнозом ICHD-3 beta.

 

В большинстве случаев СТX имеет полную ремиссию, однако иногда может иметь последствия. Дифференциальный диагноз по Beraldin (2013) включает несколько других патологий, вызывающих болезненную офтальмоплегию, таких как диабетическая невропатия, тромбофлебит кавернозного синуса, офтальмоплегическая мигрень, опухолевые поражения. Пациент, о котором сообщалось ранее, получил отличные результаты, и после нескольких эпизодов можно было прийти к диагностическому заключению.

ВЫВОД

Синдром Толоса-Ханта – сложное заболевание, требующее от врача клинической аргументации, большого опыта и знаний. Поскольку это делается из исключения, требуется время и необходимость выполнить несколько экзаменов. Использование хирургических методов для исследования кавернозного синуса уже описано в литературе, но, как и в рассматриваемом случае, оно не всегда затрагивается, и существует необходимость в такой процедуре, требующей гораздо большего, чем просто обращать внимание на то, что происходит. наиболее общий.

РЕКОМЕНДАЦИИ

BERALDIN, B.S. et al. Tolosa-Hunt syndrome mimicking cavernous sinus tumor. Braz. j. otorhinolaryngol., São Paulo, v. 79, n. 2, p. 256, 2013. Disponível em: http://www.scielo.br/pdf/bjorl/v79n2/v79n2a20.pdf

BUSCACIO, E.S.  et al. Síndrome de Tolosa-Hunt. Rev. bras.oftalmol., Rio de Janeiro, v. 75, n. 1, p. 64-66, 2016. Disponível em: http://www.scielo.br/pdf/rbof/v75n1/0034-7280-rbof-75-01-0064.pdf

CARRILHO, P.E.M. et al. Síndrome de Tolosa-Hunt: dificuldades no diagnóstico e padrão de resposta à prednisona. Arq. Neuro-Psiquiatr., São Paulo, v. 55, n. 1, p. 101-105, 1997. Disponível em: http://www.scielo.br/pdf/anp/v55n1/16.pdf

HUNT, W.E. et al. Painful ophthalmoplegia. Its relation to indolent inflammation of the cavernous sinus. Neurology.11: p.56–62, 1961. Disponível em: http://www.scielo.br/pdf/rbof/v75n1/0034-7280-rbof-75-01-0064.pdf

KLINE, L. et al. The Tolosa-Hunt syndrome. Journal of Neurology, Neurosurgery, and Psychiatry, 71(5), p.577–582, 2001. Disponível em: http://www.scielo.br/pdf/rbof/v77n5/0034-7280-rbof-77-05-0289.pdf

MONZILLO, P.L.  et al. Síndrome de Tolosa-Hunt: análise de seis casos. Arq. Neuro-Psiquiatr., São Paulo, v. 63, n. 3a, p. 648-651, 2005. Disponível em: http://www.scielo.br/pdf/anp/v63n3a/a17v633a.pdf

SANVITO, W.L. Síndromes neurológicas. 2.Ed. São Paulo: Atheneu, 1997.

Subcomitê de Classificação das Cefaleias da Sociedade Internacional de Cefaleia. Classificação Internacional das Cefaleias. 3.Ed. Trad. Sociedade Brasileira de Cefaleia.  São Paulo, p. 138-139, 2014. Disponível em: https://www.ihs-headache.org/binary_data/2086_ichd-3-beta-versao-pt-portuguese.pdf

TOLOSA, E. Periarteritic lesions of the carotid siphon with the clinical features of a carotid infraclinoidal aneurysm. Journal of Neurology, Neurosurgery, and Psychiatry, 17(4), p.300–302, 1954. Disponível em: http://www.scielo.br/pdf/anp/v55n1/16.pdf

[1] Студент-медик.

[2] Выпускник медицины.

[3] Кандидат биомедицинской инженерии. Магистр стоматологии. Постоянная специализация в области стоматологической радиологии и визуализации. Повышение квалификации по лазеротерапии. Совершенствование текущих и междисциплинарных аспектов онкологии. Усовершенствование в малой челюстно-лицевой хирургии. Усовершенствование в малой челюстно-лицевой хирургии. Выпускник стоматолога – Арачатуба.

[4] Советник. Действующая степень магистра медицинских наук, специализация – ординатура. Специализация в интернатуре по обучению нервно-мышечным заболеваниям. Выпускной в области медицины.

Поступило: Cентябрь 2020 г.

Утверждено: Hоябрь 2020 г.

5/5 - (1 голос)

Leave a Reply

Your email address will not be published.

DOWNLOAD PDF
RC: 78277
POXA QUE TRISTE!😥

Este Artigo ainda não possui registro DOI, sem ele não podemos calcular as Citações!

Solicitar Registro DOI
Pesquisar por categoria…
Este anúncio ajuda a manter a Educação gratuita
WeCreativez WhatsApp Support
Temos uma equipe de suporte avançado. Entre em contato conosco!
👋 Здравствуйте, Нужна помощь в отправке научной статьи?