Исследование действий и его вклад в методологическую науку: общие аспекты

DOI: 10.32749/nucleodoconhecimento.com.br/ru/102353
5/5 - (1 голос)
Facebook
Twitter
LinkedIn
Pinterest
WhatsApp
Email

CONTEÚDO

ОРИГИНАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

DENDASCK, Carla Viana [1]

DENDASCK, Carla Viana. Исследование действий и его вклад в методологическую науку: общие аспекты. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Год. 06, Изготовить. 11, Vol. 11, с. 118-135. Ноябрь 2021 года. ISSN: 2448-0959, Ссылка доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/образование-ru/методологическую-науку, DOI: 10.32749/nucleodoconhecimento.com.br/ru/102353

СВОДКА

В связи с ростом популярности и возможностью использования экшн-исследований инструмент стал широко использоваться, но с понятием, еще не консолидированным, термин был применен абстрактно, без глубоких и подробных интерпретаций использования в различных контекстах. Цель состоит в том, чтобы прояснить на протяжении всей этой статьи значение термина, и как этот тип инструмента может быть применен наилучшим образом, действуя в сфере научно-методологической строгости. Проблема исследования заключается в том, каковы возможности использования исследования действия, его этапы и фундаментальная помощь? Актуальность инструмента заключается в том, что он позволяет проводить исследование систематизированным, непрерывным и эмпирически обоснованным образом. Таким образом, будет обсуждаться роль теории в исследовании действия и указываются характеристики, присущие ее фундаментальным фазам. Следует рассмотреть некоторые общие вопросы, связанные с методом, такие как участие исследователя, социальная функция рефлексии, необходимость управления приобретенными знаниями и этика в исследованиях. Наконец, представлены некоторые «модели» исследований действий, которые могут способствовать исследователям в методологическом выборе и организации.

Ключевые слова: поиск действий, методы поиска, инструменты поиска.

1. ВСТУПЛЕНИЕ

Исследование действий — это тип исследования, который требует от участника заинтересованной позиции (TRIPP, 2005). Это стратегия, в некотором смысле, противоположная традиционным исследованиям, которые рассматриваются как «независимые», «нереактивные» и «объективные» (ENGEL, 2000). Таким образом, как указывает сам термин, исследование действия направлено на объединение исследования с действием, то есть практикой. Таким образом, знание и понимание понимаются как часть практики, а затем являются способом использования исследований в ситуациях, когда исследователь также имеет практическую склонность и желает улучшить понимание теории (KOERICH et al, 2009). Аргументы, противоречащие действию исследования, особенно связаны с тем, что исследователь участвует в изучаемой области, что соответствовало бы предположениям этики в научных исследованиях, которые рекомендуют освобождение исследователя как часть процесса научного качества, намекая, что это исключение будет отвечать за внесения ясности в аргументы исследователя, который будет отсутствовать в тенденции в получении результатов (TRIPP, 2005; KOERICH et al, 2009).

Этот вид исследований возник из необходимости преодоления существующего разрыва между осями теории и практики. Одной из его преобладающих характеристик является то, что это исследование, из которого он пытается вмешаться в практику инновационным образом во время развития исследования. На заключительном этапе появляется не просто рекомендация (ENGEL, 2000). Этот аспект был изучен особенно программами, которые направлены на продвижение прагматизма в качестве конечного продукта, например, в программах магистратуры инженерии, бизнеса или даже в профессиональных магистерских и докторских программах.

Одним из первых, кто ввел исследование действий в академическом контексте, был немецкий психолог Курт Левин. Однако уже в 1960-х годах социология быстро присвоила эту концепцию (TRIPP, 2005). Предполагалось, что исследователь должен отказаться от этой более пассивной, изолированной позы, тем самым предполагая последствия, вызванные результатами его исследований, и что такие результаты должны быть приняты на практике, тем самым удовлетворяя спрос, который стремился к большему вкладу из академического контекста в практический мир (FRANCO, 2005).

Этот поиск возникает в изменении теоретической позиции, в практическую позицию, которая может вмешиваться в ход событий. В этом контексте, помимо его применимости в социальных науках и самой психологии, сегодня широки его возможности использования, что обосновывает актуальность данного исследования. Одной из его новых возможностей является использование в области образования, разработанное в ответ на требования, касательные к реализации теории образования в педагогической практике, то есть в аудиториях (ENGEL, 2000). Сегодня один из результатов исследования действий во вселенной образования, можно найти через многочисленные материалы, которые работают с активными методологиями, даже повышая, так что концепция активной методологии будет включена некоторыми исследователями как дисциплина и самостоятельная методология.

Как упоминалось ранее, теория и практика не воспринимались как неотъемлемые части профессиональной жизни. Столкнувшись с такими изменениями, практические исследования стали осуществляться в самых разнообразных контекстах (TRIPP, 2005). Цель состоит в том, чтобы помочь исследователям и специалистам решить проблемы, которые влияют на их повседневную практику работы, гораздо больше участвуя в исследованиях (MIRANDA; RESENDE, 2006). При этом в области образования эмпирически оценивались ценности, представления и убеждения в осуществлении преподавания-обучения (ENGEL, 2000). Понятно, что этот тип исследований был воспринят с хорошими глазами самыми разными учеными. Это привлекательное исследование, поскольку оно приводит исследователя к конкретному и непосредственному результату в отношении определенной исследовательской проблемы (GRITTEM; MEIER; ZAGONEL, 2008).

Упоминается, что исследование действий оказалось эффективным инструментом профессионального развития нескольких исследователей. Указывается, что этот процесс происходит «изнутри наружу», так как часть забот и интересов людей, вовлеченных в практику исследований (TRIPP, 2005). Субъекты занимаются вопросами, которые способствуют их собственному профессиональному развитию, а также личностному развитию. Противоположный подход к исследованию действий является именно традиционным исследованием, потому что исследование происходит от «выхода в» (ENGEL, 2000). В этом процессе, каноническом, поэтому исследователь подпитывает свое исследование восприятиями, полученными из внешнего опыта, и этот опыт собирается с помощью определенных исследовательских инструментов (таких как анкеты и интервью) (FRANCO, 2005). Однако нет цели обсуждать идеальный подход, так как это уникальные и разные предложения. Это два способа взглянуть на природу научных исследований.

Предполагается, что научные истины существуют в мире вне исследований, и именно ученый должен обнаружить такие истины, включая способность вмешиваться для проверки таких истин. Однако в научных исследованиях можно заключить, что существуют способы взглянуть на природу исследования, так что нет абсолютных научных истин, потому что все знания являются предварительными и изменяются в соответствии с историческим контекстом, в котором человек живет (MIRANDA; RESENDE, 2006).

Явления наблюдаются и интерпретируются в соответствии с такими историко-культурными особенностями. Также упоминается, что сами модели исследований подвержены изменениям, потому что наука развивается каждый день. Не существует универсальной и исторической научной методологии, но существуют различные способы взглянуть на мир под научной предвзятостью (GRITTEM; MEIER; ZAGONEL, 2008). Исследование действий в этом смысле приближается к более практическому взгляду на повседневные явления и ситуации. Таким образом, научное знание рассматривается как временное и зависящей от контекста.

Рассматривая сферу образования, понятно, что учителя, вместо того, чтобы быть простыми потребителями исследований, проводимых другими, должны трансформировать свою собственную педагогическую практику с помощью результатов этого исследования (ENGEL, 2000). Таким образом, исследование действия задумывается как идеальный инструмент для выполнения исследования, которое хочет объединить теорию с практикой. В этом смысле общая цель данного исследования состоит в том, чтобы посредством поискового и описательного исследования задуматься о возможностях применения исследования действия в любой среде социального взаимодействия. Проблема исследования заключается в том, каковы возможности использования исследования действий и его фундаментальных шагов и заботы? Основываясь на проблеме, он направлен на проверку того, как среда, в которой происходит социальное взаимодействие и которая имеет реальную и неотложную проблему, может извлечь выгоду из этого типа исследования, среды, которая включает в себя людей, задачи и процедуры, которые нуждаются в помощи.

2. ИССЛЕДОВАНИЕ ДЕЙСТВИЙ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СОЦИАЛЬНУЮ ПРАКТИКУ

В литературе описывается траектория исследования действий с 1940-х годов. С широкой точки зрения, это можно расположить в двух значительных периодах: первый связан с американским течением, отмеченным появлением термина, придуманного Куртом Льюисом в период перед Второй мировой войной (MIRANDA; RESENDE, 2006). Эта фаза длится до 1960-х годов. Второй момент, в свою очередь, отмечен европейским течением, течением, которое охватывает период с 1960-х годов до наших дней (BARBIER, 2002; MORIN, 2004). Эти два направления представляют обзор этого типа исследований, уделяя особое внимание качественному подходу, используемому в исследованиях социальных наук. Концепции, обоснования и методологические объяснения, построенные на основе теоретико-методологических связей, разграничили исследование, вытесняемое как исследование (BARBIER, 2002; MORIN, 2004).

Из этого возникает понятие вмешательства, и это может варьироваться от позиции, более связанной с экспериментальными исследованиями, до проектов социальных действий, целью которых является решение самых разнообразных социальных проблем (THIOLLENT, 1984). Из-за различных концепций и авторов, которые начали обсуждать исследования действий, несколько чтений и интерпретаций стали постоянными, склоняясь теперь к более объяснительной (экспериментальной) перспективе или к более всеобъемлющей (феноменологической или диалектической) (TRIPP, 2005). Исследование действий возникает как критика, изначально, позитивизма, даже если понимать, что не все отошли от такого понимания. В принципе, они также рассматриваются как подходы всеобъемлющего характера, поскольку они признают социальную реальность как нечто, чего не существует или может быть признано независимым и автономным (FRANCO, 2005). Таким образом, это субъективная реальность, и как таковая она конструируется и поддерживается посредством индивидуальных действий.

Именно эти индивидуальные акты приписывают смыслы и смыслы этой реальности в процессе строительства (CARR; KEMMIS, 1988). Среди других аспектов можно также упомянуть, что существует параллель между этими новыми перечитываниями исследований действий. Французский и канадский подходы, предложенные, соответственно, Рене Барбье (2002) и Андре Мореном (2004), соединяют. Принимая за основу этих авторов, а также некоторые из их работ, мы не ставим целью обобщить их мышление и форму производства этого типа исследования, а скорее перечислить некоторые из его общих элементов, поскольку они позволяют нам глубоко понять развертывание исследования действий в самых разнообразных контекстах (TRIPP, 2005). Область образования, как уже упоминалось, является одной из возможностей пространств, в которых исследование действия может действовать значительно. Кроме того, исследованию действия приписывают смысл: оно классифицируется как эпистемологическая революция (BARBIER, 2002).

Он назван так, потому что до тех пор предложение не было существенно исследовано в области гуманитарных наук. Поэтому было понятно, что исследование действия было своего рода «искусством клинической строгости» (BARBIER, 2002). Поэтому его можно развивать с коллективностью. Таким образом, цель состоит в том, чтобы проанализировать часть этого общества менее отдаленным, менее объективным образом, как это происходит в традиционных исследованиях, в которых защищается нейтралитет и дистанцирование от исследователя (TRIPP, 2005). Однако для того, чтобы этот тип исследования стал осуществимым, он подразумевает изменение позы субъекта, будь то индивид или социальная группа, в отношении их реальности (KOERICH et al, 2009). Затем необходимо обеспечить реальное восприятие и мнение о данном явлении, испытываемом изо дня в день. Исследователь, таким образом, фиксирует это явление и фиксирует его, объединяя эти восприятия, ценности и убеждения анализируемого субъекта/группы с их теоретическими концепциями.

Осуществление исследования действия подразумевает, что исследователь имеет открытый системный взгляд на запись наблюдаемых явлений. Поэтому на момент регистрации он должен сочетать определенные процессы, такие как организация, информация, восприятие, ценности, убеждения, с источниками, из которых он уходит, чтобы построить свое исследование в соответствии с требуемой научной строгостью (MIRANDA; РЕЗЕНДЕ, 2006). Близость исследователя исследуемого явления является одним из аспектов, который отдаляет исследование действия от более канонических, теоретических, только. Это связано с самими предположениями, которые лежат в усыплении этого инструмента с момента его создания (ENGEL, 2000). Пионеры-авторы в этой области в своих исследованиях критикуют действие позитивизма в области социальных наук, поскольку эта тенденция ввела ограничения в деятельность исследований, и это стало основываться на некоторых столпах, таких как объективность, рациональность и истина (KOERICH et al, 2009).

Исследование действий связано с идеей постоянных изменений и, таким образом, основано на предположении, что субъекты, составляющие реальность, также находятся в постоянном процессе трансформации (TRIPP, 2005). Ввиду такого менталитета возникла необходимость думать о понятии исследования вместе с действием, то есть практиковать, и, при этом, мы начали размышлять о стратегиях решения социальных проблем с другой точки зрения (FRANCO, 2005). В этом контексте исследования, которые выбирают этот исследовательский подход, примиряют области практики, социального действия, с теоретическими, эпистемологическими. Практика, т.е. действие, касается всего, что составляется и поддерживается в данном контексте, и при этом охватывает также действие и повседневный опыт субъекта (GRITTEM; MEIER; ZAGONEL, 2008). Исследование действий – это больше, чем методологический подход. Это позиция перед лицом существенных эпистемологических вопросов, таких как отношения между субъектом и объектом, теория и практика.

3. ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ ДЕЙСТВИЯ

Исследование действий включает в себя эмпирический процесс, который позволяет выявить проблему в социальном и/или институциональном контексте, сбор данных о рассматриваемой проблеме и анализ значений и значений, приписываемых данным, связанным с участниками (TRIPP, 2005). В дополнение к выявлению необходимости изменений и изучению возможных необходимых решений, исследование действий также вмешивается в практическую среду, поскольку оно провоцирует и стимулирует трансформацию (ENGEL, 2000). Это методологический инструмент, способный сочетать теорию с практикой посредством действия, направленного на трансформацию данного контекста, то есть определенной реальности (MIRANDA; RESENDE, 2006). Таким образом, исследование действия позволяет связать с исследовательским процессом возможность обучения, поскольку оно требует творческого и сознательного участия как исследователя, так и других участников исследования (ROLIM et al, 2004).

В этом контексте важность практических исследований выступает в качестве междисциплинарного инструмента, поскольку в то же время они действуют в нескольких областях, таких, как сектор здравоохранения, в области образования, в средах, отмеченных инновациями и изменениями, среди прочего (TRIPP, 2005). Можно рассматривать различные группы, такие, как специалисты, менеджеры, студенты и население в целом, как в общинах, так и в учреждениях (ROLIM et al, 2004). Есть некоторые характеристики, которые разграничены в исследованиях действий, такие как концептуализация проблем, которые будут проработаны, планирование, выполнение и оценка действий по их решению. Таким образом, этот цикл деятельности повторяется (ANDRÉ, 2000). В дополнение к его печально известному социальному вкладу, работа Левина по исследованию действий была признана инновационной, поскольку она способствует, в то же время, партисипативному и демократическому характеру, поскольку исследование развивается из участия изучаемых субъектов (TRIPP, 2005).

Исследование действия будет использовать следующие процессы в его построении:

Таблица 1 – Этапы исследований действий

Источник: Автор.

Поэтому существует исследование, направленное на решение проблем, влияющих на ту или иную среду, с уделением особого внимания специфике этого контекста, в котором эти проблемы проявляются (PEREIRA, 2001; LEWIN, 1946). Другой характеристикой этого типа исследований является озабоченность научной обоснованностью результатов, полученных от сотрудников. В этом процессе рассматриваются диагнозы, так как они указывают на ситуацию до и после применения определенных действий, а также позволяют детально фиксировать все события (LEWIN, 1946). Понимание обсуждаемого здесь инструмента исследования связано с двумя фундаментальными понятиями: актом расследования и актом существа. Акт расследования является действием, способным стимулировать и стимулировать расследование (TRIPP, 2005). Акт существительного, в свою очередь, является действием, способным способствовать желаемому изменению в данном наблюдаемом и изучаемом контексте.

Таким образом, это процесс, который объединяет исследования с действиями (KOERICH et al, 2009). В этом смысле при расследовании действий действия обязательно характеризуются как существенные. Поэтому, благодаря этой квалификации, акт расследования предполагает обязательство, которое заключается в необходимости принести пользу людям, которые не принадлежат к научному сообществу, но могут извлечь выгоду из результатов научного исследования (LEWIN, 1946). Таким образом, наука от своих исследователей берет на себя новую миссию: сделать так, чтобы знания, производимые в университетах, будь то национальные или иностранные, достигли светского общества, чтобы предметы, составляющие самые разнообразные социальные группы, были эмансипированы (FRANCO, 2005). Исследование действия, задуманное Левином, использовалось по-разному и с разными целями, порождая широкую мозаику теоретико-методологических подходов.

Существует, по крайней мере, три различные концепции, применяемые к практическим исследованиям в Бразилии. Они классифицируются на основе некоторых критериев. Первый тип – это исследования совместных действий (преобразование запрашивается референтной группой в исследовательскую группу) (KOERICH et al, 2009). Роль исследователя в этом процессе заключается в том, чтобы быть частью изменения, сделанного научным. Это вызвано субъектами, входившими в группу (TRIPP, 2005). Существуют также исследования критических действий. Необходимость трансформации ощущается из первоначальных исследований исследователя с группой (FRANCO, 2005). Когда изменения являются результатом процесса, который ценит когнитивное построение опыта, поддерживаемое коллективной критической рефлексией, чтобы освободить субъектов и устранить условия, которые коллектив считает угнетающими, исследование приобретает по существу критический характер (ENGEL, 2000). Существует также исследование стратегических действий.

Если в других подходах трансформация предварительно запланирована, без активного действия испытуемых, то здесь этого не происходит. Если есть только один исследователь, ответственный за оценку и мониторинг результатов применения исследования, критическое исследование теряет свою критическую предвзятость (FRANCO, 2005). Для того, чтобы исследование критических действий было охарактеризовано таким образом, требуется погружение в практику анализируемой социальной группы, целью которого является извлечение скрытых перспектив, поддерживающих практику, то есть изменения обсуждаются и управляются в коллективе (KOERICH et al, 2009). Исследования совместных действий в этом контексте также приобретают критический характер (THIOLLENT, 1984). Критичность, вытекающая из такого рода исследований, требует процесса коллективного осмысления оперативных стратегий, которые должны быть приняты. Этот процесс учитывает голос субъекта, а также его перспективы. Интерес не только к записи, но и к более поздней интерпретации.

Это неотъемлемая часть этой методологии расследования, так что она не может быть установлена с помощью линейных шагов, направленных на сам метод, а организована из ситуаций и фактов, которые возникают в процессе и становятся существенными (ENGEL, 2000). Акцент на формивном характере этого типа исследований возникает, так что субъект должен осознать трансформации, которые влияют как на исследователя, так и на группу и процесс (TRIPP, 2005). Благодаря этой цели исследование действия приобретает эмансипационный характер, так что субъекты, участвующие в исследовании, могут освободиться от мифов и предрассудков, которые препятствуют приходу желаемых изменений (BARBIER, 2002). Этот тип исследований, на протяжении многих лет, как уже упоминалось, находился под влиянием позитивистских течений, поскольку диалектика социальной реальности была включена в повседневную жизнь, а также моменты, которые лежат в основе и поддерживают распространение линейной критической рациональности.

В этом сценарии эпистемологический статус, который поддерживает исследования действий, начал беспокоиться о процессах, стоящих за социальными преобразованиями, будучи приверженным этическим и политическим аспектам, связанным с эмансипацией субъектов, а также сосредоточив внимание на условиях, которые поддерживают процесс эмансипации (MIRANDA; RESENDE, 2006). Исследование действий начало допускать некоторые интерпретационные подходы к анализу и получило структуру, способную способствовать критическому участию тех, кто участвовал, что заставило исследовательский процесс признать реконструкции, а также перевоочистивание значений и путей на протяжении всего выполнения этапов (TRIPP, 2005). Она приняла форму, характеризующуюся как педагогическая и политическая (THIOLLENT, 1984). В контексте качественных исследований существуют три измерения, которые следует учитывать при проведении практических исследований. Первый из них онтологический. Это касается природы объекта, который должен быть известен и исследован исследователем.

Второе измерение является эпистемологическим и касается субъекта, который стремится познать. Третьим измерением, наконец, является методологическое измерение, цель которого состоит в том, чтобы узнать процессы, из которых знания были построены исследователем, вовлеченным в определенную группу (FRANCO, 2005). Что касается онтологического измерения, то можно упомянуть, что оно связано с ориентировой информацией, и это должно позволить субъектам производить знания для лучшего понимания элементов, которые обусловлают определенную социальную практику (KOERICH et al, 2009). Цели этого исследования желательны самим коллективом, который требует от исследователя необходимости производить знания, которые могут позволить реструктуризацию определенных формирующих процессов (FRANCO, 2005). Что касается измерения эпистемологического характера, то упоминается, что для его осуществления исследователь погружается в интерсубъективность диалектики коллектива.

Поэтому исследователь должен принимать дифференцированную позицию при работе со знанием и его интерпретации, поскольку в то же время он стремится знать и вмешиваться в реальность той группы, которая исследуется (ENGEL, 2000). Таким образом, союз между исследованием и действием приводит к тому, что исследователь по существу должен войти в исследуемую вселенную, но эта необходимость никоим образом не сводит на нет возможность принятия нейтральной позиции при работе с данными, потому что это предположение самой науки (KOERICH et al, 2009). Нейтральность – это способ управления обстоятельствами, пронизывляемыми исследованием, который подразумевает привлечение внимания к фундаментальным эпистемологическим предположениям, таким как приоритизация диалектики социальной реальности и историчности явлений, практики, противоречий, отношений с тотальностью и анализа действий субъектов на основе некоторых обстоятельств (KOERICH et al, 2009).

Практика в этом контексте должна рассматриваться как основной способ построения знания, поскольку через него формулируются теория и практика (FRANCO, 2005). Что касается знания, которое должно быть проанализировано, то это не ограничивается простым описанием, потому что исследователь должен объяснить такие преобразования из того, что он наблюдает, то есть через движение, которое объединяет диалектику мышления и действия (TRIPP, 2005). В результате знания, полученные из этой связи, способны трансформировать предметы и обстоятельства, связанные со средой, частью которой они являются. Методологическое измерение, в свою очередь, требует определенных процедур, которые артикулируют онтологию с эпистемологией исследования действия, что подразумевает создание в наблюдаемой группе динамики, которая интегрирует диалогические, партисипативные и преобразующие принципы и практики (TRIPP, 2005). В этом измерении необходимо учитывать некоторые элементы.

Среди них можно упомянуть практику. Это отправная точка и точка прибытия, когда речь заходит о строительстве и/или унификации знаний (FRANCO, 2005). Он основан на представлении о том, что знание может быть построено только через множественные артикуляции с интерсубъективностью. С учетом этой характеристики исследования действий, чтобы быть хорошо сформулированными, должны проводиться в естественной среде реальности, которая должна быть исследована, с тем чтобы собранные результаты были правдивыми, безопасными и качественными (ENGEL, 2000). В этом процессе присутствует определенная гибкость, так как цель состоит в том, чтобы запечатлеть реальность в процессе изменений. Таким образом, методология должна быть в состоянии позволить исследователю внести определенные коррективы, а исследователь должен идти по предварительному синтезу. Такие резюме составляются в самой группе (GRITTEM; MEIER; ZAGONEL, 2008). Именно эти элементы указывают на то, как был затронут определенный контекст.

Метод должен включать непрерывное упражнение циклических спиралей. Эти спирали учитывают некоторые фундаментальные шаги, такие как планирование, действие, размышление, акт исследования, перепланировка и перепланировка, при необходимости (KOERICH et al, 2009). Что касается практических исследований, то также подчеркивается, что, хотя процесс расследования, просвещение и действия происходят одновременно. В этом смысле эпистемологические и методологические причины, пронизывляемые следственной деятельностью, приводят к активному выпуску знаний, поскольку все участники процесса должны сотрудничать (ENGEL, 2000). Исследование в этом контексте позволяет понять изменения в реальности через действия (TRIPP, 2005). Процесс требует от исследователя определенной позы.

Он часто придумывает определенные типы вопросов, а также некоторые конкретные требования, такие как вставка в культуру, которая анализирует новые значения, значения, представления, сопротивления, ожидания и опыт (FRANCO, 2005). Задача, с которой сталкивается исследователь, в свою очередь, заключается в том, чтобы создать новую среду в процессе построения семьи. Другими словами, изменения должны восприниматься всеми участниками (KOERICH et al, 2009). Исследователь является одним из участников исследуемой Вселенной, однако нейтральность исследования является принципом, который следует учитывать. Поэтому их представления об анализируемом явлении нельзя игнорировать, однако его обработка должна осуществляться соответствующим образом. Одна из целей, которая может быть достигнута с помощью этой стратегии, касается достижения среди участников большей уверенности (KOERICH et al, 2009).

Цикл исследований действий начинается с исследовательской фазы. В нем ставится диагноз реальности и разрабатывается обзор контекста, первоначальных проблем и возможных действий (TRIPP, 2005). Исходя из этого, исследователи и участники устанавливают основные цели исследования. Они должны быть увязаны с наблюдаемой областью, субъектами и видами действий, в которых предполагается сосредоточить внимание на следственной деятельности (FRANCO, 2005). Тема исследования определена последовательно. Это отличается от практической проблемы, связанной с областью поиска. Он выбирается на основе обязательств, принятых между группой исследователей и субъектами, которые соответствуют рассматриваемой ситуации (FRANCO, 2005). Однако тема также может быть запрошена субъектами ситуации. Он должен представлять интерес как для исследователей, так и для исследуемых субъектов, чтобы все они принимали активное участие и вносили свой вклад в развитие исследований.

Он также выбирает конкретную теоретическую основу для работы, потому что он будет направлять все исследования. В-третьих, избираются проблемы, то есть исследовательская проблема. Именно из проблемы эта тема приобретает устойчивость (ENGEL, 2000). Проблема должна охватывать некоторые исследовательские предположения, такие, как анализ и разграничение исходной ситуации; разработка окончательной ситуации на основе критериев инвалидности и осуществимости; выявление всех проблем, которые необходимо решить; транспозиция этих проблем в соответствующие действия; и, наконец, осуществление и оценка мер (TRIPP, 2005). В этом смысле необходимо адаптировать рамки теоретических ссылок к практической реальности исследования. Цель состоит в том, чтобы информация анализировалась и интерпретировалась с теоретической основы, однако она должна быть артикулирована с реальным опытом, собранным, следовательно, от соавторов исследования (TRIPP, 2005).

Вы добираетесь до шансов. Несмотря на ложное представление об отсутствии гипотез, необходимо тщательно подумать над этим утверждением, которое подразумевает понимание гипотез как допущений, сформулированных исследователем, которые могут или не могут быть подтверждены (KOERICH et al, 2009). Гипотезы допускают возможные решения исследовательской проблемы и, таким образом, направлены на проведение линии мысли (KOERICH et al, 2009). Семинар также является одним из этапов исследования действий, поскольку он играет значительную роль в процессе принятия решений в расследовании, а также обеспечивает координацию деятельности. Цель семинара – определить тему и установить проблемы, с которыми будет работать исследование. Одной из целей является разработка проблемы таким образом, чтобы проблемы рассматривались, а также исследовательские гипотезы. Рождаются исследовательские группы и исследовательские группы, которые координируют эту деятельность.

Информация поступает из различных источников и групп, что обеспечивает доступ к интерпретациям, способствующим процессам разработки руководящих принципов действий, а также позволяет оценивать действия и распространять результаты по соответствующим каналам (KOERICH et al, 2009). Практические исследования также проводятся в области наблюдений, отбора проб и качественной репрезентативности. Это может охватывать концентрированное и/или распространенное сообщество, однако выборка и репрезентативность является фактором, который можно обсудить. Одни исследования исключают выборку, другие рекомендуют ее использование, третьи оценивают критерии качественной репрезентативности (FRANCO, 2005). Вы переходите на этап сбора данных. Основными используемыми методами являются коллективные и/или индивидуальные интервью, обычные вопросники, изучение файлов и т.д. После сбора информации от наблюдательных групп они обсуждаются, анализируются и интерпретируются вместе.

4. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ

Процесс исследовательской деятельности, анализа реальности, а также оценка качественных инструментов и методов требуют определенной диалогичности, то есть подразумевают поиск рефлексивных знаний и укрепление приверженности конкретной реальности. Другими словами, это требует эффективного распознавания предмета и анализимой реальности из динамического движения между сторонами, участвующими в расследовании. Эта круговая и динамичная возможность заключается в резонансе и поддержке завоевания нового пространства и/или завоевания нового знания. Таким образом, исследование действия как методологический инструмент анализирует человеческую деятельность из коммуникативного и партисипативного движения, которое способствует обмену знаниями и разработке реляционной структуры доверия и приверженности субъектам, которые интегрируют реальность, подлежащую преобразованию. Его целью является решение или прояснение проблем, связанных с группой.

В ходе этого процесса необходимо постоянно контролировать решения, действия и все преднамеренные действия, разработанные субъектами, вовлеченными в ситуацию. Поэтому при таком подходе исследование не ограничивается формой действия, только потому, что оно направлено на повышение знаний исследователей, а также их уровня осведомленности о вовлеченных людях и / или группах. Исследование способствует гораздо большему, чем сбор данных и/или предложения практических вмешательств. В дополнение к соображениям, представленным здесь, подчеркивается, что исследование действий, среди других вопросов, объединяет реальные, текущие и последовательные дискуссии и объяснения, которые позволяют получить описательные знания, хотя и критические, о ситуациях, пережитых в различных социальных средах. Таким образом, она способствует новым формам выражения и размышления о значениях и чувствах участников, приписываемых при анализе рассматриваемой проблемной ситуации.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

ANDRÉ, M. E. D. A. Etnografia da prática escolar. Série Prática Pedagógica. Campinas: Papirus; 2000.

BARBIER, R. A pesquisa-ação. Tradução Lucie Didio. Brasília: Plano, 2002.

CARR, W.; KEMMIS, S. Teoria crítica de la enseñanza. Barcelona: Martinez Roca, 1988.

ENGEL, G. I. Pesquisa-ação. Educar em Revista, n. 16, p. 181-191, 2000.

FRANCO, M. A. S. Pedagogia da pesquisa-ação. Educação e pesquisa, v. 31, n. 3, p. 483-502, 2005.

GRITTEM, L.; MEIER, M. J.; ZAGONEL, I. P. S. Pesquisa-ação: uma alternativa metodológica para pesquisa em enfermagem. Texto & Contexto-Enfermagem, v. 17, n. 4, p. 765-770, 2008.

KOERICH, M. S. et al. Pesquisa-ação: ferramenta metodológica para a pesquisa qualitativa. Revista Eletrônica de Enfermagem, v. 11, n. 3, p. 717-723, 2009.

LEWIN, K. Problemas de dinâmica de grupo. São Paulo: Cultrix, 1946.

MIRANDA, M. G. de.; RESENDE, A. C. A. Sobre a pesquisa-ação na educação e as armadilhas do praticismo. Revista Brasileira de Educação, v. 11, n. 33, p. 511-518, 2006.

MORIN, A. Pesquisa-ação integral e sistêmica: uma antropopedagogia renovada. Tradução Michel Thiollent. Rio de Janeiro: DP&A, 2004.

PEREIRA, E. M. A. Professor como pesquisador: o enfoque da pesquisa-ação na prática docente. In: GERALDI, C. M. G.; FIORENTINI, D.; PEREIRA, E. M. A. (Org). Cartografias do trabalho docente: professor(a) – pesquisador(a). Coleção Leituras no Brasil. Campinas: Mercado das Letras, 2001. p. 153-81.

ROLIM, K. M. C. et al. Mulheres em uma aula de hidroginástica: experenciando o interrelacionamento grupal. Revista Brasileira em Promoção da Saúde, v. 17, n. 1, p. 8-13, 2004.

THIOLLENT, M. Notas para o debate sobre pesquisa-ação. In: BRANDÃ O, C. (Org.). Repensando a pesquisa participante. São Paulo: Brasiliense, 1984. p. 82-103.

TRIPP, D. Pesquisa-ação: uma introdução metodológica. Educação e pesquisa, v. 31, n. 3, p. 443-466, 2005.

[1] Богослов, кандидат медицинских наук в области клинического психоанализа. Он работает в течение 15 лет с научной методологией (метод исследования) в научно-производственном руководстве магистра и докторантуры. Специалист по маркетинговым исследованиям и исследованиям, специализирующийся на здоровье. Аспирант в области коммуникации и семиотики (PUC SP).

Представлено: Ноябрь 2021 года.

Утвержден: Ноябрь 2021 года.

5/5 - (1 голос)

Leave a Reply

Your email address will not be published.

DOWNLOAD PDF
RC: 102353
Pesquisar por categoria…
Este anúncio ajuda a manter a Educação gratuita
WeCreativez WhatsApp Support
Temos uma equipe de suporte avançado. Entre em contato conosco!
👋 Здравствуйте, Нужна помощь в отправке научной статьи?