REVISTACIENTIFICAMULTIDISCIPLINARNUCLEODOCONHECIMENTO

Revista Científica Multidisciplinar

Pesquisar nos:
Filter by Categorias
Sem categoria
Агрономия
Администрация
Архитектура
Аэронавтические науки
Биология
Богословие
Бухгалтерский учет
Ветеринар
Военно-морская администрация
География
Гражданское строительство
животноводство
Закон
Здравоохранение
Искусство
история
Компьютерная инженерия
Компьютерные науки
Кухни
лечение зубов
Литература
Маркетинг
Математика
Машиностроение
Наука о религии
Образование
Окружающая среда
Педагогика
Питание
Погода
Психология
Связь
Сельскохозяйственная техника
Социальных наук
Социология
Тексты песен
Технология
Технология производства
Технология производства
Туризм
Физика
Физического воспитания
Философия
химическое машиностроение
Химия
Экологическая инженерия
электротехника
Этика
Pesquisar por:
Selecionar todos
Autores
Palavras-Chave
Comentários
Anexos / Arquivos

Последствия COVID-19: интегративный обзор литературы

RC: 149678
593
5/5 - (6 голосов)
DOI: 10.32749/nucleodoconhecimento.com.br/ru/149678

CONTEÚDO

ОБЗОРНАЯ СТАТЬЯ

LOPES, Luiz Thiago Oliveira [1], OLIVEIRA, Marcelus de Andrade [2], GONÇALVES, Willian Guilherme Lobato [3],  DAHER, Donizete Vago [4], BRITO, Irma da Silva [5], DENDASCK, Carla Viana [6], DIAS, Cláudio Alberto Gellis de Mattos [7], FECURY, Amanda Alves [8], ARAÚJO, Maria Helena Mendonça de [9]

LOPES, Luiz Thiago Oliveira. et al. Последствия COVID-19: интегративный обзор литературы. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Год. 08, Изд. 08, Том 01, стр. 68-87. Август 2023 года. ISSN: 2448-0959, Ссылка на доступ: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/здравоохранение/интегративный-обзор-литературы, DOI: 10.32749/nucleodoconhecimento.com.br/ru/149678

СВОДКА

Большая аффинность между белком-шипом вируса SARS-CoV-2 и рецептором ангиотензин-превращающего фермента 2 предполагается одной из основных причин высокой скорости вирусной передачи, что привело ВОЗ к объявлению COVID-19 чрезвычайной общественной здравоохранительной угрозой международного значения, а также к принятию мер по ограничению вирусной распространенности. Кроме того, благодаря физиопатологическому механизму вируса, обычно наблюдаются неспецифические симптомы, атипичное течение болезни, особенно у пожилых и иммунодефицитных пациентов, и более быстрое и летальное развитие. Аналогично, с расширением знаний о природе инфекции вирусом, были обнаружены устойчивые симптомы и/или последствия, вызывающие дисфункцию органов и негативное воздействие на качество жизни пациентов. В связи с этим целью статьи было представить интегративный обзор основных последствий COVID-19 за 2021 и 2022 годы. Для этого были исследованы полные статьи в базах данных Scientific Electronic Library Online, Biblioteca Virtual em Saúde и PubMed на португальском и английском языках, и использована методология PRISMA (Preferred Reporting Items for Systematic Reviews and Meta-Analyses), в результате было выбрано 14 статей. Среди результатов можно выделить следующее: физиопатогенез стойкой COVID-19 базируется на теории иммунных явлений, возникающих после инфекции, а также на аномальном иммунном ответе и присутствии вируса в иммунологически привилегированных местах; усталость, одышка, субъективное нарушение когнитивных функций, неврологические последствия, воспалительные заболевания центральной нервной системы и поствирусное нарушение обоняния – распространенные осложнения; были представлены доказательства причинной связи между COVID-19 и субакутным тиреоидитом; было продемонстрировано большее количество осложнений и госпитализаций у пациентов с дефицитом витамина D; а также присутствие нейропсихиатрических симптомов у группы профессионалов в области здравоохранения. В заключение была выявлена недостаточность исследований, непосредственно посвященных последствиям COVID-19, что делает необходимым углубление этих исследований с целью разработки более конкретных протоколов для диагностики.

Ключевые слова: SARS-CoV-2, COVID-19, Последствия и восстановление, Пост-COVID-19 синдром.

1. ВВЕДЕНИЕ

Вирусы зависят от инфраструктуры и метаболизма клетки-хозяина на протяжении всего своего цикла репликации, в частности, от цитоскелета и клеточной мембраны (CORTINES, 2019). Они используют, в большей или меньшей степени, систему синтеза клеток, которая приводит к передаче вирусного генома другим клеткам. Вирусы состоят, по меньшей мере, из генома нуклеиновой кислоты РНК или ДНК и оболочки из белков. Многие из них имеют дополнительную внешнюю мембрану, называемую оболочкой (ANDINO, 2017; MAERTENS, 2022).

Вирусная передача происходит косвенно, через контакт с выделениями/экскрециями зараженного животного, или непосредственно с помощью механических или биологических векторов. Однако существует так называемая вертикальная передача (колострум, перинатальная или трансплацентарная) от матери к потомству. Остальные способы называются горизонтальной передачей (ANDINO, 2017; LI, 2022).

Процесс воспроизведения вирусов включает механизмы адгезии, проникновения и обнажения вируса; синтез полипротеинов, репликацию генома, сборку и экзоцитоз новых вирионов (DE ALMEIDA et al., 2020).

Что касается вируса SARS- CoV-2, его репликативный цикл начинается с взаимодействия гликопротеина S, находящегося на внешней мембране вируса, с клеточным рецептором ангиотензин-превращающего фермента 2 (ECA2), находящимся на поверхности целевой клетки. Это взаимодействие отвечает за тропизм вируса к клетке-хозяину, приводя к его адгезии (DE ALMEIDA et al., 2020; LAMERS, 2022).

На основе имеющихся доказательств предполагается, что инфекция SARS-CoV-2 может начинаться с верхних дыхательных путей, таких как носовой эпителий. Таким образом, пути эндоцитоза, ассоциированные с этапами адгезии и проникновения вируса, будут зависеть от экспрессии эндоцитозных белков, таких как GTPase (богатые носовым эпителием) и белки, участвующие в макропиноцитозе (присутствуют в пневмоцитах) (LAMERS, 2022; GONZALEZ et al., 2023).

SARS-CoV-2 можно классифицировать как вирус, принадлежащий к семейству Coronaviridae и к группе бетакоронавирусов, как MERS (Middle East Respiratory Syndrome) и SARS (Severe Acute Respiratory Syndrome), вызывая острое респираторное заболевание, известное как COVID-19 (OMS, 2022).

Учитывая широкое распространение ECA2 во многих органах, можно предположить одну из возможных причин высокой скорости передачи SARS-CoV-2, который распространился практически на всех континентах, что привело Всемирную Организацию Здравоохранения (ВОЗ) к объявлению Чрезвычайной общественной здравоохранительной угрозы международного значения (PHEIC) 30 января 2020 года (YESUDHAS et al., 2021).

С этой точки зрения возникла необходимость принятия мер по ограничению распространения вируса. Так, основные меры включали в себя личное дистанцирование на расстоянии не менее одного метра, использование индивидуальных защитных масок и изоляцию инфицированных лиц. Кроме того, ВОЗ предоставляет на своем официальном веб-сайте основные правила для предотвращения инфицирования, подчеркивая другие аспекты, такие как избегание закрытых помещений и больших скоплений людей, гигиеничное мытье рук с водой и мылом или использование алкоголя, а также избегание прикосновений к глазам, рту и носу (OMS, 2022).

Согласно указанному физиопатологическому механизму, симптомы представляют собой результат воспалительного процесса, поражающего эндот елий многих органов. Чрезмерное выделение воспалительных цитокинов, таких как интерлейкин 1 и 6 (ИЛ-1 и ИЛ-6) и интерферон-α (ТНФ-α), вызывает повреждение эндотелиальных функций, приводя к тромбозу, просачиванию жидкости и потере эндотелиальной барьерной функции в легких, печени, почках, сердце и центральной нервной системе (LIBBY, 2020).

Большинство инфицированных имеют легкий течение болезни с симптомами, такими как лихорадка, общее недомогание, легкая одышка, усталость, миалгия, кашель, боль в горле, головная боль, заложенность носа, диарея, тошнота и рвота. С другой стороны, у хрупких пациентов, таких как иммунодефицитные и пожилые люди, может наблюдаться атипичное состояние с быстрым и тяжелым течением, что может привести к летальному исходу. Таким образом, основные симптомы характерны для гриппоподобного синдрома (ГПС), однако при развитии тяжелого синдрома он называется Синдромом Острой Респираторной Недостаточности (СОРН), который характеризуется одышкой/дыхательным дискомфортом или устойчивым давлением в грудной клетке или насыщением кислородом менее 95% на воздухе или цианозом на губах и лице (ISER et al., 2020).

С развитием понимания естественной истории инфекции SARS-CoV-2 стали замечать системные осложнения, характеризующиеся изменениями в функционировании и/или структуре клеток и/или органов, вызывающими постоянные или временные дисфункции у индивида (CHAVES et al., 2021).

В этом контексте уже были выявлены последствия для Центральной Нервной Системы (ЦНС), выражающиеся в изменении поведения, потере обоняния и увеличении случаев инсульта. В сердечно-сосудистой системе имеются сообщения о острой сердечной недостаточности, миокардите, воспалении сосудов, аритмиях, а также о повышении уровня кардиальных ферментов, ассоциированных с системной или локальной воспалительной реакцией в артериальных бляшках. В печени может развиться острая недостаточность и микроваскулярная жировая дистрофия. В почках может наблюдаться некроз тубулов и почечная недостаточность. Тромбозные нарушения, такие как тромботические изменения, повышенная вероятность развития тяжелой формы тромбоцитопении и распространенное внутрисосудистое свертывание также могут быть обнаружены (CAMPOS et al., 2020).

Исследование инфекции после острой фазы показывает, что стойкие симптомы и/или осложнения могут проявляться по-разному в зависимости от тяжести острой фазы, с разницей между пациентами, находившимися на лечении в Отделении Интенсивной Терапии (ОИТ) и вне ОИТ (ALBU et al., 2021).

2. ЦЕЛЬ

Представить интегративный обзор литературы за 2021 и 2022 годы, касающийся основных последствий COVID-19.

3. МЕТОД

Был проведен интегративный обзор литературы о последствиях COVID-19 на базах данных Scientific Electronic Library Online – SciELO, Biblioteca Virtual em Saúde-BVS и PubMed. Для этого сначала 19 октября 2022 года были использованы здоровья дескрипторы “SARS-CoV-2”, “COVID-19” и “Sequelas e Reabilitação”, объединенные логическим коннектором “И”. Кроме того, были применены фильтры по времени, ограничивающие период публикаций с 2021 по 2022 год; по языку, для публикаций на португальском и английском языках; и по типу исследования, с помощью которого были выбраны статьи “Систематический обзор”, “Исследование распространенности” и “Качественное исследование”.

По завершении этапов было получено 23 статьи в BVS, 03 статьи в PubMed и 01 статью в SciELO. Наконец, был проведен этап выбора статей на основе критериев включения – полные тексты статей, соответствующие целям исследования, и исключения – неполные статьи или статьи, не соответствующие цели. Таким образом, в BVS осталось 06 статей, и 01 в SciELO.

На втором этапе, 8 декабря 2022 года, был проведен новый поиск с использованием ключевого слова “Синдром пост-COVID-19”, повторив все предыдущие шаги. По окончании этого этапа в BVS было добавлено 06 статей и 01 в PubMed, что дало общее количество статей для интегративного обзора – 14 статей.

Наконец, 28 декабря 2022 года с целью лучшей систематизации выбора статей для данного обзора была применена методология PRISMA (Preferred Reporting Items for Systematic Reviews and Meta-Analyses). Эта методология предоставляет диаграмму (Рисунок 1) в трех этапах: “Идентификация”, “Скрининг” и “Включенные”, где в каждом этапе отражено количество исключенных статей на каждой базе данных и тех, которые продолжат для последующего анализа, пока не будет достигнуто окончательное количество статей, которые будут использоваться в обзоре.

На этапе “Идентификации” были применены фильтры времени, языка, типа исследования и темы. На этапе “Скрининг” были исключены публикации после прочтения заголовка и резюме и, после прочтения полного текста, публикации, не соответствующие целям исследования. Этап “Включенные” суммирует общее количество статей на каждой базе данных для работы в обзоре (MOHER et al., 2009).

Рисунок 1: Диаграмма PRISMA, проведенного 19 октября 2022 года и 8 декабря 2022 года

Источник: авторы, 2022 г.

4. РЕЗУЛЬТАТЫ

Основные результаты, связанные с физиопатогенезом стойкой COVID-19, основаны на теории иммунных явлений, вторичных по отношению к инфекции, нарушенного иммунного ответа и присутствия вируса в иммунологически привилегированных местах.

Наиболее распространенными осложнениями были усталость, одышка, субъективное нарушение когнитивных функций, неврологические последствия, поствирусная нарушенная обонятельная функция (PVOD), воспалительные заболевания ЦНС (энцефалит, менингоэнцефалит или энцефаломиелит) с клиническими проявлениями, отличными от их классических форм, а также симптомы тревожности, бессонницы и депрессии в среде медицинских работников.

Кроме того, были обнаружены доказательства причинно-следственной связи между COVID-19 и субакутным тиреоидитом (SAT). Кроме того, SARS-CoV-2 проявляет признаки способности вызывать большее количество осложнений и госпитализаций у пациентов с недостатком витамина D. Эти результаты были обобщены в Таблице 01 вместе с методами и выводами, полученными в выбранных для обзора статьях.

Таблица 1. Сводка результатов, полученных в выбранных статьях в 2021 и 2022 годах

АВТОР, ГОД ТИП МЕТОДА РЕЗУЛЬТАТЫ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
MARTÍN-GARRIDO, 2022 Систематический обзор Мета-анализ с участием 47 910 пациентов, включивший 15 публикаций до 01/01/2021 года. Было обнаружено 55 долгосрочных эффектов: 80% (95% ДИ: 65-92%) инфицированных развивают один или несколько долгосрочных симптомов: усталость (58%), головная боль (44%), нарушение концентрации внимания (27%), выпадение волос (25%) и одышка (24%). Качество доказательств включенных в этот обзор исследований низкое, с высоким риском искажения и значительной гетерогенностью в отношении распространенности болезни. Кроме того, их внешняя валидность ограничена, так как отсутствуют контрольные группы и ограниченное количество исследований, включающих детей. Существует необходимость проведения новых контролируемых перспективных когортных исследований, включающих различные населенные группы и контексты риска.
ALBU et al., 2021 Наблюдательное поперечное исследование в одном центре Пациенты с астенией (86,6%), одышкой (66,7%), субъективным нарушением когнитивных функций (46,7%) и неврологическими последствиями (33,3%). После пребывания в отделении интенсивной терапии выявлены осложнения, такие как миопатия и полинейропатия после тяжелого заболевания, инсульт и энцефалопатия, а также снижение вынужденной жизненной емкости легких по сравнению с пациентами, не пребывавшими на ИТА. Нарушение когнитивных функций наблюдалось у 63,3% пациентов. Вариабельность физических и нейропсихологических нарушений после COVID-19 требует сложного процесса скрининга для пациентов, находившихся на ИВЛ, и пациентов, не находившихся на ИВЛ. Влияние долгосрочных симптомов на повседневные активности и качество жизни указывает на необходимость реабилитации.
KOZATO et al., 2021 Отчет о случае Симптомы респираторной недостаточности до развития психотических симптомов (параноидальные мысли с звуковыми и тактильными галлюцинациями). Данный случай демонстрирует важность раннего выявления и лечения нейропсихиатрических осложнений, вызванных COVID-19, в больничной среде. Существует необходимость в проведении исследований в этой области, чтобы помочь в предотвращении и лечении таких осложнений.
FONTES et al., 2022 Телефонное опрос 99 выживших. Были использованы опросники: EuroQol Five-Dimensional Five-Level и World Health Disability Assessment Schedule 2.0 – 12 вопросов. Исследуемая популяция среднего возраста 63 года. Средний показатель шкалы визуальной аналоговой оценки по методике EuroQol составил 65%, и только 35,3% выживших не имели проблем с выполнением своих обыденных активностей. Опросник World Health Disability Assessment Schedule 2.0 – 12 пунктов показал выраженную неработоспособность в восстановлении обыденных рабочих или общинных активностей и в подвижности. Использование обоих инструментов предполагает, что состояние здоровья выживших будет хуже, чем их восприятие.

Раннее выявление последствий может помочь определить порядок и приоритеты в реабилитации и возвращении к жизни после тяжелой формы COVID-19.

CÉNAT et al., 2021 Мета-анализ Большинство исследований проведено в Китае (k = 45) и в общей популяции (k = 41), остальные проводились в других странах и среди медицинских работников. Данные позволили провести сравнение между общей популяцией и медицинскими работниками для всех симптомов психического здоровья и сравнение между полами (мужским и женским) и географическими регионами (Китаем и другими странами) для депрессии и тревожности. Предварительные результаты показали, что распространенность депрессии (15,97%), тревожности (15,15%), бессонницы (23,87%), посттравматического стрессового расстройства (21,94%) и психической дистресс (13,29%) высоки. Различия между группами выявлены только среди медицинских работников (z = 2,69, p <0,05), у которых выше распространенность бессонницы по сравнению с другими. Результаты указывают на то, что краткосрочные последствия для психического здоровья при COVID-19 также высоки как в затронутых странах, так и у представителей обоих полов. Однако, данные о бессоннице существенно чаще встречаются среди медицинских работников по сравнению с общей популяцией.
SOUSA et al., 2022 Систематический обзор литературы Распространенность последствий составила: депрессия (27,5%), тревожность и бессонница (35,8%) и стресс (51,9%). В трех из включенных исследований у медицинских работников отмечается посттравматический стресс, соматизация и симптомы обсессивно-компульсивного расстройства. Пандемия COVID-19 имеет значительное психологическое воздействие на медицинских работников и сопровождается высокой распространенностью депрессии, тревожности, бессонницы и стресса.
ALEMANNO et al., 2021 Кросс-секционное, количественное исследование с использованием опросника Из 87 пациентов 80% имели нейропсихологические дефициты, а 40% – легкую или умеренную депрессию. Наблюдались нарушения визуально-пространственных и исполнительных функций, именования, краткосрочной и долгосрочной памяти, абстракции и ориентации. Когнитивные нарушения коррелировали с возрастом пациентов. Пациенты с тяжелыми нарушениями функциональных способностей имеют значительные когнитивные и эмоциональные дефициты, которые в основном связаны с старением. Эти результаты должны быть интегрированы для правильной нейропсихиатрической помощи пациентам с COVID-19 на подакутной стадии заболевания, а также показывают необходимость психологической поддержки и долгосрочного лечения для пациентов после COVID-19.
ZAMANI et al., 2022 Систематический обзор 26 пациентов были диагностированы менингоэнцефалитом. Жесткость шеи и фотофобия были описаны у 4 пациентов. Наиболее частым клиническим признаком было снижение сознания, включая 6 случаев позднего восстановления сознания после седации. Было обнаружено 11 случаев острого геморрагического лейкоэнцефалита с судорогами и дисаутономией. 12 пациентов были диагностированы острым некротическим энцефалитом, включая 5 случаев с геморрагией. Всего 49 исследований сообщали о 109 пациентах с энцефалитом в контексте инфекции SARS-CoV-2. Из общего числа 109 пациентов 12 случаев энцефалита были подозреваемыми в аутоиммунный энцефалит, из которых 7 подтвердились. Когнитивные, психиатрические, сознательные и двигательные нарушения были наиболее частыми неврологическими проявлениями, за которыми следовали дефициты черепных нервов и судороги. Наши собранные доказательства свидетельствуют о том, что энцефалит, связанный с COVID-19, чаще всего проявляется поздними симптомами, в основном психиатрическими, сознания, двигательными и/или черепными.

Острый демиелинизирующий, геморрагический или некротический энцефалопатии часто сообщаются у взрослых с COVID-19 и должны рассматриваться при оценке нейроковид-пациентов.

Крайне важно разработать всеобъемлющие рекомендации и рассмотрения для борьбы с нейроинфекцией в контексте COVID-19, отслеживая и оценивая пациентов в месяцы и годы после инфекции.

ZELADA-RIOS et al., 2021 Систематический обзор и описание случая Семь случаев (77,8%) с умеренным / тяжелым остром диссеминированным энцефаломиелите. Другие неврологические признаки включали пирамидальные признаки (44,4%), стволовые симптомы (11,1%), мозжечковые симптомы (22,2%), судороги (33,3%) и поражение периферических нервов (11,1%).

Среди взрослых 73,68% были мужчины (14 случаев). Среднее количество дней с момента заражения COVID-19 до диагноза ОДЭМ составило 23,2 дня (от 4 до 60 дней). Что касается симптомов COVID-19, то 66,7% случаев были тяжелыми, 22,2% – легкими, и 11,1% – бессимптомными.

Клиническая и неврорадиологическая картина ОДЭМ была сходной с данными, предшествующими COVID-19, но с более частыми тяжелыми случаями и некоторыми демографическими изменениями, связанными с эпидемиологией COVID-19 (пожилые люди и мужчины). Не было обнаружено связи между тяжестью COVID-19 и тяжестью ОДЭМ при госпитализации. Процент выздоровления был очень низким среди взрослых, но высоким среди детей.
MANZANO et al., 2021 Систематический обзор Сорок шесть пациентов (28 мужчин, медианный возраст 49,5 лет, 1/3 > 50 лет) были проанализированы на основе данных из 26 отчетов о случаях или серий случаев из 8 стран, а также 4 случаев из архивов больниц авторов. Лабораторно было подтверждено 91% случаев COVID-19, и 67% из них требовали интенсивной терапии. Всего было 31 случай АДЭМ и 15 случаев геморрагического лимфоэнцефалита. В отличие от случаев АДЭМ и геморрагического лимфоэнцефалита из эпохи до пандемии, случаи, связанные с последствиями COVID-19, как правило, характеризовались более пожилыми пациентами, тяжелым предшествующим заболеванием, высокой степенью геморрагии на нейроизображениях, неврологическими проявлениями и высокой смертностью. Результаты ограничены отсутствием стандартизированной информации о случаях, неполными данными о последующем наблюдении и предполагаемым публикационным искажением.
WANG et al., 2022 Систематический обзор Было использовано данные 48 пациентов с COVID-19, у которых был поставлен диагноз ADEM/AHLE, для анализа 37 отчетов о случаях и серий случаев, опубликованных с 1 декабря 2019 года по 5 июня 2020 года. В заключение, была представлена клиническая картина ассоциированного с COVID-19 ADEM, и было продемонстрировано, что такая ассоциация встречается редко. ADEM, связанный с SARS-CoV-2, кажется, разделяет большинство симптомов классического ADEM, хотя есть некоторые небольшие различия.
ZHANG et al., 2021 Систематический обзор и мета-анализ Поскольку после вирусных инфекций нарушение обоняния является наиболее распространенной причиной нарушений обоняния, и поскольку коронавирусы – это одни из многих патогенов, разумно считать нарушения обоняния при COVID-19 классификацией длительных обонятельных расстройств. Исследование попыталось предоставить доказательства, подтверждающие эффективность и безопасность обучения обонянию у пациентов с нарушениями обоняния, связанными с COVID-19, требуя дополнительного исследования для достижения этой цели.
CHRISTENSEN et al., 2022 Сокращенный повествовательный обзор систматический обзор Было найдено 17 случаев связанного с COVID-19 подострого тиреоидита (САТ) в 15 публикациях. Самыми распространенными клиническими характеристиками были боль и чувствительность в шее (13/17; 82%) и тахикардия (8/17; 47%). Важно учитывать подострый тиреоидит у пациентов с COVID-19 и проводить тесты на функцию щитовидной железы в этом контексте.
AFAGHI et al., 2021 Ретроспективное когортное исследование Пациенты старше 60 лет имели вероятность умереть от COVID-19 в 6,2 раза выше, чем более молодые. Мужчины имели примерно вдвое больше шансов умереть от болезни, чем женщины. Низкий уровень витамина D указывает на дефицит витамина D, что увеличивает вероятность смерти примерно в 3,3 раза. Низкий уровень витамина D независимо увеличил риск смерти у госпитализированных пациентов с COVID-19.

Источник: авторы, 2022 г.

5. ОБСУЖДЕНИЕ

Согласно Мартин-Гарридо (2022), стойкое течение COVID-19 или долгосрочный синдром COVID-19 определяется как наличие признаков и симптомов, которые продолжаются или развиваются после острого периода COVID-19, и это значительное явление, затрагивающее различные органы и системы организма. Согласно упомянутому автору, предполагается, что объяснение физиопатогенеза основано на трех теориях: вторичные иммунные процессы после инфекции, аномальный иммунный ответ и присутствие вируса в иммунологически привилегированных участках.

Что касается вторичных иммунных процессов после инфекции и аномального иммунного ответа, термин «цитокиновая буря» использовался для описания высокого уровня воспалительных цитокинов у пациентов с тяжелой формой COVID-19. Это воспалительное состояние может ухудшить как существующие состояния, так и вызвать новые, приводя к последствиям после COVID-19 (BRITISH SOCIETY FOR IMMUNOLOGY, 2020).

Что касается наличия вируса в привилегированных участках, SARS-CoV-2 может вызывать долгосрочные проблемы непосредственно через повреждение ткани, вызывая фиброз, или в результате побочных действий из-за избыточного воспаления или осложнений тромбозом (BRITISH SOCIETY FOR IMMUNOLOGY, 2020). Таким образом, указанные теории о физиопатогенезе соответствуют тому, что было представлено Gárcia-Salido (2020).

Martín-Garrido (2022) утверждает, что в группе пациентов в возрасте от 17 до 87 лет пять самых распространенных симптомов – это усталость (58%), головная боль (44%), затруднения с концентрацией внимания (27%), потеря волос (25%) и одышка (24%). Кроме того, помимо результатов, полученных Martín-Garrido (2022), Albu et al. (2021) обнаружили более высокое распространение усталости (86,6%), одышки (66,7%), подверженности субъективного когнитивного дефицита (46,7%) и неврологических последствий (33,3%) у пациентов, инфицированных вирусом COVID-19.

Самым частым следствием стало появление усталости, как указано как в работе Martín-Garrido (2022), так и в работе Albu et al. (2021). Одним из возможных объяснений этому является тяжесть клинической картины, цитокиновая буря в острой фазе и использование медикаментозного лечения, такого как глюкокортикоиды (LAM et al., 2009). Другими результатами является влияние усталости на качество жизни, прежде всего через воздействие на физическую и когнитивную активность, которые имеют решающее значение в повседневной жизни (CEBAN et al., 2022). Наконец, усталость одним из основных факторов, влияющих на развитие психологических осложнений, как отмечено  Albu et al. (2021).

Что касается психологических последствий, Kozato et al. (2021) документировали случай мужчины без предшествующей психиатрической истории, который приобрел инфекцию COVID-19, провел 8 дней в реанимации и развил атаки паники, бессонницу, аудиальные и тактильные галлюцинации.

Независимо от пола, группы или региона, у пациентов наблюдалось высокое распространение депрессии, тревожности, бессонницы и психиатрических нарушений (KULAGA, 2021; FONTES et al., 2022; CÉNAT et al., 2021). Тем не менее, невропсихиатрические симптомы могут быть вызваны различными микроорганизмами помимо вируса COVID-19.

Согласно Sousa et al. (2022), очевидно наличие изолированных или сопутствующих симптомов депрессии, тревожности, бессонницы, стресса и соматизации после COVID-19 у медицинских работников. Эти данные подтверждаются исследованием, проведенным Pappa et al. (2020), в котором указанные симптомы были главными осложнениями у медицинских работников во время пандемии COVID-19. Таким образом, это особенно уязвимая группа для психических расстройств, так как они напрямую занимаются диагностикой и управлением больных, находятся в условиях экстремальных требований, угрожающих профессиональной устойчивости.

В обзоре Alemanno et al. (2021), исследуя влияние COVID-19 на когнитивные функции госпитализированных пациентов и используя нейропсихологические оценки, такие как Мини-тест состояния ума (MEEM), Монреальская оценка когнитивных функций (MoCA) и Шкала оценки Гамильтона для депрессии (HRSD), была обнаружена корреляция между когнитивными дефицитами и возрастом, с более серьезными дефицитами у старших пациентов.

Были выявлены изменения в областях визуоспациальных / исполнительных функций, названии, краткосрочной и долгосрочной памяти, абстракции, ориентации, депрессии и анозмии, однако, согласно Schou et al. (2021), неясно, связаны ли начальные когнитивные дефициты с долгосрочными последствиями COVID-19.

Что касается последствий для центральной нервной системы (ЦНС), Zamani et al. (2022) попытались определить профиль и возможные механизмы развития воспалительных заболеваний в контексте COVID-19, включая иммуносредовые воспалительные процессы с миграцией воспалительных агентов в ЦНС; внутримозговую или системную синтез аутоантител на основе молекулярного мимикрии и гиперактивности иммунной системы; прямое гематогенное вторжение вируса с разрушением гематоэнцефалической барьеры; прямое нейрональное вторжение по пути через сетчатку носа и бульбарного ядра или других черепных нервов, прямо связанное с нарушением обоняния.

Таким образом, было обнаружено, что случаи ADEM после COVID-19 имеют общие симптомы с классической формой, с следующими различиями: начало симптомов COVID-19 и ADEM (25 дней после COVID-19 и 7-14 дней в классической форме), более высокий средний возраст пациентов в случаях после COVID-19 (средний возраст 44 года по сравнению с более распространенной детской популяцией в классической форме), более низкая частота восстановления, более частая локализация поражений в белом веществе околожелудочковой зоны и тела собачьего аппарата и менее частая локализация поражений в глубоком черном веществе (MANZANO et al., 2021; WANG et al., 2022; ZELADA-RIOS et al., 2021).

Zhang et al. (2021) выявили основные механизмы нарушений обоняния при инфекции SARS-COV-2: синдром заложенности слизистой обонятельной щели, синдром поствирусной анозмии, цитокиновый шторм и нарушение осязания непосредственно из-за повреждения обонятельных нейронов и/или нарушения восприятия в центре обоняния в мозге. Более того, так как коронавирус является одним из многих патогенов, вызывающих поствирусную дисфункцию обоняния (PVOD), и учитывая сильное воздействие анозмии на качество жизни пациентов, необходимо разработать протокол для ее лечения, как также отмечено Chaves et al. (2021).

Исследование Christensen et al. (2022) выявило причинную связь между COVID-19 и подострой тиреоидитом (SAT). Клинические характеристики SAT были разнообразны и общие, такие как сердцебиение, тревожность, непереносимость жара, бессонница, потеря веса, беспокойство, нарушение менструального цикла, лихорадка, астения, дрожь, гиперрефлексия и увеличение щитовидной железы. Низкая специфичность клинической картины затрудняет диагностику в начальный период COVID-19, что соответствует данным, что 16 из 17 случаев, обнаруженных Christensen et al. (2022), были диагностированы уже тогда, когда у пациента не было больше симптомов дыхания, не говоря уже о системном воспалительном ответе (SIRS). В данном случае механизм того, как SARS-CoV-2 провоцирует SAT, пока не известен.

Наконец, Siamak et al. (2021) представили удовлетворительные результаты, касающиеся связи низких уровней витамина D и ухудшения состояния при инфекции COVID-19. В данном исследовании пациенты были разделены на группы с дефицитом, недостатком и достаточным количеством витамина D. У пациентов с дефицитом было выявлено больше осложнений и продолжительность госпитализации. Кроме того, 46,8% пациентов с дефицитом умерли, по сравнению с 29,4% у тех, у кого был недостаток, и 5,5% у тех, у кого было достаточно витамина D. Эти данные подтверждают, что более высокие сывороточные уровни витамина D связаны с снижением риска и степени тяжести COVID-19 (MERCOLA et al., 2020). Тем не менее, пока не доказано, что дефицит этого витамина может быть последствием COVID-19.

6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Последствия COVID-19 – это нарушения, вызванные вирусом SARS-CoV-2, которые продолжают существовать долгое время даже после решения инфекционного процесса, оказывая влияние на жизнь пациентов и их повседневную деятельность.

Следующие последствия были чаще всего упомянуты в рассмотренных работах: фатига и одышка. Тем не менее, также могут проявляться другие, такие как психологические и неврологические нарушения. Разнообразие этих последствий и их тяжесть, независимо от хода инфекции, свидетельствуют о необходимости тщательной оценки в специализированных центрах реабилитации.

Кроме того, есть показания, что существуют факторы, которые могут ухудшать болезнь и повышать риск осложнений, такие как дефицит витамина D, который следует изучить более подробно в будущих исследованиях.

Поэтому разработка новых научных исследований необходима для уточнения и более глубокого понимания последствий COVID-19 и их динамики в течение многих лет. Эта практика должна нацелена на создание эффективных протоколов для диагностики пациентов, перенесших COVID-19 и страдающих последствиями.

ССЫЛКИ

AFAGHI, Siamak et al. Prevalence and clinical outcomes of vitamin D deficiency in COVID-19 hospitalized patients: a retrospective single-center analysis. The Tohoku Journal of Experimental Medicine, v. 255, n. 2, p. 127-134, 2021.

ALBU, Sergiu et al. What’s going on following acute covid-19? Clinical characteristics of patients in an out-patient rehabilitation program. NeuroRehabilitation, v. 48, n. 4, p. 469-480, 2021.

ALEMANNO, Federica et al. COVID-19 cognitive deficits after respiratory assistance in the subacute phase: A COVID-rehabilitation unit experience. Plos one, v. 16, n. 2, p. e0246590, 2021.

ANDINO, Raul; DIAMOND, Michael. Editorial overview: Viral pathogenesis: Strategies for virus survival—Acute versus persistent infections. Current Opinion in Virology, v. 23, p. v, 2017.

British Society for Immunology. Long-term immunological health consequences of COVID-19, 2020 [acesso em 12 junho de 2023]. Disponível em: https://www.immunology.org/coronavirus/immunology-and-covid-19/report-long-term-immunological-health-consequences-covid-19

CAMPOS, Mônica Rodrigues et al. Burden of disease from COVID-19 and its acute and chronic complications: reflections on measurement (DALYs) and prospects for the Brazilian Unified National Health System. Cadernos de Saúde Pública, v. 36, 2020.

CEBAN, Felicia et al. Fatigue and cognitive impairment in post-COVID-19 Syndrome: A systematic review and meta-analysis. Brain, behavior, and immunity, v. 101, p. 93-135, 2022.

CÉNAT, Jude Mary et al. Prevalence of symptoms of depression, anxiety, insomnia, posttraumatic stress disorder, and psychological distress among populations affected by the COVID-19 pandemic: A systematic review and meta-analysis. Psychiatry research, v. 295, p. 113599, 2021.

CHAVES, Ieda Bezerra et al. Sequelas do COVID 19 em gustação e olfato: uma breve revisão bibliográfica. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Ano. 06, Ed. 11, Vol. 01, pp. 150-166. Novembro 2021.

CHRISTENSEN, Jacob et al. Risk factors, treatment, and outcomes of subacute thyroiditis secondary to COVID‐19: a systematic review. Internal Medicine Journal, v. 52, n. 4, p. 522-529, 2022.

CORTINES, Juliana Reis; PREVELIGE JR, Peter. Editorial overview: Virus structure and expression. Current opinion in virology, v. 36, p. iii-v, 2019.

DE ALMEIDA, J. O. et al. COVID-19: Fisiopatologia e alvos para intervenção terapêutica. Rev. Virtual Quim. ISSN, v. 12, n. 6, p. 1464-1497, 2020.

FONTES, Liliana Cristina da Silva Ferreira et al. Impacto da COVID-19 grave na qualidade de vida relacionada com a saúde e a incapacidade: uma perspectiva de follow-up a curto-prazo. Revista Brasileira de Terapia Intensiva, v. 34, p. 141-146, 2022.

GARCÍA-SALIDO, Alberto. Revisión narrativa sobre la respuesta inmunitaria frente a coronavirus: descripción general, aplicabilidad para SARS-COV-2 e implicaciones terapéuticas. In: Anales de Pediatría. Elsevier Doyma, 2020. p. 60. e1-60. e7.

GONZALEZ-GARCIA, Pablo et al. From Cell to Symptoms: The Role of SARS-CoV-2 Cytopathic Effects in the Pathogenesis of COVID-19 and Long COVID. International Journal of Molecular Sciences, v. 24, n. 9, p. 8290, 2023.

ISER, Betine Pinto Moehlecke et al. Definição de caso suspeito da COVID-19: uma revisão narrativa dos sinais e sintomas mais frequentes entre os casos confirmados. Epidemiologia e Serviços de Saúde, v. 29, 2020.

KOZATO, Nana; MISHRA, Monisha; FIRDOSI, Mudasir. New-onset psychosis due to COVID-19. BMJ Case Reports CP, v. 14, n. 4, p. e242538, 2021.

KULAGA, Stephanie S.; MILLER, Christopher WT. Viral respiratory infections and psychosis: a review of the literature and the implications of COVID-19. Neuroscience & Biobehavioral Reviews, v. 127, p. 520-530, 2021.

LAM, Marco Ho-Bun et al. Mental morbidities and chronic fatigue in severe acute respiratory syndrome survivors: long-term follow-up. Archives of internal medicine, v. 169, n. 22, p. 2142-2147, 2009.

LAMERS, Mart M.; HAAGMANS, Bart L. SARS-CoV-2 pathogenesis. Nature reviews microbiology, v. 20, n. 5, p. 270-284, 2022.

LI, Na; RANA, Tariq M. Regulation of antiviral innate immunity by chemical modification of viral RNA. Wiley Interdisciplinary Reviews: RNA, v. 13, n. 6, p. e1720, 2022.

LIBBY, P. Lüscher T. COVID-19 is, in the end, an endothelial disease. Eur Heart J, v. 41, p. 3038-3044, 2020.

MAERTENS, Goedele N.; ENGELMAN, Alan N.; CHEREPANOV, Peter. Structure and function of retroviral integrase. Nature Reviews Microbiology, v. 20, n. 1, p. 20-34, 2022.

MANZANO, Giovanna S. et al. Acute disseminated encephalomyelitis and acute hemorrhagic leukoencephalitis following COVID-19: systematic review and meta-synthesis. Neurology-Neuroimmunology Neuroinflammation, v. 8, n. 6, 2021.

MARTÍN-GARRIDO, I.; MEDRANO-ORTEGA, F. J. Beyond acute SARS-CoV-2 infection: A new challenge for Internal Medicine. Revista Clínica Española (English Edition), 2022.

MERCOLA, Joseph; GRANT, William B.; WAGNER, Carol L. Evidence regarding vitamin D and risk of COVID-19 and its severity. Nutrients, v. 12, n. 11, p. 3361, 2020.

MOHER, David et al. Preferred reporting items for systematic reviews and meta-analyses: the PRISMA statementAnnals of internal medicine, v. 151, n. 4, p. 264-269, 2009.

OMS. Organização Mundial de Saúde. Conselhos sobre doença coronavírus (COVID-19) para o público. 2022 Disponível em: < https://www.who.int/pt/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019/advice-for public?adgroupsurvey={adgroupsurvey}&gclid=Cj0KCQiAkMGcBhCSARIsAIW6d0Aq800D4W_6rzawkloiA663gy1wyD9gQgOARMqeG5_zj-ZTgL2CRyAaAu9vEALw_wcB >. Acesso em: 12 Jan 2023.

PAPPA, Sofia et al. Prevalence of depression, anxiety, and insomnia among healthcare workers during the COVID-19 pandemic: A systematic review and meta-analysis. Brain, behavior, and immunity, v. 88, p. 901-907, 2020.

SCHOU, Thor Mertz et al. Psychiatric and neuropsychiatric sequelae of COVID-19–A systematic review. Brain, behavior, and immunity, v. 97, p. 328-348, 2021.

SOUSA, Liliana et al. Impacto psicológico da COVID-19 nos profissionais de saúde: revisão sistemática de prevalência. Acta Paulista de Enfermagem, v. 34, 2021.

WANG, Yumin et al. SARS-CoV-2-associated acute disseminated encephalomyelitis: a systematic review of the literature. Journal of Neurology, v. 269, n. 3, p. 1071-1092, 2022.

YESUDHAS, Dhanusha; SRIVASTAVA, Ambuj; GROMIHA, M. Michael. COVID-19 outbreak: history, mechanism, transmission, structural studies and therapeutics. Infection, v. 49, p. 199-213, 2021.

ZAMANI, Raha; POUREMAMALI, Rozhina; REZAEI, Nima. Central neuroinflammation in Covid-19: a systematic review of 182 cases with encephalitis, acute disseminated encephalomyelitis, and necrotizing encephalopathies. Reviews in the Neurosciences, v. 33, n. 4, p. 397-412, 2022.

ZELADA-RÍOS, Laura et al. Acute disseminated encephalomyelitis and COVID-19: A systematic synthesis of worldwide cases. Journal of Neuroimmunology, v. 359, p. 577674, 2021.

ZHANG, Yu et al. Smell disorders in COVID-19 patients: role of olfactory training: A protocol for systematic review and meta-analysis. Medicine, v. 100, n. 8, 2021.

[1] Студент медицинского факультета Федерального университета Амапа (UNIFAP). ORCID: https://orcid.org/0009-0004-3070-4823. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/3498035518296432. E-mail: [email protected].

[2] Студент медицинского факультета Федерального университета Амапа (UNIFAP). ORCID: https://orcid.org/0009-0006-9251-1263. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/2490105327753523. E-mail: [email protected].

[3] Студент медицинского факультета Федерального университета Амапа (UNIFAP). ORCID: https://orcid.org/0009-0004-2383-7695. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/0973533830971228. E-mail: [email protected].

[4] Медсестра. Постдокторское образование в области общественного здравоохранения с двойной дипломом от программы постдипломного образования Факультета медсестер УЕРЖ, Рио-де-Жанейро и Высшей школы медсестер Коимбры, Португалия. Докторская степень в области общественного здравоохранения Университета Эштадуал-де-Кампинас. Магистратура в области образования Университета штата Рио-де-Жанейро. Преподаватель Медицинской школы Авроры де Афонсо Коста Федерального университета Флуминенсе. Преподаватель академической программы по наукам о здравоохранении УФФ. ORCID: http://orcid.org/0000-0001-6249-0808. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/6800822152435035. E-mail: [email protected].

[5] Медсестра. Постдокторское образование в Институте биомедицинских наук Абеля Салазара: Порту, Португалия. Преподаватель Высшей школы медсестер Коимбры, Португалия. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8825-4923. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/4260250781663255. E-mail: [email protected].

[6] Доктор психологии и клинической психоанализ. Докторант исследований в области коммуникации и семиотики в Понтификальном католическом университете Сан-Паулу (PUC/SP). Магистр наук о религии в Пресвитерианском университете Маккензи. Магистр клинической психоанализа. Высшее биологическое образование. Высшее богословское образование. Более 15 лет занимается методологией научных исследований (методика исследования) и научной работой магистрантов и аспирантов. Специалист по исследованиям рынка и исследованиям в области здравоохранения. ORCID: 0000-0003-2952-4337. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/2008995647080248.

[7] Биолог. Доктор и магистр исследований поведения Университета Федерального Пара. Преподаватель и исследователь Института федерального Пара-IFAP и программы постдипломного образования PROF-EPT. ORCID: http://orcid.org/0000-0003-0840-6307. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/8303202339219096. E-mail: [email protected].

[8] Биомедицинский специалист. Доктор и магистр тематических заболеваний Университета Федерального Пара. Преподаватель Федерального университета Амапа. Преподаватель программы постдипломного образования в области здоровья Федерального университета Амапа. ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5128-8903. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/9314252766209613. E-mail: [email protected].

[9] Руководитель. Врач, магистр наук о здоровье. Студент докторской программы по наукам о здоровье Федерального университета Флуминенсе, Медицинская школа Авроры де Афонсо Коста. Нитерой, Рио-де-Жанейро, Бразилия. Преподаватель Медицинской школы Федерального университета Амапа (UNIFAP), Макапа, Амапа, Бразилия. ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7742-144X. Currículo Lattes: http://lattes.cnpq.br/8427706088023830. E-mail: [email protected].

Подано: 19 мая 2023 года.

Принято: 21 июня 2023 года.

5/5 - (6 голосов)
Carla Dendasck

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Pesquisar por categoria…
Este anúncio ajuda a manter a Educação gratuita