Обучение хирургии катаракты в симуляторах виртуальной реальности

DOI: ESTE ARTIGO AINDA NÃO POSSUI DOI
SOLICITAR AGORA!
5/5 - (12 голосов)
Facebook
Twitter
LinkedIn
Pinterest
WhatsApp
Email

CONTEÚDO

ОБЗОРНАЯ СТАТЬЯ

SAVIAN, Tiago Rezende [1], FRAGA, Carolina Cândida De Resende [2], FRAGA, Ana Laísa Cândida De Resende [3]

SAVIAN, Tiago Rezende. FRAGA, Carolina Cândida De Resende. FRAGA, Ana Laísa Cândida De Resende. Обучение хирургии катаракты в симуляторах виртуальной реальности. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. 05-й год, Эд. 01, Vol. 06, стр. 05-22. Январь 2020 года. ISSN: 2448-0959, Ссылка доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/здравоохранение/обучение-в-хирургии

РЕЗЮМЕ

Учебные программы офтальмологии быстро отреагировали на необходимость оценки и совершенствования, разрабатывая различные инструменты оценки и хирургического совершенствования. Хирургия катаракты с факоэмульгификацией является сложной процедурой для хирургов, которые находятся в обучении для повышения безопасности, эффективности и точности. В настоящем исследовании, вспомогательные инструменты обучения были обсуждены, несколько авторов, снаружи и в операционной комнате, что проживание и изучение и продолжение программы совершенствования включены в их учебную программу для улучшения хирургических навыков. Были выбраны исследования, опубликованные в период с января 2014 года по июнь 2019 года, которые были доступны на английском языке, в полном тексте в электронной базе данных Medline/Pubmed. Применение VR-симуляторов не является совершенно новой технологией, но его применение в области хирургии катаракты путем факоэмулирования для виртуальной хирургической подготовки и оценки все еще находится на начальном этапе. Результаты экспериментальных исследований, представленных в данном обзоре литературы, показывают, что VR-симуляторы имеют потенциал и способность применяться в качестве жизнеспособного инструмента оценки квалификации в четырех основных полных процедурах хирургии катаракты путем факоэмулирования.

Ключевые слова: офтальмологические хирургические процедуры, катаракта, виртуальная реальность, факоэмулизация, компьютерное моделирование.

1. ВВЕДЕНИЕ

В попытке предотвратить трудности, связанные с качественными, субъективными и запоздалыми оценками наректоров, инструменты виртуальной реальности (VR) были разработаны для своевременной и объективной оценки хирургических способностей студентов, жителей и врачей.

Оценки отображаются в виде пери- и послеоперационных результатов, корректировок, лабораторий, видеоотестий, записей самостоятельно зарегистрированных процедур, симуляторов виртуальной реальности, систем анализа движения, конкретных контрольных списков процедур и глобальных шкал классификации, в настоящем исследовании были оценены симуляторы виртуальной реальности.

Среди симуляторов виртуальной реальности были разработаны три имитационных устройства для использования в хирургии катаракты: Eyesi® (VRmagic, Германия), PhacoVision® (Melerit Medical, Швеция) и MicrovisTouch® (ImmersiveTouch, США). Большинство исследований, опубликованных в литературе использовать Eyesi ®.

Сообщалось[4], что это устройство обеспечивает систематическое, эффективное и надежное хирургическое обучение при более низких затратах. Есть несколько исследований на MicrovisTouch® тренажеры и PhacoVision®. Особенности MicrovisTouch® являются преимуществами получения тактильной обратной связи и с регулируемой виртуальной головой, однако, это устройство имеет только одну стадию капсулорексиса и ни один из других модулей, доступных в симуляторе Eyesi®. Симулятор хирургии катаракты (Eyesi®) регулярно используется в хирургической подготовке для облегчения перехода к практическому применению.

Катаракта является основной причиной слепоты, и хирургическая скорость катаракты используется в качестве косвенного индикатора доступа к услугам катаракты в стране. Согласно данным, которые, по оценкам, 285 миллионов человек во всем мире страдают от некоторых видов нарушений зрения, многие (80%) из которых можно предотвратить[5].

Поскольку многие из этих пациентов не получают адекватной офтальмологии, необходимы исследования для изучения существующих причин, которые поддерживают этот барьер для такой помощи. В латиноамериканских регионах отсутствие информированности и неконтролируемые расходы, как представляется, являются центральными препятствиями на пути ухода2.

В 2014 году в Плане действий Панамериканской организации здравоохранения (ПАОЗ)[6], по профилактике слепоты и нарушений зрения использовались данные о «хирургическом охвате катарактой» (из эпидемиологических исследований по слепоте и нарушениям зрения в Латинской Америке) в качестве индикатора доступа к офтальмологическим услугам.

Результаты девяти различных исследований по всей Латинской Америке показали, что охват операциями по удалению катаракты был ниже в сельских районах с социально-экономическими недостатками, что свидетельствует о неравенстве в распределении офтальмологических услуг. Кроме того, используя меж секционные исследования в области здоровья глаз, сравнительная оценка, проведенная в семи странах Латинской Америки, показала, что распространенность слепоты и умеренных нарушений зрения была сосредоточена в наиболее социально неблагополучных районах, в то время как хирургическое покрытие катаракты и оптимальные результаты хирургии катаракты были сосредоточены среди самых богатых и наиболее социально благоприятствуемых областей[7].

И что является причиной такого неравенства в услугах? По словам Вана и др[8]. хирургическая скорость катаракты и экономические показатели тесно связаны между ею, что свидетельствует о сильном влиянии наличия ресурсов на оказание медицинской помощи. Учитывая эту взаимосвязь, важно быть инновационным в предоставлении недорогих услуг и стратегически инвестировать в развитие потенциала для удовлетворения хирургических потребностей катаракты в условиях ограниченных ресурсов.

Поэтому это исследование было важно в представление новых технологий в подготовке студентов-офтальмологов. Стремясь показать соответствующие исследования и их результаты в стадии обсуждения.

2. МЕТОДОЛОГИЯ

2.1 СТРАТЕГИЯ ПОИСКА

Были выбраны исследования, опубликованные в период с января 2014 года по июнь 2019 года, которые были доступны на английском языке, в полном тексте в электронной базе данных Medline/Pubmed. Предел в 2019 году для включения публикаций должен был подчеркнуть новые исследования и предложения. Исследование включало в себя термины MeSH: офтальмология и офтальмологические хирургические процедуры и катаракты и виртуальной реальности и факоэмулизации и компьютерного моделирования.

2.2 КРИТЕРИИ ОТБОРА

Исследования, которые рассматривали эту тему в первую сторону. Результаты подготовки жителей или врачей в тренажерах в хирургии катаракты были признаны подходящими для включения, если они связаны с результатами обучения жителей или врачей в хирургии катаракты.

Мы применяем следующие критерии исключения: статьи до минимальной даты включения, в которых не было полного текста для чтения. Предпочтение отдавалось публикациям последних 5 лет (2014 – 2019).

2.3 ВЫБОР СТАТЕЙ

Авторы независимо рассмотрели и отобрали названия и рефераты статей и рукописей для выявления потенциально соответствующих исследований, касающихся этой темы. Ручные поиски не проводились. Наконец, были рассмотрены полно текстовые копии исследований, которые соответствовали результатам, дескрипторы и цель обучения виртуальной реальности.

3. Результаты

В Pubmed Central было перечислено 13 исследований, в которых зачитывались аннотации, из которых 09 были выделены для чтения полностью. Также были включены 3 исследования, которые были найдены посредством ссылок и цитирования, всего 12 статей. Следующим образом:

Tabela 1 – Autores e obras elencadas para discussão

Автор / Журнал / Дата публикации Заголовок статьи
BERGQVIST et al. Acta ophthalmologica, v. 92, n. 7, p. 629-634, 2014. Establishment of a validated training programme on the Eyesi cataract simulator. A prospective randomized study.
CHUNG et al. Journal of Cataract & Refractive Surgery, v. 43, n. 7, p. 915-922, 2017. Effect of fine-motor-skill activities on surgical simulator performance.
LAM; SUNDARAJ; SULAIMAN. Medicina (Kaunas, Lithuania), v. 49, n. 1, p. 1-8, 2013. A systematic review of phacoemulsification cataract surgery in virtual reality simulators.
LANDIS et al. Investigative Ophthalmology & Visual Science, v. 56, n. 7, p. 130-130, 2015. Impact of Surgical Simulator Training on Patients’ Perceptions of Resident Involvement in Cataract Surgery.
NG et al. Clinical Ophthalmology (Auckland, NZ), v. 12, p. 885, 2018. Impact of virtual reality simulation on learning barriers of phacoemulsification perceived by residents.
OFLAZ; KÖKTEKIR; OKUDAN, Turkish journal of ophthalmology, v. 48, n. 3, p. 122, 2018. Does Cataract Surgery Simulation Correlate with Real-life Experience?
SADIDEEN et al. International Journal of Surgery v. 11, n. 9, p. 773-778, 2013. Surgical experts: born or made?
SIKDER et al. British Journal of Ophthalmology, v. 98, n. 2, p. 154-158, 2014. Surgical simulators in cataract surgery training.
STAROPOLI et al. Simulation in Healthcare, v. 13, n. 1, p. 11-15, 2018. Surgical simulation training reduces intraoperative cataract surgery complications among residents.
TECLE et al. World Neurosurgery. 2018 Enhancing Microsurgical Skills Through Deliberate Practice
THOMSEN et al. Ophthalmology, v. 124, n. 4, p. 524-531, 2017. Operating room performance improves after proficiency-based virtual reality cataract surgery training.
WISSE et al. BMJ Simulation and Technology Enhanced Learning, v. 3, n. 3, p. 111-115, 2017. The Eyesi simulator in training ophthalmology residents: results of a pilot study on self-efficacy, motivation and performance.

Источник: Авторы (2019).

4. Обсуждения

Садилин и др[9]. в своих исследованиях ли опыт, или опыт, будет присущи определенным лицам для хирургии, без улучшения через обучение. Концепция хирургической экспертизы и процессы, связанные с ее развитием, актуальны, и постоянно принимаются усилия по выявлению надежных показателей специализированной работы в хирургии. В исследовании было изучено, являются ли специалисты в хирургии “родился” или “сделал”, со ссылкой на теорию образования и соответствующей литературы.

Они делают вывод на переднем плане, что ininato талант играет важную роль, но это недостаточно само по себе, чтобы произвести специалиста в хирургии. Несколько теорий, которые исследуют приобретение моторных навыков и памяти, актуальны, и теория Эрикссона о развитии компетентности с последующим преднамеренным самопрактикой была особенно влиятельной6.

Они вновь заявляют о том, что психомоторные и не технические навыки необходимы для продвижения по службе с учетом текущих учебных программ; Специалисты по хирургии являются адаптивными специалистами, которые выделяются в них. В нем указывается, что литература свидетельствует о том, что хирургическая экспертиза достигается на практике; то есть, хирургические специалисты сделаны, а не родился6.

Они признают, что более глубокое понимание характера работы специалиста и их развития обеспечит, чтобы учебные программы в области хирургического образования были самого высокого качества возможно, и что хирургические педагоги должны стремиться к разработке экспертного подхода, с экспертной производительности в качестве reference6.

В другой раз Sadideen et al.6 спросить, если хирурги (хорошие) могут быть “сделаны” и утверждают, что задолго до реальных знаний развивается, необходимо достичь компетентности. Некоторые из них, естественно, могут достичь этого за счет врожденных талантов, по-прежнему требующих надлежащей практики, и в противном случае может потребоваться гораздо больше практики для достижения того же уровня компетентности. Но что делать, если простая практика не приводит к получению такой компетенции?

Авторы ссылаются на некоторые исследования, в которых можно утверждать, что они ограничены типом и продолжительностью обучения, которое было проведено, и могут рассматриваться лишь как “мгновенное” представление об очень сложной и многофакторной среде. Тем не менее, они подтверждают, что существование различных кривых обучения среди отдельных лиц является отражением их врожденных технических навыков. Основная задача для современного хирургического педагога заключается в разработке учебных программ, которые могут справиться с этими недостатками для каждого человека – независимо от их врожденных способностей6.

Следуя линии изучения навыков, Tecle и др.[10] исследовал совершенствование микрохирургических навыков с помощью преднамеренной практики. Микрохирургические навыки чрезвычайно важны для области нейрохирургии и других хирургических специальностей, таких как пластическая хирургия и кардиоторакальная хирургия. Однако изучение микрохирургических навыков становится все более сложным из-за ограничения обязанностей резидентов.

Микрохирургические навыки чрезвычайно важны для области нейрохирургии и других хирургических специальностей, таких как пластическая хирургия и кардиоторакальная хирургия. Однако изучение микрохирургических навыков становится все более сложным из-за ограниченного рабочего времени; децентрализация ухода; и распространение альтернативных методов лечения (хотя они часто дополняют друг друга). Затем авторы отмечают, что углубление потенциала преднамеренной практики может повлиять на микрохирургическую подготовку7.

Бергквист и др.[11] учредил и оценил системную программу обучения, которая должна быть включена в офтальмологическую учебную программу. Для этого они использовали студентов-медиков (n = 20), пропавших без вести около одного года, чтобы закончить и без предыдущего офтальмологического опыта в этом перспективном и рандомизированном исследовании в двух группах.

Группа A (n = 10) завершила программу тренировок тренажера eyesi катаракты один раз в неделю в течение 4 недель, в то время как группа B (n = 10) завершилась один раз в неделю в первую и последнюю неделю. Два хирурга катаракты были использованы для определения двух различных уровней эталонных баллов. Оценка на модуль проанализированы два различных уровня Capsulorrexe (A и B), гидравлический маневр, факоэмулификация, разделить и победить, общий балл, общее время, повреждение роговицы, разрыв капсулы и капсулы травмы ультразвуком были записаны8.

В результате группа А превзошла группу В в нескольких модулях, достигла значительно большего количества эталонных баллов (р <0,01) и вызвала меньше осложнений в связи с разрывом капсулы (р No 0,01) и повреждением капсулы ультразвуком (стр. <0,05). Обе группы A и B улучшили свои показатели, а также стали более эффективными (p <0.01 для обеих групп). Группа А представила положительную кривую обучения по сумме баллов (р <0,01), капсулоррекс А (р <0,01), капсулоррексе В (п. <0,01) и гидравлический маневр (р 0,01). Группа B показала значительное улучшение общего балла (р <0,01), маневр и факоэмулификация (р 0,02) разделились и представили счет (п. <0,01). В результате авторы пришли к выводу, что повторяющиеся тренировки с систематической учебной программой, основанной на модулях, проверенных в тренажере Eyesi, показали улучшение смоделированных навыков в хирургии катаракты. Более высокий уровень квалификации и больше ориентиров были достигнуты с большей подготовкой. Кроме того, программа была оптимизирована для применения в стандартной офтальмологической учебной программе для обучения хирургии катаракты8.

Нг и др.[12] они прошли экспериментальный курс моделирования хирургии катаракты в виртуальной среде в Гонконге, используя проверенные учебные модули в трехмерной среде операции катаракты, генерируемой компьютером Eyesi (VRmagic®, Германия) для жителей. Они провели перекрестное исследование после курса для участников и не-участников с целью выявления барьеров, воспринимаемых жителями в обучении процедуры факоэмулирования, и является ли моделирование подготовки в Eyesi изменили эти представления.

Авторы определили основные барьеры обучения в хирургии извлечения катаракты путем факоэмулизации воспринимается офтальмологических жителей в Гонконге, ожидалось, что более продвинутые жители, и стажеры, которые могли бы завершить факоэмулирование большую часть времени, не требуя медицинского вмешательства, также имели самые низкие баллы трудностей в хирургических задач9.

Однако, после корректировки на эти два потенциальных смешанных факторов, моделирование обучения в Eyesi было значительно связано с повышением уверенности в более сложных хирургических задач. Тренировка моделирования виртуальной реальности в проверенных модулях Eyesi, а затем оценка квалификации, как представляется, была эффективной в снижении предполагаемых трудностей в выполнении наиболее требовательных процедур факоэмулации с точки зрения навыков у реальных пациентов, как оцениваются жителями9.

Авторы9 приходят к выводу, что конечная цель использования тренажера заключается в повышении безопасности пациентов и результатов обучающихся / студентов. Учитывая широкое внедрение тренажера на основе подготовки университетов и высших офтальмологических центров во многих частях мира, существует неминуемая необходимость в надежном клиническом исследовании, чтобы оправдать эффективность реализации виртуальной реальности тренажер учебных модулей в структурированных программ подготовки хирургии факоэмулации хирургии.

В исследовании Старополи и др[13]. гипотеза заключалась в том, что симуляционные тренировки, выполненные до первой операции по удалению катаракты, снизят уровень осложнений во время первоначального вращения катаракты на втором году проживания в офтальмологии для жителей третьего курса аспирантуры.

Обучение в симуляторе Eyesi стало обязательным для офтальмологов жителей третьего года обучения до операции по удалению катаракты в институте авторов (Университет Майами Миллер школы медицины). Исследование состояло из оценки осложнений 11 тренажер подготовленных жителей (учебная группа) по сравнению с их 11 моделируемых непосредственных предшественников (сравнение группы). Данные об осложнениях были получены из отчетов о заболеваемости и смертности и сопоставлены с использованием точного теста рыбака, и вопросник был направлен жителям в предполагаемой оценке полезности моделирования training10.

Исследование стремилось значительно сократить осложнения живой хирургии катаракты, связанные с добавлением подготовки в хирургическом моделировании. Они пришли к выводу, что любые осложнения, РСТ и стекловидной пролапс ставки были ниже после моделирования подготовки (P = 0,037, P = 0,032, P = 0,032, respectivamente). Задние разрывы капсул и стекловидного пролапса определяют значение любого анализа осложнений и были зарегистрированы как наиболее распространенные осложнения в хирургии катаракты, выполняемые жителями10.

Для исследования Oflaz, Köktekir e Okudan [14] хирургия катаракты является одной из наиболее распространенных хирургических процедур в офтальмологии, где процедура требует хорошей координации и длительной кривой обучения. Авторы согласны с тем, что многочисленные исследования показывают, что тренажер и лабораторное обучение повышают эффективность хирургического вмешательства, сокращают кривую обучения жителей и уменьшают осложнения, связанные с процедурой in vivo.

Авторы пришли к выводу, что тренажеры могут найти свое место на практике, так как позволяют тренерам объяснить аспекты хирургической техники неопытным жителям, без ограничений по времени, и они могут свободно наблюдать за техникой, о котором идет речь. Поскольку реальные пациенты не участвуют в процедуре, тренажеры обеспечивают менее стрессовую и более удобную среду как для жителей, так и для тренеров11.

Выполнение процедуры сначала в симуляторе, а затем у реальных пациентов может быть более подходящим с этической точки зрения. Это внушает студенту уверенность в себе, прежде чем работать на реальных пациентов и помогает предотвратить некоторые из потенциальных медицинских правовых проблем. В каком-то смысле, тренажер обучение идеально подходит для врачей, чтобы стимулировать доверие хирурга перед реальными хирургическими процедурами и предотвратить возможные осложнения11.

Виссе и др. [15]они провели перспективное когортное исследование, где сравнительный анализ с использованием парного т-теста продемонстрировал значительное повышение эффективности по отношению к хирургии катаракты в действительности после завершения тренировки катаракты в тренажере (р = 0,005). Кроме того, они обнаружили существенную корреляцию между общими задачами по завершению тренировки по катаракте и самоиффективой, забитой после работы с тренажером (p = 0,038). Мотивация по отношению к симулятору оставалась стабильной с течением времени и, как представляется, не зависит от симулятора или реальной жизни производительности.

Были найдены доказательства того, что производительность в симуляторе коррелирует с самоэффективностью жителей, забитой после тренировки тренажера, поддерживая теорию о том, что самоэффективость определяется предыдущим выступлением, и это казалось, для авторов, обратно связанным с легкостью выполнения задачи: выполнение больших усилий приводит к большему удовлетворению и большей воспринимаемой самоэффективности по отношению к этой конкретной задаче12.

Томсен и др. [16] сделал исследование, чтобы разграничить корреляцию между производительностью хирургии катаракты между виртуальной реальности симулятор и реальной хирургии с использованием двух объективных инструментов оценки с доказательствами достоверности.

В исследование были включены хирурги катаракты с разным уровнем опыта. Все участники выполнили и записали три стандартные операции по удалению катаракты, прежде чем завершить тест на знание виртуальной реальности EyeSi. Стандартные операции по удалению катаракты были определены как: (1) операция, проведенная под местной анестезией, (2) возраст пациента> 60 лет и (3) острота зрения> 1/60 предоперационной.

Оценка отслеживания движения была рассчитана путем умножения средней длины курса и среднего числа движений трех фактических хирургических видео полных процедур. Тест EyeSi состоял из пяти абстрактных модулей и двух процедурных модулей: внутрикапсулярной навигации, антитреморной подготовки, внутрикапсулярной подготовки тремора, тренировки типсов, двухманентной подготовки, капсулоррекса и факоэмулификации, разделяй и властвуй. Было зачислено 11 хирургов. После назначенного периода разминки, тест на знание в симуляторе EyeSi был сильно коррелирован с производительностью в режиме реального времени, измеренной программным обеспечением отслеживания движения катаракты с коэффициентом корреляции Пирсона -0,70 (p = 0,017)13.

Производительность в симуляторе EyeSi значительно и сильно коррелирует с фактической хирургической производительности, однако, рекомендуется, чтобы оценки производительности были сделаны с использованием различных источников данных.

В следующем году, Томсен и др. [17] оценивали хирургов с уровнем физической подготовки и переменным хирургическим опытом. Выборка состояла из 18 участников, которые проводили хирургическое обучение катаракте в симуляторе виртуальной реальности (EyeSi) до тех пор, пока не был одобрен тест на основе знаний. Основным результатом были технические характеристики, измеренные по objetive структурированной оценки катаракты хирургических навыков (OSACSS) шкалы оценки. Шкала классификации состоит из конкретных задач и глобальных индексов, которые классифицируются от 1 балла “неадекватные показатели” до 5 пунктов “хорошо выполнены”. Таким образом, оценка технических характеристик включала 13 конкретных пунктов задач, которые были классифицированы по первоначальной 5-очковой шкале классификации.

Результаты этого исследования показывают, что обучение виртуальной реальности на основе знаний может улучшить хирургические показатели не только начинающих хирургов, но и хирургов на промежуточном уровне. Вывод, который можно сделать, заключается в том, что совершенствование технических навыков переносясь из смоделированной конфигурации в операционную14.

Согласно исследованию Chung [18]et al. приобретение ловкости и обучение хирургическим навыкам вне операционной является растущей темой в области образования жителей. Было показано, что привычка играть в видеоигры улучшает моторику и координацию движений в тестах ловкости рук. Хотя индивидуальные исследования влияния видеоигр на навыки хирургического моделирования были спорными, несколько обзоров показывают, что акт игры в еженедельные видеоигры приносит пользу обучению хирурга, улучшает хирургическое время и уменьшает количество ошибок в лапароскопических тренажерах.

Таким образом, исследование направлено на определение влияния мелкой двигательной активности и не доминирующей подготовки на руках на катаракту хирургического тренажера (Eyesi) производительность в перспективных контролируемых исследований в Университете Айовы и по делам ветеранов системы здравоохранения, Айова-Сити, штат Айова, США. Метод состоял из заполнения анкеты студентами-медиками и оценки микрохирургической ловкости на базовом уровне с использованием трех задач хирургического симулятора: навигация, типсы и ловкость обеими руками15.

Участники были рандомизированы в группу контроля или вмешательства, которая состояла из письма, завершения лабиринта, еды и чистки зубов один раз в день с не доминирующей рукой. Они вернулись через 4 недели после первоначальной оценки для теста на последующее тестирование тренажера. Результаты подтвердили, что обычные игроки в видеоигры имели более высокие баллы, чем неиспытные в навигации (P= 0.021)  и двухмануальные задания (P= 0 .089)15.

Все участники показали статистически значимые улучшения во всех 3 последующих заданиях после одной первоначальной оценки в хирургическом симуляторе (навигация: P < 0.004; типс: P <0.001; bimanual: P < 0.004). Не доминирующие тренировки рук с ежедневной деятельностью не показали статистически значимых различий для доминирующих рук или не доминирующих рук. Группа вмешательства (n = 17) имела тенденцию к большему улучшению, чем контрольная группа (n = 16) в навигации (14,78 против 7,06; P = 0,445) и бимануальных задачах (15,2 против 6,0; P = 0,324) в следующих случаях: вверх (CHUNG et al., 2017).

Авторы пришли к выводу, что обычная видеоигра улучшает справочную микрохирургическую производительность, измеряемую в хирургическом симуляторе. Производительность моделирования значительно улучшилась в группе вмешательства и в контрольной группе после одного (01) сеанса в симуляторе. Хотя это и не является статистически значимым, обучение не доминирующей стороны с повседневной деятельности показали тенденцию к улучшению навигации и ambidextrous производительности15.

Лэндис и др[19]. цель исследования воздействия обучения резидентов с помощью хирургического тренажера катаракты при восприятии пациентами участия резидента в хирургии катаракты и выявления характеристик пациента, связанных с готовностью выполнить операцию по удалению катаракты, выполняемую жителями.

Анонимный опрос 26 вопросов был распространен среди 430 последовательных пациентов в Херши центр Пенсильвании, штат США. Исследование включало демографическую информацию, вопросы, оценивающие готовность иметь резидента, участвуют в хирургии катаракты, а также вопросы оценки роли жителей в уходе за пациентами. Пациенты были случайным образом распределены по одной из двух групп. Пациенты, назначенные в первую группу, смотрели короткое видео, объясняя роль хирургического тренажера в обучении жителей, а затем попросили завершить исследование. Пациентам, назначенным во второй группе, было предложено завершить исследование, не наблюдая за видео. Стандартный t-тест использовался для сравнения демографических данных. Причины возможностей (О.Р.[odds ratio]) были использованы для сравнения ответов между двумя группами16.

Четыреста десять пациентов (95,3%) завершили исследование, в том числе 203 пациентов в группе 1 и 207 пациентов второй группы. По сравнению с пациентами из группы 2, пациенты в группе 1 были в два раза чаще, чтобы выразить готовность для резидентов, чтобы выполнить их хирургии катаракты (О.R. 2,02; p <0,001). У всех пациентов, мужчины были более склонны, чем женщины, чтобы выразить готовность для резидентов для выполнения их хирургии катаракты (O.R. 1,65; p = 0,0065). В целом, 25% пациентов выразили готовность разрешить резиденту выполнять свои операции по удалению катаракты, и этот процент увеличился до 54%, если пациентам сказали, что опытный хирург катаракты контролирует резидентов. Девяносто пять процентов пациентов считают, что они должны быть проинформированы заранее, если операция по удалению катаракты должна была быть выполнена resident16.

Пациенты были более склонны выражать готовность разрешить резиденту выполнять свои операции катаракты после просмотра видео объясняя роль хирургического тренажера в подготовке жителей для хирургии катаракты. Полный процесс информированного согласия, включая информацию о наблюдении за хирургией катаракты, выполняемую жителями, и краткое видео с подробным описанием подготовки жителей с помощью хирургического тренажера, может повысить готовность пациента разрешить жителям участвовать в хирургии катаракты16.

Сикдер и др.[20] В своем обзоре литературы они отмечают, что виртуальные тренажеры были широко реализованы в медицинской и хирургической подготовки, в том числе офтальмологии. Растущее число статей, опубликованных в этой области, требует пересмотра имеющихся результатов для оценки современных технологий и изучения будущих возможностей.

Они провели поиск в PubMed и проанализировали в общей сложности 10 статей. Виртуальные тренажеры показали действительность конструкции во многих модулях, успешно дифференцировать уровни пользовательского опыта во время смоделированной хирургии факоэмулизации. Тренажеры также показали улучшение лабораторных характеристик. Внедрение тренажеров в резиденции подготовки было связано со снижением осложнений хирургии катаракты17.

Авторы пришли к выводу, что симуляторы виртуальной реальности являются эффективным инструментом оценки производительности и дифференциации уровня мастерства студентов/резидентов. Кроме того, они могут быть полезны в улучшении хирургических способностей и исходов пациентов в хирургии катаракты. Будущие возможности включают в себя использование технических улучшений в тренажерах для образования и исследований17.

Цель исследования Lam, Sundaraj e Sulaiman[21] состояла в том, чтобы проверить возможности симуляторов виртуальной реальности в применении обучения хирургии катаракты путем факоэмулирования. Обзор включал научные публикации на тренажерах хирургии катаракты, которые были разработаны различными группами исследователей, наряду с коммерциализированными хирургическими учебными продуктами, такими как EYESI® и PhacoVision®.

Обзор включал моделирование основных хирургических процедур катаракты, то есть разрез роговицы, капсулоррекс, фасцикуляцию и имплантацию внутриглазных линз в нескольких симуляторах хирургии виртуальной реальности. Ponic реализм и визуальный реализм процедур являются основными элементами, чтобы имитировать фактическую хирургическую среду. Участие офтальмологии в исследованиях виртуальной реальности с начала 1990-х годов оказывает большое влияние на разработку хирургических тренажеров18.

Они пришли к выводу, что большинство из последних систем подготовки хирургии катаракты способны предложить высокую точность в визуальной обратной связи и naptical обратной связи, но визуальный реализм, такие как вращательное движение глазного яблока с ответом на силу, применяемые хирургическими инструментами, по-прежнему отсутствует в некоторых из них. Оценка хирургических заданий, выполняемых на тренажерах, показала существенную разницу в производительности до и после тренировки18.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ

Доказательные программы обучения виртуальной реальности (VR) были успешно использованы для обучения начинающих хирургов в других областях хирургии. Некоторые небольшие офтальмологические исследования установили конструкцию действительность для ограниченного числа задач в симуляторе VR, сравнивая в первую очередь новичков с опытными хирургами.

Наше исследование ясно, что обучение полезно в улучшении остроты и аналогичные результаты были зарегистрированы как для более опытных людей в офтальмологии и жителей. Быстрое обучение также является общим для других хирургических задач симулятор. Тренировка симулятора оказалась полезной в ранних клинических характеристиках в других медицинских областях, таких как колоноскопия и лапароскопическая хирургия.

Seymour и др. (2002) показал, что повреждения тканей, такие как травмы и ожоги, в пять раз чаще происходят в неподготовленной группе по сравнению с группой, обученной Р.В. В двух изученных модулях студенты научились более эффективно и осторожно относиться к инструменту в глазах модели. Тренажер, таким образом, имеет потенциал, чтобы быть частью первоначальной подготовки новых хирургов катаракты.

Применение VR-симуляторов не является совершенно новой технологией, но его применение в области хирургии катаракты путем факоэмулирования для виртуальной хирургической подготовки и оценки все еще находится на начальном этапе. Результаты экспериментальных исследований, представленных в данном обзоре литературы, показывают, что VR-симуляторы имеют потенциал и способность применяться в качестве жизнеспособного инструмента оценки квалификации в четырех основных полных процедурах хирургии катаракты путем факоэмулирования.

Авторы, сравнивая тренажеры, обнаружили, например, что производительность тренажера Eyesi в значительной степени коррелирует с хирургическим исполнением катаракты в реальности. Это говорит о том, что более значительное использование VR-симуляторов при оценке хирургической компетентности может быть оправдано. Кроме того, это указывает на то, что тренажер Eyesi может быть ценным инструментом для оценки хирургической компетентности.

ССЫЛКИ

BERGQVIST, Joel et al. Establishment of a validated training programme on the E yesi cataract simulator. A prospective randomized study. Acta ophthalmologica, v. 92, n. 7, p. 629-634, 2014.

CHUNG, Anthony T. et al. Effect of fine-motor-skill activities on surgical simulator performance. Journal of Cataract & Refractive Surgery, v. 43, n. 7, p. 915-922, 2017.

DAWSON, Steven. Perspectives on performance assessment in medical simulation. the surgeon, v. 9, p. S21-S22, 2011.

FEUDNER, Elisabeth M. et al. Virtual reality training improves wet-lab performance of capsulorhexis: results of a randomized, controlled study. Graefe’s Archive for Clinical and Experimental Ophthalmology, v. 247, n. 7, p. 955, 2009.

GRANTCHAROV, Teodor P.; FUNCH-JENSEN, Peter. Can everyone achieve proficiency with the laparoscopic technique? Learning curve patterns in technical skills acquisition. The American Journal of Surgery, v. 197, n. 4, p. 447-449, 2009.

HOSLER, Matthew R. et al. Impact of resident participation in cataract surgery on operative time and cost. Ophthalmology, v. 119, n. 1, p. 95-98, 2012.

LAM, Chee Kiang; SUNDARAJ, Kenneth; SULAIMAN, Mohd Nazri. A systematic review of phacoemulsification cataract surgery in virtual reality simulators. Medicina (Kaunas, Lithuania), v. 49, n. 1, p. 1-8, 2013.

LANDIS, Zachary C. et al. Impact of Surgical Simulator Training on Patients’ Perceptions of Resident Involvement in Cataract Surgery. Investigative Ophthalmology & Visual Science, v. 56, n. 7, p. 130-130, 2015.

LE, Tran DB; ADATIA, Feisal A.; LAM, Wai-Ching. Virtual reality ophthalmic surgical simulation as a feasible training and assessment tool: results of a multicentre study. Canadian Journal of Ophthalmology/Journal Canadien d’Ophtalmologie, v. 46, n. 1, p. 56-60, 2011.

LEE, Jiahn-Shing et al. A different approach to assess resident phacoemulsification learning curve: analysis of both completion and complication rates. Eye, v. 23, n. 3, p. 683, 2009.

LIMBURG, Hans; SILVA, Juan C.; FOSTER, Allen. Cataract in Latin America: findings from nine recent surveys. Revista Panamericana de Salud Pública, v. 25, p. 449-455, 2009.

NG, Danny Siu-Chun et al. impact of virtual reality simulation on learning barriers of phacoemulsification perceived by residents. Clinical Ophthalmology (Auckland, NZ), v. 12, p. 885, 2018.

OFLAZ, Ayşe Bozkurt; KÖKTEKIR, Bengü Ekinci; OKUDAN, Süleyman. Does Cataract Surgery Simulation Correlate with Real-life Experience? Turkish journal of ophthalmology, v. 48, n. 3, p. 122, 2018.

PAHO. PAN AMERICAN HEALTH ORGANIZATION. Health in the Americas: 2012 edition. Regional outlook and country profiles. Washington: PAHO, 2012. Disponível em: www.paho.org/hq/index.php?option=com_content&view=article&id=9774:2014-53rd-directing-council&Itemid=40507&lang=en#official

POKROY, Russell et al. Impact of simulator training on resident cataract surgery. Graefe’s Archive for Clinical and Experimental Ophthalmology, v. 251, n. 3, p. 777-781, 2013.

SACHDEVA, Reecha; TRABOULSI, Elias I. Performance of patients with deficient stereoacuity on the EYESi microsurgical simulator. American journal of ophthalmology, v. 151, n. 3, p. 427-433. e1, 2011.

SADIDEEN, Hazim et al. Surgical experts: born or made?. International Journal of Surgery, v. 11, n. 9, p. 773-778, 2013.

SALEH, G. M. et al. The development of a virtual reality training programme for ophthalmology: repeatability and reproducibility (part of the International Forum for Ophthalmic Simulation Studies). Eye, v. 27, n. 11, p. 1269, 2013.

SELVANDER, Madeleine; ÅSMAN, Peter. Ready for OR or not? Human reader supplements Eyesi scoring in cataract surgical skills assessment. Clinical ophthalmology (Auckland, NZ), v. 7, p. 1973, 2013.

SEYMOUR, Neal E. et al. Virtual reality training improves operating room performance: results of a randomized, double-blinded study. Annals of surgery, v. 236, n. 4, p. 458, 2002.

SIKDER, Shameema et al. Surgical simulators in cataract surgery training. British Journal of Ophthalmology, v. 98, n. 2, p. 154-158, 2014.

STAROPOLI, Patrick C. et al. Surgical simulation training reduces intraoperative cataract surgery complications among residents. Simulation in Healthcare, v. 13, n. 1, p. 11-15, 2018.

TECLE, Najib et al. Enhancing Microsurgical Skills Through Deliberate Practice. World Neurosurgery. 2018.

THOMSEN, Ann Sofia Skou Skou et al. Investigating inter-procedural transfer of surgical skills using virtual-reality simulation. Investigative Ophthalmology & Visual Science, v. 57, n. 12, p. 5827-5827, 2016.

THOMSEN, Ann Sofia Skou et al. Operating room performance improves after proficiency-based virtual reality cataract surgery training. Ophthalmology, v. 124, n. 4, p. 524-531, 2017.

WANG, Wei et al. Cataract surgical rate and socioeconomics: a global study. Investigative ophthalmology & visual science, v. 57, n. 14, p. 5872-5881, 2016.

WHO – WORLD HEALTH ORGANIZATION. Universal eye health: a global action plan 2014-2019. 2013.

WISSE, Robert PL et al. The Eyesi simulator in training ophthalmology residents: results of a pilot study on self-efficacy, motivation and performance. BMJ Simulation and Technology Enhanced Learning, v. 3, n. 3, p. 111-115, 2017.

ПРИЛОЖЕНИЕ – ССЫЛКИ С СНОСАМИ

4. KHALIFA, Yousuf M. et al. Virtual reality in ophthalmology training. Survey of ophthalmology, v. 51, n. 3, p. 259-273, 2006.

5. WHO – WORLD HEALTH ORGANIZATION. Universal eye health: a global action plan 2014-2019. 2013.

6. PAHO. PAN AMERICAN HEALTH ORGANIZATION. Health in the Americas: 2012 edition. Regional outlook and country profiles. Washington: PAHO, 2012.

7. LIMBURG, Hans; SILVA, Juan C.; FOSTER, Allen. Cataract in Latin America: findings from nine recent surveys. Revista Panamericana de Salud Pública, v. 25, p. 449-455, 2009.

8. WANG, Wei et al. Cataract surgical rate and socioeconomics: a global study. Investigative ophthalmology & visual science, v. 57, n. 14, p. 5872-5881, 2016.

9. SADIDEEN, Hazim et al. Surgical experts: born or made?. International Journal of Surgery, v. 11, n. 9, p. 773-778, 2013.

10. TECLE, Najib et al. Enhancing Microsurgical Skills Through Deliberate Practice. World Neurosurgery. 2018.

11. BERGQVIST, Joel et al. Establishment of a validated training programme on the E yesi cataract simulator. A prospective randomized study. Acta ophthalmologica, v. 92, n. 7, p. 629-634, 2014.

12. NG, Danny Siu-Chun et al. impact of virtual reality simulation on learning barriers of phacoemulsification perceived by residents. Clinical Ophthalmology (Auckland, NZ), v. 12, p. 885, 2018.

13. STAROPOLI, Patrick C. et al. Surgical simulation training reduces intraoperative cataract surgery complications among residents. Simulation in Healthcare, v. 13, n. 1, p. 11-15, 2018.

14. OFLAZ, Ayşe Bozkurt; KÖKTEKIR, Bengü Ekinci; OKUDAN, Süleyman. Does Cataract Surgery Simulation Correlate with Real-life Experience? Turkish journal of ophthalmology, v. 48, n. 3, p. 122, 2018.

15. WISSE, Robert PL et al. The Eyesi simulator in training ophthalmology residents: results of a pilot study on self-efficacy, motivation and performance. BMJ Simulation and Technology Enhanced Learning, v. 3, n. 3, p. 111-115, 2017.

16. THOMSEN, Ann Sofia Skou Skou et al. Investigating inter-procedural transfer of surgical skills using virtual-reality simulation. Investigative Ophthalmology & Visual Science, v. 57, n. 12, p. 5827-5827, 2016.

17. THOMSEN, Ann Sofia Skou et al. Operating room performance improves after proficiency-based virtual reality cataract surgery training. Ophthalmology, v. 124, n. 4, p. 524-531, 2017.

18. CHUNG, Anthony T. et al. Effect of fine-motor-skill activities on surgical simulator performance. Journal of Cataract & Refractive Surgery, v. 43, n. 7, p. 915-922, 2017.

19. LANDIS, Zachary C. et al. Impact of Surgical Simulator Training on Patients’ Perceptions of Resident Involvement in Cataract Surgery. Investigative Ophthalmology & Visual Science, v. 56, n. 7, p. 130-130, 2015.

20. SIKDER, Shameema et al. Surgical simulators in cataract surgery training. British Journal of Ophthalmology, v. 98, n. 2, p. 154-158, 2014.

21. ЛАМ, Чи Кианг; СУНДАРАДЖ, Кеннет; СУЛЕЙМАН, Назри Мохд. Систематический обзор операции по удалению катаракты в симуляторах виртуальной реальности. Медицина (Каунас, Литва), ст. 49, стр. 1, стр. 1-8, 2013.

[1] Врач общей практики окончил UNIMES – Столичный университет Сантоса, город Сантос / СП. Адвокат и бакалавр права из CESUR – Центр высшего образования Рондонеполиса, город Рондонополис / MT. Последипломное образование в области трудового процессуального права в UGF – Университет Гама-Филью, город Рио-де-

[2] Физиотерапевт окончил PUC-GO – Папский католический университет Гойаса, город Гойнья/GO. Академик 6-го курса медицинского курса UNIMES – Столичный университет Сантоса, город Сантос/ SP.

[3] Ветеринарный врач окончил УфМТ и магистратуру Федерального университета Мату-Гросу, город Куябе/МТ. Академик 3-го курса медицинского курса ФАМП – Колледж Морганы Потрих, город Минейрос / GO.

Отправлено: январь 2020 года.

Утверждено: январь 2020 года.

5/5 - (12 голосов)

Leave a Reply

Your email address will not be published.

DOWNLOAD PDF
RC: 74043
POXA QUE TRISTE!😥

Este Artigo ainda não possui registro DOI, sem ele não podemos calcular as Citações!

Solicitar Registro DOI
Pesquisar por categoria…
Este anúncio ajuda a manter a Educação gratuita
WeCreativez WhatsApp Support
Temos uma equipe de suporte avançado. Entre em contato conosco!
👋 Здравствуйте, Нужна помощь в отправке научной статьи?