Доступ к правосудию как основное право человека: многократное и восстановительное правосудие

0
1
DOI: ESTE ARTIGO AINDA NÃO POSSUI DOI SOLICITAR AGORA!
PDF

ОРИГИНАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

BARBOSA, André Luciano [1], MATSUSHITA, Thiago Lopes [2]

BARBOSA, André Luciano. MATSUSHITA, Thiago Lopes. Доступ к правосудию как основное право человека: многократное и восстановительное правосудие. Revista Científica Multidisciplinar Núcleo do Conhecimento. Год 06, эд. 08, Vol. 05, с. 36-50. Август 2021 года. ISSN: 2448-0959, Ссылка доступа: https://www.nucleodoconhecimento.com.br/закон/многократное-и-восстановительное ‎

СВОДКА

В качестве центральной оси настоящей статьи имеется вопрос о согласительной процедуре и реституционном правосудии в качестве соответствующих методов доступа к правосудию, с этой целью она будет развивать тему многопортового правосудия в ее широком смысле. Его главный вопрос заключается в том, чтобы ответить, что может быть улучшено в структурном, процедурном и гуманитарном аспектах с целью расширения его практического воздействия. Первоначально идея судебной власти как единственного омбудсмена между сторонами демистифицирована. Затем будут отработаны методы согласительной процедуры, посредничества, арбитража и реституционного правосудия, в том числе и последнего. Эти методы переводят основные права человека в той мере, в какой они расширяют доступ к правосудию в его широком смысле, т.е. к правосудию, которое выходит за пределы судебной системы. Методология, используемая в построениях и отражениях данной статьи, является библиографической, объяснительной и описательной, с исследованиями в книгах в специализированной правовой области, не отказываясь от индуктивных и дедуктивных методов. Наконец, были представлены выводы о необходимости практического расширения рассматриваемых институтов, расширения тематики, которые могут быть рассмотрены ими, и, главным образом, предоставления места сторонам, подлинным субъектам конфликта, с тем чтобы они искали с помощью различных методов, подходящих для разрешения споров, наилучший способ выхода из тупика.

Ключевые слова: основные права, доступ к правосудию, надлежащие методы, реституционное правосудие.

1. ВСТУПЛЕНИЕ

На протяжении всей этой статьи тема альтернативных (адекватных) методов урегулирования конфликтов будет развиваться и углубляться не только в правовом аспекте, но и, главным образом, в психологических вопросах, связанных с этим новым движением доступа к правосудию, подчеркивая, что доступ к правосудию является основополагающим правом человека, как это предусмотрено в Федеральной конституции (BRASIL, 1988). Тема чрезвычайно актуальна ввиду сложной управленческой ситуации судебной власти с точки зрения бюджета, структуры, человека и, в конечном счете, качества услуг, которые предоставляются юрисдикции, как видно из журнала Национального совета юстиции под названием «Правосудие в цифрах» 2020.

Центральной осью данной статьи является соответствующие методы разрешения конфликтов (примирение, посредничество и арбитраж), а также реституционное правосудие. В этой точке настройки будет дан ответ на вопрос о том, что может быть улучшено в структурных, процедурных и гуманитарных аспектах, с целью расширения его практического воздействия. Фундаментальная методология, используемая в построениях и размышлениях данной статьи, является библиографической, объяснительной и описательной, с обширными исследованиями в книгах в специализированной правовой области, не отказываясь от индуктивного и дедуктивного методов.

Провал структуры выявляет необходимость поиска новых практик для разрешения человеческих конфликтов всех природ. Поскольку мы слышали о человеческом существовании, известно о возникновении конфликтов, что варьируется, так это то, как человек справляется с ним. Судебная власть — это лишь способ отказаться от «службы правосудия», однако есть несколько других, которые могут быть использованы не только в рамках декомпрессии судебной системы, но и, что не менее важно, для тех, кто в ней участвует.

Прежде всего, следует подчеркнуть, что правосудие – понятие относительное, с непоследовательным смыслом, подходящее по словам Kelsen (2001, с. 25), в его книге «O que é Justiça?»:

Я начал это эссе с вопроса: что такое справедливость? Теперь, в конце концов, я полностью осознаю, что я не ответил на него. В мою пользу, как оправдание, тот факт, что я нахожусь в этом направлении в большой компании. Было бы более чем самонадеянно заставлять моих читателей верить, что я достигну того, чего потерпели неудача величайшие мыслители. На самом деле, я не знаю и не могу сказать, что такое справедливость, абсолютная справедливость, эта прекрасная мечта человечества. Я должен удовлетворить себя относительной справедливостью, и я могу только заявить, что справедливость значит для меня: поскольку наука — это моя профессия и, следовательно, самое важное в моей жизни, то это та справедливость, под защитой которой наука может процветать, а рядом с ней истина и искренность. Это справедливость свободы, мира, демократии, терпимости. (наш грифон)

Правосудие как исключительный продукт судебной власти должно быть демистифицировано из народного воображения, средств массовой информации, учебных программ юридической школы и т. Д. Такие выражения, как «Дворец правосудия», «Суд», «Национальный совет правосудия», «Достоинство правосудия», среди бесчисленного множества других, являются полностью символическими и ошибочными. В Гражданском процессуальном кодексе, опубликованном в 2015 году, с помощью простого инструмента поиска от «Google» можно заметить, что слово «правосудие» используется 171 раз, что не раскрывает лучшую технику, по словам Kelsen (2001), просто приведу еще один пример. Правосудие – это психологический комфорт, который может быть достигнут различными правовыми и неправовыми инструментами и уж точно не только при строгом применении правовой нормы, последняя, как известно, подвержена многочисленным возможным толкованиям в самых разнообразных судебных инстанциях. (CAPPELLETTI; GARTH, 1988)

С другой стороны, с другой стороны, следует подчеркнуть, важное обновление номенклатуры, которое заслуживает того, чтобы на это было указано. Вместо того, чтобы называть урегулирование конфликтов «альтернативными» методами, преобладает то, что наиболее подходящим техническим термином были бы «соответствующие» методы урегулирования конфликтов. Вопрос терминологии вращается вокруг возможности того, что слово «альтернатива» порождает понимание того, что судебный метод будет «лучшим» (неамелитарным – основным), а другой – только «альтернативным» (вторичным), что фактически не является тем, что имеется в виду, и такой вывод не отражается в эмпирической реальности. Кроме того, идет речь о Multiportas Justice, которая заключается в интеграции различных форм разрешения споров, как судебных, так и внесудебных. (BEDAQUE, 2011)

Наиболее известными подходящими методами разрешения конфликтов являются: примирение, медиация и арбитраж, они могут происходить как в середине судебного процесса, так и вне его (судебного или внесудебного). Все они, в большей или меньшей степени, имеют прямое правовое обеспечение. Искусство. 165/175 нового Гражданского процессуального кодекса, опубликованного в 2015 году, а также Закон No 13 140/15, предусматривают жесткое регулирование первых двух, в то время как последний, арбитраж, имеет правовое положение в Законе No 9 307/96, а также редкие положения в других законодательных актах, в том числе, также в вышеупомянутой кодификации.

Наконец, отмечается, что в Brasil (2015) Закон No 13,105, § 3 статьи 3 прямо определяет, что соответствующие методы разрешения конфликтов должны стимулироваться всеми процессуальными субъектами, своевременная транскрипция:

Судьи, адвокаты, государственные защитники и сотрудники прокуратуры должны поощрять примирение, посредничество и другие методы урегулирования конфликтов на оме условиях консенсуса, в том числе в ходе судебного процесса. (наш грифон)

Существует также, наряду с вышеупомянутым принятием закона, существуют также «другие методы» урегулирования споров, в дополнение к тем, которые прямо предусмотрены, и существует, среди прочего, реституционное правосудие, которое структурировано по нескольким человеческим и правовым аспектам, которые также будут подробно описаны в настоящем исследовании.

Это краткое, каким бы существенным введением оно ни было, оно идет в сердце, в котором будет рассмотрено основополагающее право человека на доступ к соответствующим методам урегулирования конфликтов, а также реституционное правосудие с его основными нюансами, с заключением, в конце.

2. ПОСРЕДНИЧЕСТВО, ПРИМИРЕНИЕ И АРБИТРАЖ – ДИАЛОГИ: ПОДХОДЫ, РАЗМЫШЛЕНИЯ И МЕТОДЫ

Соответствующие формы разрешения конфликтов включают психологические факторы, которые определяют их полное удовлетворение (FOUCAULT, 2013).

Основное различие между примирением и посредничеством заключается в роли, которую играет третий посредник. Посредник вмешивается в процессуальные отношения, управляя переговорами, предлагая предложения и указывая на преимущества и недостатки, чтобы достичь соглашения между сторонами, в то время как в посредничестве Посредник не влияет на людей для достижения сделки, просто через диалог устанавливает мосты общения между сторонами, чтобы помочь в выявлении общих интересов, с тем чтобы они могли самостоятельно построить решение проблемы посредством самосоставки (статьи 165, § 2 и 3º, NCPC). Правила (Закон nº 13,140/15 и NCPC, среди прочих) привносят принципы, обязательства, обязанности, гарантии, прерогативы и препятствия для тех, кто хочет посвятить себя примирению и посредничеству (BRASIL, 2015).

На полях этого технического различия необходимо признать, что на практике их можно спутать, приобретая особую актуальность структурных аспектов (физических) и техники, которая будет использоваться. Что касается первого аспекта, то рекомендуется, с тем чтобы примирительные договоры лучше проводились, чтобы физические пространства были просторными, гостеприимными, хорошо освещенными, круглыми столами и светлыми цветами в окружающей среде. Важно смотреть на архитектурную психологию, присутствуют в средах, то есть от отделки до здания, все важно для проведения договоров. Существует подлинный междисциплинарный диалог (BREITMAN; PORTO, 2001)

Существуют также наиболее признанные методы, в том числе: активное слушание, эмпатия, индивидуальные сессии, свобода выбора предложений, перефразирование (или реконтекстуализация), отсутствие спешки и резюме переговоров. Далее указывается на каждого из них, подкрепляя, что они действуют сообща, в сети и не являются взаимоисключающими, и, их успех, очень связан с практическим опытом посредника. На систематической основе для лучшего понимания представлены наиболее признанные из них (BREITMAN; PORTO, 2001):

а) Активное слушание: оно состоит в том, чтобы обращать внимание на то, что сообщают участники конфликта, в том числе с положительным выражением тела, отход от параллельных мыслей или прерываний, избегание оценочных суждений о внешних аспектах (одежда, язык, тон голоса, взгляд и т. Д.), При внимательном слушании есть больше шансов получить подобное обращение, которое увеличивает шансы на композицию.

b) Эмпатия: важно, чтобы во время распознавания рассказаемой ситуации посредник продемонстрировал чувствительность к поставленной вопросу, а не безразличие или минимизацию его. От простого столкновения транспортных средств до сложных случаев опеки над детьми необходимой предпосылкой становится принятие таких тупиков как «проблемы факта» для человека, даже если, очевидно, это не его собственное, с личной точки зрения, например: посредник не имеет детей или не передвигается по автотранспортным средствам.

c) Индивидуальные сессии: если во время сессии возникают постоянные взаимные перерывы, затрудняющие общение, понимание дела или предложение позитивных решений, следует рассмотреть возможность прослушивания участников отдельно, в разных местах и даже, при необходимости, в разное время. Понимая версии каждой из них, по отдельности, можно понять сложность спора более широко и подробно, и можно эффективно попытаться достичь решений.

d) свобода выбора предложений: качество соглашения должно взвешиваться теми, кто вовлечен в конфликт, а не посредником. Посредник должен понимать и уважать момент жизненного цикла каждого человека. Часто желание заключить соглашение проистекает из желания не возвращаться на Форум, пропускать день работы или момент досуга или даже снова видеть другую сторону, такие обстоятельства должны объективно соблюдаться. Конфликт, как правило, переносит объект, помещенный в файл. Должным образом информированный, следует уважать решение, найденное теми, кто участвует.

e) Перефразирование (или реконтекстуализация): его сфера применения заключается в исключении эмоционального бремени возможного размещения вовлеченных лиц. Обычно те, кто участвует в этом, резко решают правовую проблему, с которой сталкиваются, что может оскорбить друг друга, не внося эффективного вклада в выход из тупика. Термины курса должны быть поняты объективно и проанализированы с другой точки зрения (не субъективной).

f) общие интересы: посредник должен оттегиваться от общих интересов, существующих между заинтересованными лицами. В связи с этим, когда речь идет о алиментах, например, один хочет уменьшить их, а другой хочет их увеличить, возникает общий интерес к благополучию детей, и оттуда должны основываться аргументы для построения положительного решения.

g) Отсутствие спешки: это элементарная предпосылка, что слушания имеют достаточные интервалы для их проведения. Не может быть никакой спешки в поисках согласительной процедуры между сторонами, есть необходимое время для созревания предложений и размышлений тех, кто вовлечен в тупик. Стороны и адвокаты обычно находят себя в слушании очень напряженными, необходимо сломать эти барьеры (например, скрестив руки, «связанное лицо» и т. Д.). Часто простое предложение кофе или стакана воды, уже сводит к минимуму воинственность, и те, кто участвует, становятся более готовыми к конструктивным разговорам, что имеет основополагающее значение для поиска решения спора.

h) Резюме переговоров: в итоге происходит полное сокращение достигнутого, исключая то, что не является необходимым для дела, участвующие обязуются соблюдать то, что было согласовано, затем соглашение утверждается компетентным органом. Существует возможность заключения соглашений в различных сферах, таких как административная, судебная, внесудебная (Прокуратура, Прокуратура и т.д.).

Важно быть подготовленными специалистами для применения упомянутых методик не только в правовой сфере, то есть технических знаний применимого правового стандарта, но и в области психологии, то есть междисциплинарным профессионалом, устойчивым, готовым адаптироваться к тому, что было быстро размещено, действуя в истинном диалоге источников. Психология применяется от физического строительства сайтов до возможной подготовки тех, кто участвует в транзакционном решении, с важным последующим наблюдением. Все интенсивно общается. Закон – это только одна сторона динамики в данном случае, есть несколько других, которые необходимо соблюдать, действуя в сети, в постоянном конструктивистском диалоге.

Арбитраж, в свою очередь, обычный, затрагивает крупные экономические группы, он регулируется, в том числе, в основном Законом No9.307/96. В нем должны участвовать дееспособные агенты, обеспечивающие себя для разрешения споров об имеющихся правах собственности. Арбитраж может быть вехать и должен быть беззаконным или справедливым[3], как это было установлено между сторонами до или после спора. Закон No 13.129/15 прямо разрешает возможность арбитража в государственных органах. В применении арбитража в сфере потребительского и трудового правосудия всегда существовали большие споры, недавнее изменение в CLT (статья 507-Закона No 13.467/17) в отношении трудового правосудия и юриспруденции большинства признало институт в обеих областях[4] с учетом требований законодательства. Стороны в споре могут выбирать применимые нормы права при условии, что не нарушается добрые обычаи и общественный порядок (BRASIL, 1996. Закон No 9.307, статья 2, §1; BRASIL, 2017).

Кроме того, заинтересованные стороны могут согласиться с тем, что арбитражное разбирательство проводится на основе общих принципов права, обычаев и международных правил торговли. Существуют сотни арбитражных палат, со своими полками, конкретными издержками и расходами, что делает его важной нишей для элитной адвокатуры (ARBIPEDIA, s.d).

Отметим, что все соответствующие формы разрешения конфликтов включают психологические факторы, определяющие их предложение и решение, проверяющие истинность диалога дисциплин, не только юридических, но и из других отраслей. Соответствующие формы также являются определяющими для десудициализации, в поисках нового способа «отправления правосудия», гораздо более экономичного, разумного, практического и разрушительного, десудициализирующего противоречия, которые могут быть умиротворены в других социальных сферах.

3. РЕСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ

Восстановительное правосудие противоположно карательному правосудию или даже распределительному правосудию[5], типичным для западных моделей правосудия, в основном civil law. Leading case[6] произошел в городе Elmira, провинция Ontario, Канада, в 1974 году, когда двое молодых людей, которые после вынесения приговора осквернили 22 дома в своем районе, начали посещать повседневные дела этих семей. чтобы проверить / выяснить неудобства и последствия своих действий. Посещения стали возможными благодаря двум государственным служащим, которые, несмотря на некоторое сопротивление со стороны местного магистрата, в конечном итоге состоялись, что зафиксировано в записях (ZEHR, 2008).

Основное происхождение реституционного правосудия проистекает из колес, осуществляемых в общинах коренных народов, где урегулирование конфликтов осуществлялось путем восстановления мира между вовлеченными в них лицами. Ключевыми словами реституционного правосудия являются: любовь, принадлежность и равновесие, его основополагающими ценностями являются: встреча, возмещение, реинтеграция и интеграция. Реституционное правосудие практикуется в таких странах, как Канада, США, Великобритания и Новая Зеландия с 1970-х и 1980-х годов, приземлившись в Бразилии в 1990-х годах (GRECCO et al., 2014).

Философское течение (Paul-Michel Foucault, Friedrich Nietzsche и Bento Espinosa среди других) указывает на союз между восстановительным правосудием и практической философией, позволяя исследуть различные способы построения справедливого, как это происходит в человеческих отношениях. Таким образом, далеко за пределами практической методологии, отмеченной техникой, восстановительное правосудие представляет собой философское упражнение, которое приносит с собой расширение знаний об одном другом и о других, о боли и страданиях, вызванных встречей, и ее привязанностях; является приглашением к изобретению этического образа жизни, который противостоит ценностям гегемонистской культуры (GRECCO et al., 2014).

Психологическая основа была по веяния Eglash (1977, apud FABRIS; PERLIN, 2015), который на протяжении многих лет работал с заключенными в тюрьмах США, проводя широкое исследование падуального воздействия уголовного возмездия и его низкой практической эффективности. Статья под названием Beyond Restitution: Creative Restitution, опубликованная в сборнике:Restitution in Criminal Justice, рассматривается как психологическая основа реституционной темы.

В настоящее время нормативные основы реституционного правосудия содержатся в резолюции No 225/16 Национального совета юстиции и резолюции No 2002/2012 до резолюций No 26/1999 и 14/2000 Организации Объединенных Наций. Затем Постановление No 225/16 CNJ опубликовало Постановление No 300/2019, установив крайний срок в 180 дней для судов страны, чтобы представить в междуцарствие в 180 дней план реализации, распространения и расширения Восстановительного, учитывая сильное сопротивление, обнаруженное в некоторых судах.

Резолюция приносит важные концептуальные цели, применимые к реституционному правосудию, своевременную транскрипцию:

Искусства. 1º. Реституционное правосудие представляет собой упорядоченный и системный набор принципов, методов, приемов и собственных мероприятий, направленных на повышение осведомленности о реляционных, институциональных и социальных факторах, мотивировляющих конфликты и насилие, и посредством которых конфликты, порождающие ущерб, конкретный или абстрактный, решаются структурированным образом следующим образом:

I – необходимо участие обидчика, а, где таковое имеется, потерпевшего, а также их семей и других лиц, причастных к вредному факту, с присутствием представителей общины, прямо или косвенно затронутых фактом, и одного или нескольких восстановительных посредников;

II – восстановительная практика будет координироваться реституционными фасилитаторами, обученными самоскомпозиционным и консенсусным методам разрешения конфликтов, надлежащими реституционному правосудию, и может быть судебным служащим, государственным агентом, волонтером или назначенным партнерскими организациями;

III – восстановительная практика будет сосредоточена на удовлетворении потребностей всех участников, активной ответственности тех, кто прямо или косвенно способствовал возникновению вредного события, и расширении прав и возможностей сообщества, подчеркивая необходимость устранения ущерба и восстановления социальной ткани, разрушенной конфликтом, и его последствий для будущего.

Далее, он работает на принципах, которые являются инцидентами и узаконил просьбу о применении реституционного правосудия в прецедентном праве:

Искусства. 2. Это принципы, которыми руководствуется реституционноеправосудие: соответство, компенсация за ущерб, удовлетворение потребностей всех участников, неформальность, готовность, беспристрастность, участие, расширение прав и возможностей, консенсус, конфиденциальность, скорость и урбанистичность.

(…)

Искусства. 7º. Для целей судебного восстановительного лечения ситуаций, указанных в верхней части ст. 1 настоящего Постановления, процедуры и судебные разбирательства могут быть переданы на любой стадии их рассмотрения судьей, канцелярией или по просьбе прокуратуры, Государственного защитника, сторон, ее адвокатов и технических секторов психологии и социальной работы.

Один абзац. Полицейский орган может предложить в Подробном сроке или в отчете о расследовании дела передать конфликт в реституционную процедуру.

(наш грифон)

Идея состоит в том, чтобы устранить институциональную месть или даже так называемые демократически созданные институты для этой цели, восстановив этические и моральные связи между вовлеченными, потерянными из-за безудержного конфликта. В Бразилии есть несколько муниципалитетов, которые имеют законы, конкретно касаются реституционного правосудия, такие как муниципалитеты Barueri (Закон No 1.948/10), São José do Rio Preto (Закон No 12.977/18), Campinas (Закон No 15846/19), Santos (Закон No 3371/17) и другие.

Основной объект процессуального спора изменяется, то есть он направлен на разрешение эмоционального и материального ущерба, ставя агрессора и жертву лицом к лицу, чтобы как переоценить свое поведение, так и правду. Среди сторон в споре происходит спасение этики. Понятно, что привязанность и знание о другом могут привести к ситуации сопереживания с тем, что произошло, то есть становится оправданным с определенной точки зрения. Это типичный случай семейной кражи, когда агент вычитает что-то из другого мобильного, чтобы утолить свой непосредственный голод, часто признается нетипичность поведения в силу проверенных обстоятельств (GRECCO et al., 2014).

Фасилитатор, фундаментальная фигура в восстановительном круге, считается строителем новых контекстов, соуподвижником группы или команды на временной и временной основе, строителем возможностей самоорганизации группы на протяжении всего восстановительного процесса. Его позиция представляет собой переплетение эмоций, теоретических знаний и методологий, направленных на сотрудничество и создание синергии, способствующей появлению новых возможностей решений и отношений, имея в качестве основного направления гуманизацию отношений (BRASIL, 2016).

На этом этапе будет подробно рассказано немного больше о практике восстановительного круга. Есть объекты центра колеса или круга, обычно центр формируется совместно, то есть участники приносят предметы, которые они понимают относящимися к этому моменту. Как правило, Фасилитатор приносит план, представляющий общинное и коренное происхождение круга, а также литературу, книги, на восстановительную тему. Под центральными объектами помещается ковер или другой круглый объект, который «связывает» (соединяет) эти коллаборации. Центральные объекты также выступают в качестве убежища для глаз, так что участники не обязаны и постоянно смотрят друг на друга, если они не хотят или не преуспевают, по какой-либо причине. Существует также «talking stick», которая проходит через круг, возможность, где человек может выразить себя, а другой имеет возможность слушать. Общение является фундаментальным в кругах. Никто не обязан говорить, может просто передать эстафету. Бита может быть резиновым мячом или любым другим предметом, она представляет собой невидимую линию речи, которая формируется среди тех, кто участвует. (GRECCO et al., 2014).

Есть предкруг, сам круг и посткруг. В первом есть возможность применения реституционного правосудия, во втором — его эффективная практика, уже в третьем — оценка того, что было согласовано и что было эффективно достигнуто, в конечном итоге устанавливая новые руководящие принципы и цели, в случае неудачи. Закрытой формулы нет, это не ограничиваемый метод, а скорее диалоговое колесо с широкими возможностями кондитерских изделий (GRECCO et al., 2014).

В начале и конце кругов или колес есть возможность церемонии открытия и еще одного закрытия встречи. Нет заданного времени на работоспособность колес, хотя рекомендуется работать с параметрами, чтобы не было ненужного эмоционального напряжения тех, кто участвует. Как уже было сказано, декартовой метрики не существует, открытие или закрытие может быть от экуменической молитвы, коллективного объятия или простого селфи (GRECCO et al., 2014).

4. ДИАЛОГИ: ВОЗМОЖНОСТИ, ПРИМЕНИМОСТЬ И ПРЕДЕЛЫ СООТВЕТСТВУЮЩИХ МЕТОДОВ РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТЫ

Из всего, что было изучено до сих пор, существует широкое применение соответствующих (и уже не альтернативных) методов разрешения конфликтов в повседневной жизни современного общества. Методы привносят в мир права истинный диалог с различными областями знаний. Эти методы должны широко применяться в спорах, затрагивающих детство и молодежь, престарелых, женщин и уязвимые группы в целом.

Есть несколько ограничений для альтернативных методов разрешения конфликтов. Существует юридический предел, то есть есть случаи, когда закон прямо запрещает консенсуальное решение, как в случае, затрагивающем интересы несовершеннолетних (например, развод, усыновление и т. Д.), Среди многих других.

Существуют культурные барьеры. На данный момент есть соответствующее объяснение. Часто рядовой гражданин даже не осознает этих методов, об их эффективности и законности, предпочитая то, что говорит «судья», чему-то более безопасному. Существуют и экономические барьеры. Нередко процессуальные субъекты, включая адвоката и прокуратуру, стимулируют судебные разбирательства в судебной системе, поскольку она является безопасным источником дохода, демонстрируя «мужественность» в отстаивании интересов «клиента», что рассматривается «здравым смыслом» как нечто добродетельное.

Существуют также политические и корпоративные границы. Члены судебной власти рассматривают процесс и «право голоса» как прерогативу судебной власти, якобы беспристрастной и лучше подготовленной к разрешению спора. В эту коробку следует также поместить Parquet, капитана крайней законности, плодотворного в заключенных уязвимых группах, особенно молодых людей с низким доходом (чернокожих мужчин и женщин с низким доходом), структурно неграмотных и умственно отсталых. На практике мы видим, что судебная система перегружена работой, разрешая конфликты поверхностно и с низкой социальной эффективностью. Ранняя опека (или судебные запреты) становится основной целью требования, чтобы попытаться обеспечить защиту закона.

Для всего остального можно увидеть правовые, экономические, культурные, политические и корпоративные пределы. Такие барьеры должны быть преодолены посредством образования в области прав человека, которое должно сопровождать школьную, профессиональную и личную подготовку.

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как указывалось во введении, эта статья имеет в качестве своей центральной оси соответствующие методы урегулирования конфликтов (согласительная процедура, посредничество и арбитраж), а также реституционное правосудие. В этой точке настройки цель состояла в том, чтобы отреагировать на то, что может быть улучшено в структурном, процедурном и гуманитарном аспектах, с целью расширения его практических последствий.

Судебную систему необходимо перечитывать в свете соответствующих методов урегулирования конфликтов. Необходимо срочно перечитать управление его конечной деятельностью, то есть судебное положение. Какую услугу мы должны реально предоставлять населению? Нет никаких причин, по которым многочисленные конфликты с участием детей, подростков, семей, предприятий и т. Д. Обвиняются в судебном приказе, наложенном беспристрастной третьей стороной. Эффективного решения не существует, не в нескольких случаях, приговор exarada не удовлетворяет интересам ни одной из сторон. Есть многочисленные ресурсы, много эмоционального и финансового напряжения для достижения результата сомнительной технической и практической эффективности.

Необходимо освободить место для сторон, истинных акторов конфликта, с тем чтобы они искали с помощью различных альтернативных методов разрешения споров наилучший способ выхода из тупика. Нет никаких оснований для монополии правосудия, правосудие, как уже было сказано, является относительным понятием с непоследовательным смыслом. Крайне важно, чтобы судебный патернализм был заменен сетевым взаимодействием, когда это необходимо, отходя от фигуры судьи, который «ругает» стороны, адвокатов и т. д. либо во время требования, либо в конкретных актах, как на слушаниях, так и через демонстрации. Это цикл неустойчивого структурного институционального насилия, очень дорогого для государственной казны, без какой-либо практической и эмоционально иррациональной эффективности.

Во всем тексте было отмечено, что многопортовое правосудие предполагает несколько методов урегулирования конфликтов, выходящих за рамки методов, используемых судебными органами. В рамках судебной системы можно применять все из них до или во время процесса, но лучше всего было бы, чтобы судебная система использовалась только в конфликтах, в которых нет возможности достижения консенсуса между сторонами.

Фигуры Адвоката[7], Народного Защитника[8], Государственного Обвинителя[9] и Судьи[10], характеры интенсивного судебного процесса, исторически отмеченные постоянной борьбой и победой любой ценой, приобретают особую актуальность в этом новом «юридическом образовании» для Многопортового Правосудия в истинном диалоге источников. Мультипортальное правосудие может расти и развиваться только в том случае, если эти важные фигуры признают социальную значимость этих методов, оставляя в стороне корпоративные, политические и экономические интересы (например, договорные сборы, поддача, ad exitum и т.д.), которые часто диктуют динамику подачи судебного требования.

Реституционное правосудие представляет собой будущее динамики конфликта в поисках социального умиротворения и давно нависшой процессуальной скорости (ст. 5, LXXVIII, CF/88). Наконец, пропагандируется применение реституционного правосудия для конфликтов, затрагивающих сферу детства и юности, школьные тупики, кондоминиумы, корпоративные или неассоциативные, уголовные, где нет насилия и серьезной угрозы, и трудовые, а также в общественной сфере. Возможности бесконечны. Можно также усложнить реституционное судопроизводство в сочетании с традиционным процессом, поскольку зачастую перед правовой системой судебный или административный процесс недоступен, что само по себе является нонсенсом.

Широкий диалог между отраслями права и другими дисциплинами (психология, антропология и др.) она должна быть стимулированной и престижной, ища решения у тех, кто в ней участвует, а не у традиционной системы правосудия.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

ARBIPEDIA, Câmaras arbitrais: regulamentos, custas e listas de árbitros. s.d. Disponível em: <https://www.arbipedia.com/conteudo-exclusivo/camaras-arbitrais-brasileiras.html>.

BEDAQUE, J. R. dos S. Direito e processo. 6ª edição. São Paulo: Malheiros, 2011.

BRASIL. CONSTITUIÇÃO DA REPÚBLICA FEDERATIVA DO BRASIL DE 1988. Disponível em: <http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/constituicao/constituicaocompilado.htm>.

BRASIL. RESOLUÇÃO 225, DE 31 DE MAIO DE 2016. Disponível em: <https://atos.cnj.jus.br/files/resolucao_225_31052016_02062016161414.pdf>.

BRASIL. LEI Nº 13.467, DE 13 DE JULHO DE 2017. Disponível em: <http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/_ato2015-2018/2017/lei/l13467.htm>.

BRASIL. LEI Nº 13.105, DE 16 DE MARÇO DE 2015. Disponível em: <http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/_ato2015-2018/2015/lei/l13105.htm>.

BRASIL. LEI Nº 9.307, DE 23 DE SETEMBRO DE 1996. Disponível em: <http://www.planalto.gov.br/ccivil_03/leis/l9307.htm>.

BREITMAN, S.; PORTO, A. C. Mediação familiar: uma intervenção em busca da paz. Porto Alegre: Criação Humana. 2001.

CAPPELLETTI, M.; GARTH, B. Acesso à Justiça. Tradução de Ellen Gracie Northfleet. Editora: Fabris, Porto Alegre, 1988.

FABRIS, G. M.; PERLIN, E. J. Justiça Restaurativa e sua possível aplicabilidade no Brasil. 3° SIMPÓSIO, COOPEX. 2015. Disponível em: <https://www.fag.edu.br/uplo ad/contemporaneidade/anais/55954ab92e172.pdf>. Acesso em: 27/04/21.

FOUCAULT, M. A Verdade e as Formas Jurídicas. Rio de Janeiro: Nau, 2013.

GRECCO, A.; et al. Justiça Restaurativa em ação: práticas e reflexões. São Paulo: Dash, 2014.

KELSEN, H. O que é Justiça? a justiça, o direito e a política no espelho da ciência. Tradução: Luís Carlos Borges, 3ª edição. São Paulo: Martins Fontes, 2001.

ZEHR, H. Trocando as Lentes. São Paulo: Palas Athena, 2008.

ПРИЛОЖЕНИЕ – СПРАВОЧНАЯ СНОСКА

3. Однозначного значения термина равенство нет, значительная часть доктрины утверждает, что это применение справедливости в конкретном случае, другие – применение разумности и соразмерности в конкретном случае. Как видно, речь идет о замене общего термина двумя другими общими терминами без какого-либо объективного маяка для оператора стандарта.

4. REsp 659631/BA (Трудовое право) и REsp 1854483/GO (Потребительское право)

5. Эти концепции основаны на доктринах Платона и Аристотеля.

6. Случай с драйвером или справка.

7. Под адвокатами следует понимать государственных юристов (муниципальных, государственных, федеральных, частных (ОАВ), дательных и т.д.

8. Прокуратуру следует понимать в рамках всей Федеральной и Государственной прокуратуры с ее соответствующей иерархией.

9. Управление государственного защитника следует понимать в рамках всего Федерального и Государственного управления Государственного защитника с его соответствующей иерархией.

10. Под судьей следует понимать всю федеральную судебную систему и судебную систему штатов, включая судей, председателей и исправительные учреждения (CNJ и т.д.).

[1] Степень магистра права от PUC-SP, специалиста по административному праву от PUC-SP, специалиста по частному праву от Частное право от Школа магистратуры São Paulo, бакалавра права от PUC-SP.

[2] Доктор юридических наук. Советник.

Представлено: Июль 2021 года.

Утвержден: Aвгуст 2021 года.

DEIXE UMA RESPOSTA

Please enter your comment!
Please enter your name here